||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2002 г. N 3-О01-55

 

Председательствующий - Тропников С.С.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Сергеева А.А. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 13 мая 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных К. и Л., адвокатов Пешакова Д.В. и Якордина А.П. на приговор Верховного Суда Республики Коми от 26 сентября 2001 года, которым

К., <...>, со средним образованием, неженатый, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ на тринадцать лет, по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на пять лет со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда в сумме 2500 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание К. назначено четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда в сумме 2500 рублей.

Л., <...>, со средним специальным образованием, неженатый, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ на двенадцать лет, по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на четыре года со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда в сумме 2500 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание ему назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда в сумме 2500 рублей.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденных Л. и К., адвоката Якордина А.П. в защиту Л. и адвоката Пешакова Д.В. в защиту К., поддержавших кассационные жалобы, потерпевшей М.А., находившую приговор правильным, просившую оставить его без изменения, заключение прокурора Яшина С.Ю., полагавшего необходимым исключить осуждение Л. и К. по п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ, по п. "а", Л. и по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с этими изменениями смягчить им наказание, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. и Л. признаны виновными и осуждены за грабеж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему, за убийство двух лиц - М. и Б. по предварительному сговору группой лиц, с целью сокрытия другого преступления, совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах 5 октября 2000 года в пос. Воргашор г. Воркуты Республики Коми.

В кассационной жалобе осужденный К. приговор считает незаконным и необоснованным. По его мнению, следствие проведено с нарушением ст. 20 УПК РСФСР, субъективно, с обвинительным уклоном. Волокна со срезов ногтей М. и Б. не содержат частиц, принадлежащих ему и Л., отпечатки пальцев, обнаруженные на месте преступления, им не принадлежат, следы обуви оставлены не ими. С заключением судебно-медицинского эксперта в отношении него (К.) о степени тяжести причиненных ему потерпевшими телесных повреждений не согласен. Нет ответа на вопрос, мог ли он с такими повреждениями нанести телесные повреждения потерпевшему. "Нанесенные ему потерпевшими повреждения занижены".

Работники следствия, как указывает К., принудили Л. к даче показаний против себя и его (К.).

М. находился в другой куртке, чем была на нем в момент драки. Принадлежность куртки не установлена.

Кровь в подъезде дома, на полу и стенах, на металлическом пруте и молотке принадлежит ему (К.), хотя у него и Б. кровь одной группы.

Отмечает, что потерпевшие вымогали у него и Л. деньги, ему и его семье угрожали расправой.

Согласно судебно-медицинской экспертизе на теле М. выявлено 13 колото-резаных ранений, а Л. и Д. показывали, что он (К.) нанес М. 4 - 5 колото-резаных ранений, взял за волосы потерпевшего и перерезал ему горло, хотя волосы у того были длиной 1,5 см.

В. и Д. не были очевидцами преступления, в суде они заявили, что на них было оказано психологическое давление. От показаний на следствии они отказались. Н. давала пояснения, чтобы облегчить себе наказание, поскольку привлекалась к уголовной ответственности. Показания Г. и З. ставят под сомнение и опровергают пояснения Е. и С. Указывает, что из квартиры Б. он, Л. и Николай выбежали в 20 часов 15 минут, потерпевшие были живы.

Явка с повинной, протокол осмотра места происшествия должны быть исключены из числа доказательств.

Эксперт Ю., следователь И. в суде не допрошены.

К. утверждает, что к преступлениям он не причастен. Судом не взяты во внимание образ жизни и круг общения потерпевших, характеристики на него (К.), ходатайство коллектива по месту его работы.

Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Аналогичные просьбы и доводы приведены в кассационной жалобе адвоката Пешакова Д.В., выступающего в защиту осужденного К.

В кассационной жалобе адвокат Якордин А.П. в защиту осужденного Л. указывает, что приговор является незаконным.

