||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2002 г. N 46-О02-1

 

Председательств.: Журба Е.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Яковлева В.К. и Талдыкиной Т.Т.

рассмотрела в судебном заседании от 13 мая 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных П., Ш. и адвокатов Кондратьевой Н.Н., Потоня О.В. на приговор Самарского областного суда от 12 ноября 2001 года, которым

П., <...>, не судимый, -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", "н" УК РФ на 20 лет лишения свободы; по ст. 111 ч. 4 УК РФ на 10 лет лишения свободы; по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ - на 3 года лишения свободы; по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ - на 5 лет лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97, 99 УК РФ назначено П. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

По ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "в", 150 ч. 4, 325 ч. 2 УК РФ П. оправдан.

Ш., <...>, не судимая, -

осуждена по ст. ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 150 ч. 4 УК РФ Ш. оправдана.

Постановлено взыскать солидарно с П. и Я. в пользу потерпевшего Л. в возмещение материального ущерба 4780 рублей 40 копеек и компенсацию морального вреда 100.000 рублей, в пользу потерпевшей В. в возмещение материального ущерба 18.120 рублей и компенсацию морального вреда 100.000 рублей; в пользу потерпевшей В.Г. в возмещение материального ущерба 34.379 рублей и компенсацию морального вреда 100.000 рублей.

По этому же делу осуждены Я., Р., И., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., объяснения осужденной Ш., поддержавшей доводы жалоб, заключение прокурора Ерохина И.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. признан виновным в том, что в ночь на 18 февраля 2001 года умышленно причинил смерть Л.А., группой лиц; 11 марта 2001 года открыто похитил чужое имущество у В.Р., группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего; в ночь на 7 мая 2001 года умышленно причинил смерть В.Л., неоднократно; в ночь на 17 мая 2001 года совершил в отношении лица, личность которого не установлена, хулиганство, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождавшееся применением насилия, группой лиц и умышленно причинил тяжкий вред здоровью, опасное для жизни потерпевшего, повлекшее по неосторожности его смерть, совершенное из хулиганских побуждений лиц, ранее совершившим убийство; в ночь на 28 мая 2001 года умышленно причинил смерть В.В., группой лиц, с целью скрыть другое преступление неоднократно.

Ш. признана виновной в соучастии в форме подстрекательства в умышленном причинении смерти В.В., совершенном группой лиц, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены в период с 18 февраля по 28 мая 2001 года в гор. Сызрани Самарской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде П. и Ш. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный П. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, ссылаясь на то, что суд необоснованно осудил его за убийство Л.А. и В.В. В ночь на 18 февраля 2001 года находился на рабочем месте, а в ночь на 7 мая 2001 был на другом месте и не мог убивать Л.А. и В.В., но суд его алиби не проверил. В процессе предварительного следствия оговорил себя в результате применения недозволенных методов следствия. Утверждает, что он алкоголизмом не страдает и считает, что суд необоснованно назначил ему принудительное лечение от алкоголизма.

- адвокат Кондратьева Н.Н. просит приговор в отношении осужденного П. в части осуждения его по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", "н", 111 ч. 4, 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что вина его в совершении указанных преступлений основано лишь на его показаниях в процессе предварительного следствия, данных им в результате применения недозволенных методов следствия, а другими доказательствами не подтверждена, его алиби о том, что в ночь совершения указанных преступлений он находился на рабочем месте, не проверено.

- осужденная Ш. просит приговор изменить, переквалифицировать действия ее на ст. 213 УК РФ и смягчить наказание, при этом ссылается на то, что она не имела умысла на причинение смерти потерпевшему В.В. и не подстрекала остальных осужденных на совершение этого преступления.

- адвокат Потоня О.В. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в отношении Ш. изменить, переквалифицировать действия ее на ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ и назначить наказание в пределах санкции этой статьи с применением ст. 73 УК РФ, при этом ссылается на то, что вывод суда о том, что она подстрекала осужденных П. и Я. на причинение смерти потерпевшему В.В. с целью скрыть другое преступление, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. К такому выводу суд пришел без надлежащей оценки показаний осужденных П., Я. и свидетеля П.Н. о том, что предложение об убийстве потерпевшего было высказано П., а не Ш. Также просит исключить из приговора указание о том, что Ш. деревянной палкой причиняла потерпевшему телесные повреждения.

В возражениях на жалобы осужденных и их защитников потерпевшие В. и В.Г. указывают о своем несогласии с доводами жалоб и просят приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что П. обоснованно осужден за хулиганство, умышленное причинение тяжкого вреда из хулиганских побуждений, повлекшем смерть потерпевшего по неосторожности, грабеж и умышленное причинение смерти потерпевшим неоднократно, а Ш. - за подстрекательство на причинение смерти В.В.

С доводами жалоб о том, что П. не убивал потерпевших Л.А. и В.Л., также о том, что Ш. не подстрекала других осужденных на причинение смерти В.В. и их вина в совершении этих преступлений не доказана, нельзя согласиться. Эти доводы выдвигались в судебном заседании, судом они проверены, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Причинение П. смерти потерпевшему Л.А., группой лиц, установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе признанием самим П. вины в совершении этого преступления.

В процессе предварительного следствия П. неоднократно, в том числе и собственноручно, показал, как они в группе лиц убивали в ночь на 18 февраля 2001 года Л.А.

Утверждения, что в процессе предварительного следствия он оговорил себя, несостоятельны, поскольку его показания об обстоятельствах убийства Л.А. соответствуют установленным по делу обстоятельствам, подтверждены показаниями осужденного по данному делу Я., протоколом осмотра места происшествия, в том числе с участием самих осужденных, показаниями допрошенного в качестве свидетеля И., поэтому обоснованно признаны правдивыми.

