||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2002 г. N 46-о02-15

 

Председательствующий: Калюжный Е.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Свиридова Ю.А., судей Яковлева В.К., Талдыкиной Т.Т. рассмотрела в судебном заседании от 13 мая 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Г., адвокатов Панфиловой В.А., Глушкова А.А., Тележинского В.С. и потерпевших С., С.Д. на приговор Самарского областного суда от 26 ноября 2001 года, которым

Б., <...>, судимый 7 февраля 2000 года по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев, -

осужден: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н" УК РФ на 20 лет лишения свободы;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и на основании ст. 70 УК РФ назначено 26 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а оставшегося срока в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

Г.Е., <...>, не судимая, -

осуждена: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 10 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с конфискацией имущества.

Б.Ю., <...>, не судимая, -

осуждена: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 8 лет лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 8 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать:

- с Б. в пользу потерпевших С. и С.Д. по 50.000 рублей компенсацию морального вреда:

- в пользу потерпевшего П.А. компенсацию морального вреда с Б. - 20.000 рублей, с Г.Е. - 20.000 рублей, с Б.Ю. - 10.000 рублей.

В приговоре судом разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., объяснения осужденной Г.Е., поддержавшей доводы своих жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. признан виновным в том, что 25 ноября 2000 года совершил разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших и в умышленном причинении смерти двум лицам: С.А. и М., сопряженном с разбоем, также в совершении 30 апреля 2001 года разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц на П. и умышленном причинении ему смерти, сопряженное с разбоем, неоднократно.

Г.Е. и Б.Ю. признаны виновными в умышленном причинении смерти группой лиц П., сопряженном с разбоем, также в разбойном нападении на потерпевшего с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Г. осужден за кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены 25 октября 2000 года и 30 апреля 2001 года в городе Самаре при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Б., Г., Б.Ю. и Г.Е. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

потерпевшие С. и С.Д. в своих жалобах просят приговор в отношении осужденного Г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылаются на то, что Г. был инициатором совершения преступления в отношении С.А. и ее убийстве, но суд неправильно квалифицировал его действия только как кража и назначил необоснованно мягкое наказание. Осужденный Б. не знал потерпевшую. После совершения преступления Г. хранил использованный при убийстве нож у Б.Ю., угрожая расправой требовал, чтобы она не сообщила о совершенном им преступлении;

- адвокат Глушков А.А., не оспаривая доказанность вины осужденного Б. в содеянном и квалификацию, просит о смягчении назначенного ему наказания и сокращении срока отбытия наказания в тюрьме, при этом ссылается на то, что в содеянном он раскаялся, способствовал следственным органам в раскрытии преступления, имеет на иждивении больную тетю, нуждающуюся в уходе;

- осужденный Г. просит приговор в части осуждения за кражу чужого имущества отменить и с учетом данных о его личности смягчить наказание до не связанного с лишением свободы. Указывает, что в квартиру потерпевшей не проникал, что подтвердил и осужденный Б.;

- адвокат Тележинский В.А. просит приговор в отношении осужденного Г. изменить, действия его переквалифицировать со ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. ст. 30 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ и смягчить наказание до не связанного с лишением свободы, при этом ссылается на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В основу приговора суд положил показания Б. на предварительном следствии, в которых он оговорил Г., которые не подтверждены другими доказательствами. Утверждает, что Г. имел умысел на совершение только кражи, в квартиру не заходил и что происходило там, не знает;

- осужденная Б.Ю. указывает, что осужденный Б. один напал на П., а она пыталась пресечь его действия и не совершала преступления. Утверждает, что в первоначальных показаниях она оговорила себя находясь в шоковом состоянии и в состоянии алкогольного опьянения. Просит учесть данные о ее личности, первую судимость и смягчить наказание;

- осужденная Г.Е. в своих жалобах просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что она не совершала нападения на потерпевшего П. и не убивала его, осужденные Б. и Б.Ю. оговорили ее. Указывает, что она материально была обеспечена, ни в чем не нуждалась и оснований для совершения преступления не имела;

- адвокат Панфилова В.А. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в отношении осужденной Г.Е. отменить, дело прекратить за недоказанностью вины в совершении преступлений, при этом ссылается на то, что суд положил в основу своего вывода о доказанности ее вины первоначальные показания Б. и Б.Ю. на предварительном следствии, в которых они оговорили ее. Утверждает, что Г.Е. не совершала разбойного нападения и не убивала П. Никаких оснований у нее для совершения преступления не было.