Отмечает, что суд достаточно полно организовал исследование всех возможных доказательств по делу, однако дал им необъективную оценку.

С точки зрения адвоката, скрупулезнейшее исследование материалов дела судом подтвердило непричастность Л. к убийству Б. и М., к совершению хищения их имущества.

В квартире отпечатков обуви Л., его пальцев не найдено, нет микрочастиц от его одежды на одежде потерпевших. Свидетели и потерпевшие не указали на Л. как на лицо, участвующее в совершении преступления. Доказательств этому не добыто.

Считает, что следствие велось с нарушениями ст. 20 УПК РСФСР, односторонне, с обвинительным уклоном.

Приводит показания своего подзащитного и указывает, что на место происшествия Л. пришел с целью предотвратить расправу над К. со стороны потерпевших. Вся деятельность Л. в тот вечер в подъезде дома и в квартире сводилась к тому, что он активно пытался их разнять, чтобы К. и потерпевшие выяснили отношения мирно. Сам Л. никого не убивал, имущество из квартиры не брал.

Законность отобрания у Л. явки с повинной, с точки зрения защитника, вызывает сомнение, так как со слов осужденного к нему применялись незаконные методы ведения следствия.

Д. в суде отказался от своих показаний на следствии, заявив, что оговорил Л. под принуждением со стороны работников милиции.

Н. - наркоманка, ее показания вызывают сомнение.

Как полагает адвокат Якордин, обвинение Л. построено на предположениях. Права последнему были разъяснены только по доставлении в г. Воркуту, при задержании его в г. Донецке Ростовской области там он не был обеспечен защитой в лице адвоката.

Просит приговор отменить, дело в отношении Л. прекратить.

Аналогичного содержания кассационная жалоба осужденного Л.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина К. и Л. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, в своей явке с повинной Л. указывал, что в начале октября 2000 года он вместе с К. и знакомым последнего Николаем по предварительной договоренности пошли на встречу к М. и Б., назначенную в квартире Б. Придя туда, М. и Б. попросили спуститься их на площадку 4 этажа дома, где стали разговаривать с К., а он (Л.) и Николай находились на выходе из подъезда. Услышав шум драки, побежали наверх. Увидели, что на площадке 4 этажа Б. и М. прижали К. в угол и били его металлической трубой. Он и Николай оттащили М. и Б. от К. и стали их бить руками, ногами, в связи с чем те оказались на полу площадки. Он (Л.) сказал Б., чтобы тот открыл квартиру. Поднявшись в квартиру, где продолжили избивать М. и Б., К. стал спрашивать с Б. деньги, на что тот отвечал, что денег нет. К. проверил стоявшие на полке книги, в одной из которых обнаружил 300 долларов. Он (Л.) в одной из вазочек в серванте обнаружил золотые изделия. Б. и К. прошли на кухню. Находясь в комнате, М. схватил его (Л.) за руку. Чтобы освободиться, он (Л.) вытащил из кармана нож-"бабочку" и полоснул им по руке М. Тот пытался схватить его второй рукой, он полоснул потерпевшего по второй руке.

Потом он, К. и Николай втроем решили убить М. и Б., так как оставив их в живых, боялись за свои жизни.

Он нанес ножом несколько ранений в грудь М., потом воткнул нож ему в шею, после чего ее перерезал. Через несколько минут М. умер, что он (Л.) определил по конвульсиям тела потерпевшего и количеству крови.

В это время К. и Николай душили Б. при входе в зал.

Убив потерпевших, доллары они поделили поровну, золото забрал себе К.

После этого он (Л.) из квартиры ушел. Пошел к своим знакомым Д., которому рассказал о происшедшем.

Затем зашел домой, переоделся. На улице избавился от ножа, выбросил его недалеко от своего дома. На следующий день на поселке Строительном возле гаражей сжег одежду, в которой находился на момент преступления, а именно: кроссовки, серые брюки, куртку, свитерок, носки, шапочку, перчатки.

