||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 мая 2002 г. N 41кпо02-25

 

14 мая 2002 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Степалина В.П.,

судей Климова А.Н. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по частному протесту государственного обвинителя на определение Ростовского областного суда от 17 декабря 2001 года, которым уголовное дело в отношении В., Д., Д.Л., М. направлено на дополнительное расследование.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения обвиняемого В., полагавшего определение оставить без изменения, заключение прокурора Сафонова Г.П., не поддержавшего протест, полагавшего определение оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В., Д., Д.Л. обвиняются в том, что ночью 31 октября 2000 года по предварительному сговору между собой совершили разбойное нападение на граждан Д.В. и Д.А. Реализуя умысел на убийство, Д.Л. стал наносить ножом и твердым предметом Д.А., которого удерживал В., удары в голову, причинив потерпевшему тяжкие телесные повреждения. Затем Д.Л. нанес Д.А. три удара ножом в область шеи и туловища, причинив колото-резаное ранение, относящееся к категории легких телесных повреждений, вызвавших кратковременное расстройство здоровья, а также колото-резаное ранение на передней поверхности груди и два ранения правой поясничной области, повлекшие тяжкий вред здоровью.

В это время Д., действуя согласованно с другими обвиняемыми, с целью убийства напал на Д.В., нанеся ей несколько ударов тяжелым предметом в область головы, причинив черепно-мозговую травму, вызвавшую вред здоровью средней тяжести. Затем он же нанес потерпевшей 6 ударов ножом в область спины и шеи, квалифицированные как легкий вред здоровью.

В результате указанных действий наступила смерть потерпевших. Завладев их имуществом на общую сумму 74 000 руб., обвиняемые подожгли дом потерпевших и с места преступления скрылись.

Кроме того, тем же обвиняемым предъявлено обвинение в хищении имущества, принадлежащего гр-ке Т., а В. и М. - в хищении имущества гр-на С. путем обмана и злоупотребления доверием.

Возвращая дело на дополнительное расследование, суд указал на необходимость изменения обвинения В., Д.Л. и Д. по эпизоду разбойного нападения и убийства Д.А. и Д.В. с учетом заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы, проведенной в процессе судебного разбирательства.

В частном протесте поставлен вопрос об отмене определения и направлении дела на новое рассмотрение. По мнению автора протеста, существенно новых обстоятельств наступления смерти потерпевших комиссионная судебно-медицинская экспертиза не установила, в связи с чем у суда нет препятствий для рассмотрения дела по существу.

В возражениях обвиняемые В. и Д. и Д.Л. не согласны с доводами протеста и просят протест оставить без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы протеста судебная коллегия находит определение законным и обоснованным.

Так, в обвинительных актах по настоящему делу указано, что в результате совместных действий В., Д. и Д.Л. были убиты Д.А. и Д.В. Смерть потерпевших наступила от черепно-мозговых травм и колото-резаных ранений с повреждением внутренних органов, вызвавших обильную кровопотерю.

Между тем, из заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы усматривается, что смерть потерпевших наступила от комбинированной травмы:

- черепно-мозговой травмы с ушибами головного мозга; глубоких колото-резаных ранений мягких тканей шеи и груди; возможных прижизненных термических ожогов и патогенных факторов пожара (в отношении потерпевшей Д.В.);

- от черепно-мозговой травмы с переломом костей черепа, ушибом головного мозга; колото-резаных ранений груди, поясничной области, шеи с повреждением органов грудной полости, забрюшинного пространства; возможного воздействия патогенных факторов пожара (в отношении Д.А.).

Причем, из заключения комиссионной экспертизы усматривается, что термические ожоги, обнаруженные на трупе Д.В., при их возможном прижизненном возникновении имеют морфологические признаки опасности для жизни, поэтому квалифицируются, как повлекшие тяжкий вред здоровью.

Вывод обвинения о том, что Д.В. погибла от ранений, в результате которых были повреждены внутренние органы, вызвавшие у нее обильную кровопотерю, не согласуется с объективными данными. По заключениям судебно-медицинских экспертиз обнаруженные на трупе Д.В. телесные повреждения, кроме термических ожогов, не являются опасными для жизни. Определить же величину кровопотери из обнаруженных у нее колото-резаных ранений не представилось возможным. Черепно-мозговая травма вызвала у нее кровоподтек на веках левого глаза, кровоизлияние в соединительные оболочки левого глаза, в мягких покровах свода черепа в левой теменной области, очаговые субарахноидальные кровоизлияния в лобной и теменной долях справа. Как уже было указано выше, перечисленные телесные повреждения не являлись опасными для жизни. Следовательно, они сами по себе не могли повлечь смерть Д.В.

При таких данных суд, исходя из заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы, в котором приведена иная версия причинения смерти Д.А. и Д.В., обоснованно направил дело на дополнительное расследование для правильного установления обстоятельств убийства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

определение Ростовского областного суда от 17 декабря 2001 года в отношении В., Д., Д.Л., М. оставить без изменения, частный протест - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"