В возражениях потерпевшая С. указывает о несогласии с доводами кассационных жалоб осужденных Б. и Г., просит приговор оставить без изменения.

Осужденная Б.Ю. в своих возражениях указывает о несогласии с доводами жалобы Г.Е., просит оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных, защитников, потерпевших и возражений, судебная коллегия находит, что Б., Г., Б.Ю. и Г.Е. обоснованно осуждены за совершенные преступления.

Вывод суда о доказанности вины Б. в совершении разбойного нападения на С.А. и умышленном причинении смерти двум лицам: С.А. и М., сопряженное с разбоем, а Г. в краже чужого имущества по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, установлена материалами дела, в том числе показаниями самих осужденных Б., Г., также осужденной по этому же делу Б.Ю., потерпевших С. и С.Д., свидетелей З., Б.Е., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз о причине смерти потерпевших и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Осужденный Б. и его защитник не отрицают вину Б. в совершении разбойного нападения на С.А. и умышленном причинении им смерти потерпевшим С.А. и М., также не оспаривают они квалификацию.

С доводами жалоб потерпевших С. и С.Д. о том, что действия Г. судом неправильно квалифицированы как кража, а следовало квалифицировать его действия как разбойное нападение и приговор необходимо отменить, также с доводами самого осужденного Г. о необоснованном осуждении его за кражу и его защитника Тележинского В.А. о необходимости переквалификации действий Г. на ст. ст. 30 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, нельзя согласиться.

Из материалов дела видно и судом бесспорно установлено, что Г. и Б. договорились о совершении кражи чужого имущества из квартиры С.А. С этой целью они пришли на место преступления, но когда увидели, что С.А. находится в квартире, осужденный Б. один ворвался в квартиру и с целью завладения чужим имуществом напал на нее и, нанося удары ножом, убил ее и находившегося в этой же квартире М. Эти действия, как следует из материалов дела, не охватывались умыслом Г.

Уже после совершения убийства С.А. и М. осужденным Б., в эту квартиру незаконно проник Г. и совместно с Б. стал осматривать квартиру и реализуя умысел на хищение чужого имущества, совместно похитил имущество всего на сумму 2447 рублей, поэтому судом правильно квалифицированы действия его по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ как тайное похищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

К такому выводу суд пришел обоснованно, с учетом показаний свидетелей З., Б.Е., Б.А., из которых усматривается, что Г. не участвовал в причинении смерти потерпевшим и в совершении разбойного нападения. Эти показания не вызывали у суда сомнений, поскольку соответствуют они установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими исследованными судом доказательствами и не опровергнуты другими доказательствами.

Вина осужденного Б., Г.Е. и Б.Ю. в разбойном нападении на П. и умышленном причинении смерти ему, установлена тщательно исследованными материалами дела, подробно приведенными в приговоре.