Из дела видно, что все показания П., Я. и И. получены с соблюдением процессуальных норм.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть Л.А. наступила от проникающих резаных и колото-резаных ранений шеи, образовавшихся от воздействия острого предмета.

Алиби П. о том, что он в ночь убийства Л.А. находился на работе, проверены и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются показаниями свидетеля М.

С доводами жалоб адвоката Кондратьевой Н.Н. о том, что вина П. в совершении грабежа не подтверждена, нельзя согласиться.

Из показаний потерпевшего В.Р. видно, что он опознал П. как одного из лиц, напавших на него и ограбивших его в ночь на 12 марта.

Из собственноручно составленного П. в процессе предварительного следствия заявления видно, что он подробно рассказал об обстоятельствах ограбления В.Р.

Эти показания П. соответствуют установленным по делу обстоятельствам и подтверждены показаниями Я., И., протоколом добровольной выдачи свидетелем К. наручных часов "Победа", которые были проданы ему Я., а потерпевший В.Р. опознал эти часы как свои, похищенные у него 11 марта 2001 года.

Вина П. в причинении смерти В.Л. установлена, кроме показаний самого П. в процессе предварительного следствия об обстоятельствах совершения этого убийства, подробными показаниями Я. и И., подтвердившими, что они были очевидцами, как П. причинил смерть потерпевшему.

Эти показания признаны судом правдивыми обоснованно, поскольку подтверждены они протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что труп потерпевшего с признаками насильственной смерти обнаружен на том же месте, где оставил его осужденный, заключением судебно-медицинской экспертизы о причине смерти В.Л., показаниями свидетеля А., и другими доказательствами.

Настоятельными являются доводы жалоб о том, что следственными органами судом не проверены алиби П. о том, что в ночь убийства В.Л. он находился в другом месте.

Из материалов дела видно, что алиби осужденного проверены и установлено, что П. находился вместе со своей подружкой не в ночь на 7 марта 2001 года, когда был убит В.Л., а в другое время.

Судом проверены и записки П., в которых он, пытаясь уйти от уголовной ответственности за причинение смерти Л.А. и В.Л., просил своих родственников найти лиц, чтобы они подтвердили выдвинутые им алиби.

При установленных обстоятельствах суд, оценив все доказательства по делу в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины П. в умышленном причинении смерти Л.А. и В.Л., также в совершении им ограбления В.Р.

Вина П. в совершении хулиганства, также в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего по неосторожности, также установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе заключением судебно-медицинской экспертизы о причине смерти лица, личность которого следственными органами и судом не была установлен, показаниями самого П. об обстоятельствах совершения этого преступления, также показаниями Я., Р., свидетеля С., подтвердившими, что к этому потерпевшему П. пристал лишь из хулиганских побуждений и совместно с другим осужденным по этому же делу лицом, избил.

Труп неустановленного мужчины обнаружен на том же месте, где был оставлен осужденным, с признаками наступления смерти от причиненного ему тяжкого вреда здоровью.

Вина П. в причинении смерти В.В., а Ш. в подстрекательстве к этому убийству, установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Утверждения в жалобах о том, что П. и Ш. не причастны к причинению смерти В.В., также проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными. Эти доводы опровергаются показаниями свидетеля П.Л. о том, что после того, как Ш. поругалась с В.В., осужденные побежали за убегавшим В.В. Через некоторое время П. сообщил, что они убили В.В.

Свидетель П.Н. подтвердил, что видел, как П., Ш. и другие осужденные избивали потерпевшего В.В., затем Ш. предложила убить потерпевшего, так как потерпевший знает ее и может всех "заложить", то есть, привлечь к ответственности. После этих слов П. снял ремень из брюк потерпевшего, сделал петлю, накинул ее на шею В.В. и задушил его. Также подтвердил он, что Ш. причинила потерпевшему деревянной палкой.

Вина их в совершении указанного преступления подтверждена также показаниями самих П. и Ш., осужденного по этому же делу Я. об обстоятельствах, при которых они причинили смерть В.В., с целью сокрытия ранее совершенного преступления, боясь разоблачения из-за того, что В.В. знал Ш. и мог заявить в милицию о их совместном избиении и суд дал действиям осужденных правильную юридическую оценку.

Таким образом судом, оценив все доказательства по делу в их совокупности, обоснованно сделал вывод о доказанности вины осужденных в совершении указанных преступлений и правильно квалифицированы действия П. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", "н", 111 ч. 4, 213 ч. 2 п. "а", 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ, а действия Ш. - по ст. ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ.

Для иной квалификации, как поставлен вопрос в кассационных жалобах, оснований не имеется.

Вывод суда мотивирован и основан на всесторонне, полно и объективно исследованных материалах дела, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм. При этом судом в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства признаны правдивыми и положены в основу приговора, а другие отвергнуты как недостоверные.

Психическое состояние П. и Ш. проверено надлежащим образом и установлено, что преступления совершены ими во вменяемом состоянии.

Судебно-психологическая экспертиза и все другие экспертизы проведены по делу специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм, поэтому у суда не вызывали сомнений, что опровергает доводы о проведении экспертиз с нарушениями процессуальных норм.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Наказание назначено осужденным с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о их личности, в том числе и указанных в кассационных жалобах. Оснований для его смягчения не имеется.

В силу изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 12 ноября 2001 года в отношении П. и Ш. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"