Через несколько дней уехал в г. Донецк Ростовской области.

Из показаний свидетеля Н. следует, что в октябре 2000 года вечером к ней пришел Л., находился он в возбужденном состоянии. На куртке у него были мокрые следы от замывания. Сказал ей, что ему плохо, он убил человека. Стал кричать, что "они хотели у него отобрать деньги, он убил человека". Потом сказал, что у него есть деньги, попросил найти ему наркотики. В это время зазвонил телефон. Звонил Д. Она сообщила ему, что к ней пришел Л. и говорит, что убил человека, просит наркотики. Д. обещал забрать от нее Л., что и сделал, приехав к ней через некоторое время.

Свидетель П. показал в судебном заседании, что вечером или ночью в октябре 2000 года он приходил к своей сожительнице - Н. На кухне у нее сидел Л. Н. пояснила ему (П.), что Л. пришел к ней и стал кричать, что убил человека. Вскоре по телефону позвонил Д., которого Н. попросила забрать Л., что тот через некоторое время и сделал.

Свидетель Д. пояснял на предварительном следствии, что приезжал к Н. за Л. и тот ему рассказал, что в тот вечер он с К. и парнем по имени Николай пошли на встречу с М. и Б. Он (Л.) и Николай стояли внизу у подъезда, а К. разговаривал с Б. и М. на лестничной площадке. Услышав шум драки, побежали наверх, где увидели, что М. и Б. избивают К. железной палкой. Они заступились за К., избили потерпевших на лестничной площадке 4 этажа дома, после чего, со слов Л., они затащили М. и Б. в квартиру, расположенную на 5 этаже. Там К. разговаривал с Б. на кухне. Он (Л.) в комнате стал наносить М., сидящему на стуле, удары ножом-"бабочкой" в области груди и живота, а потом полоснул тем же ножом М. по шее. Пошел на кухню, сказал об этом К., на что последний ответил, что надо убивать и Б., иначе тот их выдаст. Б. просил не убивать его, стал ползать на коленях, но К. нанес Б. несколько ударов монтировкой по голове.

Д. указывал, что Л. говорил ему, что в квартире они нашли деньги и разделили на троих.

На одежде у Л. он (Д.) видел кровь.

Л. показывал ему нож-"бабочку". Ранее этот нож он (Д.) видел у Л. Последний носил его в кармане своей куртки.

Нож Л. выбросил из окна машины на проезжую часть дороги между домом N 59 на улице Катаева и Домом быта пос. Воргашор.

Свидетель В. показал в ходе следствия, что в октябре 2000 года его друг - Д. сообщил ему, что М. и Б. убили. Рассказал, что последние вымогали у кого-то деньги, назначили тому человеку встречу, который пришел на нее с друзьями. М. и Б. стали избивать должника, а друзья последнего заступились за него, избили Б. и М., били их и в квартире. Те сказали, что претензий к должнику не имеют. Однако кто-то из пришедших сказал, что отпускать М. и Б. нельзя. Убили М. ножом в комнате, а потом - Б. Со слов Д. он (В.) понял, что М. убивал один человек. Одним из участников тех событий был знакомый Д. - Саша.

Свидетель Е. показала в судебном заседании что около 20 часов 5 октября 2000 года она находилась дома с мужем и знакомой С. Услышала шум на лестничной площадке. Посмотрела в дверной "глазок". Увидела, что около двери квартиры <...> на полу лежит парень, а над ним стоит человек с молотком в руке; еще двое парней стояли около двери ее квартиры и били человека, лежащего под ее дверью. Слышала голос - вопрос: "Где деньги и ствол?". Она позвонила в милицию, сообщила об увиденном. Минут через пять к их подъезду дома приехали работники милиции, а все парни, находившиеся на лестничной площадке их этажа, поднялись в квартиру Б., откуда стали доноситься шум, драка. Работники милиции по подъезду не проходили.