Доводы жалоб о том, что Г.Е. и Б.Ю. не совершали разбойного нападения на П. и не убивали потерпевшего, как видно из материалов дела, проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Судом бесспорно установлено и из материалов дела следует, что 30 апреля 2001 года Б., Б.Ю. и Г.Е., находясь в кафе ООО "Мадера" вступили в сговор на разбойное нападение на П. с целью завладения деньгами последнего и на территории военного городка N 77, между водонасосной станцией и контрольно-пропускным пунктом, напали на потерпевшего. При этом Б. умышленно с целью убийства ударил П. в область головы заранее приготовленной стеклянной бутылкой. Когда П. упал, стал наносить ему удары в область головы и туловища кулаками, кирпичом. Г.Е. с целью убийства П. выдернула из своего ботинка шнурок и передала его Б., предложив последнему задушить П., но когда Б. накинув на шею потерпевшего шнурок и стал душить его, шнурок порвался. В это время Б.Ю. и Г.Е. обыскали одежду потерпевшего и завладели деньгами в сумме 300 рублей. Затем Б.Ю., Б. и Г.Е., желая причинить смерть П., умышленно нанесли множественные удары кирпичами в область головы, причинив открытые вдавленно-оскольчатые линейно-извилистые переломы теменной, височной и лобной костей справа с переходом на основание черепа и множественные другие телесные повреждения, от которых, как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы, наступила смерть потерпевшего на месте преступления.

К такому выводу суд пришел на основании показаний самих осужденных Б. и Б.Ю. об обстоятельствах совершенного преступления.

Доводы жалоб о том, что осужденные Б. и Б.Ю. оговорили Г.Е., как видно из материалов дела, тщательно проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Из материалов дела видно, что Б.Ю. давала показания, изобличающие Г.Е. в разбойном нападении и убийстве потерпевшего с соблюдением процессуальных норм, в присутствии адвоката. Ее показания соответствуют установленным по делу обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами.

Из материалов дела видно, что в сумочке Б.Ю. обнаружены денежные купюры, принадлежащие потерпевшему, испачканные кровью П.

Заключениями судебно-медицинской, биологической и трасологической экспертиз установлено, что на предметах одежды Б., Б.Ю. и Г.Е., также фрагментах кирпичей, горлышке бутылки обнаружена кровь человека, которая могла произойти от П.

Морфологические особенности пятен крови характеризуются как пятна от попадания брызг, отпечатки, образовавшиеся от контакта с интенсивно окровавленным предметом. Из представленных на экспертизу четырех фрагментов кирпичей, три из них ранее составляли единое целое, то есть один кирпич. На фрагментах кирпичей отпечатки образовались от контакта с интенсивно окровавленным предметом, так же как и отпечатки на представленных - денежных купюрах.

Согласно заключению судебно-медицинской ситуационной экспертизы, установлено, что брызги крови на одежду Б.Ю. могли попадать лишь при нахождении ее в непосредственной близости от источника кровотечения при причиняемых ударных воздействий по окровавленному объекту.

Механизм наложения капли крови на спинке кофты Г.Е. может быть связан либо с замахом окровавленным объектом и инерционным смещением крови на него и попаданием на спинку кофты, либо с падением капли крови с высоты 50 - 100 см под углом около 60 - 75 градусов сзади к продольной оси тела Г.Е.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, также с учетом показаний свидетелей Ф., Г.Р., О., Х., Е., Д., Д.Е., также протоколов осмотра места происшествия и других исследованных доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Б.Ю. и Г.Е. в совершении разбойного нападения на П. по предварительному сговору группой лиц и умышленном причинении смерти потерпевшему, сопряженном с разбоем и правильно квалифицировал их действия по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, не вызывающих сомнений, собранных с соблюдением процессуальных норм. Для иной квалификации, как поставлен вопрос в жалобах, оснований не имеется.

Осужденный Б. не оспаривает свою вину в совершении этого преступления и в кассационной жалобе адвоката Глушкова А.А. не оспаривается квалификация его действий.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Психическое состояние осужденных проверено надлежащим образом и с учетом выводов проведенных судебно-психиатрических экспертиз судом правильно установлено, что преступления совершены ими во вменяемом состоянии. Выводы этих, также и других проведенных по делу экспертиз у суда не вызывали сомнений, поскольку проведены они специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм.

Мера наказания осужденным назначена в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о их личности, в том числе и указанных в кассационных жалобах. Оснований для ее смягчения не имеется.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 26 ноября 2001 года в отношении Б., Г., Г.Е., Б.Ю. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"