После 21 часа она вышла из квартиры. На лестничной площадке подъезда обнаружила много крови.

Аналогичные показания дал свидетель Е.А.

Свидетель С. пояснила, что около 20 часов 5 октября 2000 года она находилась в квартире Е. С лестничной площадки 4 этажа раздался шум. Е. посмотрела в дверной "глазок" и сказала, что дерутся с молотком, пошла к телефону, стала звонить в милицию. Она (С.) стала смотреть в "глазок" двери. Увидела, что около двери на полу, согнувшись, лежит парень. Около двери <...> боком стоял парень с молотком в руке, что-то говорил. Еще один парень полусидел на полу под дверью квартиры <...>. В середине лестничной площадки стояли два парня. Поняла, что лежавшие мужчины были избиты. Кто-то спросил: "Где деньги и ствол?".

Потом по звуку поняла, что все лица стали подниматься наверх. Минут 5 было тихо, а затем в квартире сверху возник шум драки, падения.

Свидетель З. показала, что около 20 часов 5 октября 2000 года из своей квартиры она слышала доносившийся с лестничной площадки шум, крики: "Да ты что мне мозги вправляешь!". Она посмотрела в "глазок" двери квартиры. Увидела на площадке 4 этажа стоявших лицом друг к другу трех или четырех человек. После этого от двери отошла и ушла к себе на кухню.

Свидетель Г. указал, что 5 октября 2000 года около 20 часов из своей квартиры на третьем этаже услышал шум драки, как он понял, происходившей на 4 этаже дома. Это происходило минут 15. Слышал голос: "Пацаны, прекращай, мужик, ты чего". Голосов было несколько, разговаривали на повышенных тонах. Затем все утихло. Через некоторое время опять доносился шум драки. Потом слышал топот бежавших вниз по лестнице людей. Об убийстве в их подъезде дома узнал утром следующего дня.

Потерпевшая Б.Г. показала в судебном заседании, что за две недели до убийства к ним приходил К., о чем-то говорил с ее мужем - Б. Потом муж сказал ей, что К. должен ему деньги. В доме у них хранились 300 долларов и ее золотые изделия. 5 октября 2000 года ее муж и М. приходили к ней около 19 часов на работу. Сказал, что придет за ней после 20 часов, так как на 20 часов у него назначена встреча. Однако он не пришел. Домой она пришла около 21 часа 30 минут. Входную дверь своей квартиры открыть не смогла, так как в замок были натыканы спички. Она позвонила Б.И., попросила прийти его и открыть замок. Сама пошла к М.

Через некоторое время пришел Б.И. и сообщил, что М. и ее муж в квартире в крови, надо вызвать "скорую".

Указала, что у них из квартиры пропали 300 долларов, которые лежали в зале в книге, золотые браслет и перстень, которые находились в вазочке, стоящей в стенке.

Показания потерпевшей соответствуют пояснениям свидетелей Я., Б.И., Б.Э.

Из показаний свидетеля Т. следует, что в октябре 2000 года у нее образовался долг перед Б. и М.

К. сказал ей, что 5 октября 2000 года он должен был идти на встречу с Б. и М. В первом часу ночи на 6 октября к ней зашел К., был в крови, избитый. Сказал ей, что подрался с М. и Б. Находился он у нее около 5 минут и ушел.

Вина осужденных подтверждается данными протокола осмотра места происшествия, отраженными в приговоре, из которых видно, что трупы потерпевших были обнаружены в квартире <...>.

Согласно заключений судебно-медицинского эксперта, у М., 1979 года рождения были выявлены: а) резаное ранение переднеправой поверхности шеи с пересечением сонной артерии; б) колото-резаное ранение грудной клетки, проникающее в левую плевральную полость с повреждением сердечной сорочки и сердечной мышцы, с наличием раневого канала спереди назад, сверху вниз, с кровоизлиянием в плевральную полость и полость сердечной сорочки с наличием входной колото-резаной раны слева от окологрудинной линии; колото-резаные ранения грудной клетки, проникающие в левую и правую плевральные полости с кровоизлияниями в них, с направлением раневых каналов спереди назад и наличием входных колото-резаных ран в проекции 5-го межреберья справа и слева по окологрудинной линии; колото-резаное ранение живота, проникающее в брюшную полость с направлением раневого канала спереди назад и слева направо, наличием входной колото-резаной раны на животе слева от средней линии; в) колото-резаные ранения с повреждением мягких тканей живота, грудной клетки, передней поверхности области левого плечевого сустава, тыльной поверхности левой кисти, тыльных поверхностей левого предплечья, правого предплечья, шеи, правой щеки; г) резаная рана передней поверхности шеи; д) ушибленные раны правой теменно-затылочной области, области левой брови, кровоподтеки правой и левой областей, ссадины лобной, носовой, левой орбитальной областей, тыльной поверхности левого предплечья.

Причиной смерти М. явилась острая массивная кровопотеря, развившаяся в результате резаного ранения шеи с повреждением сонной артерии. После причинения этого ранения смерть наступила в ближайшие (до десятков) секунды.

Резаные ранения шеи (повреждения групп "а", "г") образовались от воздействия предмета, обладающего свойствами, возможно, лезвийной части клинка ножа. Колото-резаные ранения (повреждения групп "б", "в") образовались от воздействия предмета, обладающего колюще-режущими свойствами, возможно, в результате ударов клинком ножа. Повреждения группы "д" образовались от воздействия твердых тупых предметов, возможно, при ударах рабочей частью молотка, а также монтировкой, представленной эксперту.

Все вышеуказанные повреждения причинены были прижизненно, за короткий срок до наступления смерти, при любом из доступных положений потерпевшего (стоя, сидя, лежа) к нападавшему.

Данных, указывающих на то, что поза трупа после смерти изменялась, не выявлено.

Смерть М. могла наступить в период времени с 19 до 21 часа 5 октября 2000 года.

У Б., 1974 года рождения были обнаружены: а) открытая черепно-мозговая травма с переломами костей свода черепа, повреждением твердой мозговой оболочки, кровоизлияниями под твердую и мягкую мозговые оболочки, очагами ушиба головного мозга с наличием ушибленных ран правой лобно-теменной области, левой теменной области, левой теменно-затылочной области, ссадины левой лобной, подбородочной областей, правой и левой щек, кровоподтеков левой и правой щек; б) ссадины передней поверхности грудной клетки, кровоподтеки тыльной поверхности правой и левой кисти.

Причиной смерти Б. явился ушиб головного мозга вследствие указанной открытой черепно-мозговой травмы. После ее причинения смерть потерпевшего наступила в течение ближайших минут, могла наступить в период времени приблизительно с 19 до 21 часа 5 октября 2000 года.

Открытая черепно-мозговая травма у Б. образовалась в результате ударных воздействий твердых тупых предметов, возможно, при ударах рабочей частью молотка и (или) монтировкой, представленными на экспертизу. Часть наружных повреждений головы также могла образоваться при ударах ногой постороннего человека, обутой в плотную обувь.

Повреждения группы "б" образовались от воздействия твердых тупых предметов, возможно, при ударах указанными экспертом молотком и (или) монтировкой, возможно, при ударах частями тела постороннего человека.

Все вышеуказанные телесные повреждения у Б. образовались прижизненно за короткий промежуток времени. В момент их причинения потерпевший мог находиться в любом из доступных положений (стоя, сидя, лежа) обращенный к нападавшему - повреждения группы "а" соответствующей областью головы, группы "б" - областью тела.

Данных, указывающих на то, что поза трупа Б. после смерти изменялась, не выявлено.

По заключению эксперта повреждения на одежде трупа М. и повреждения на теле трупа М. по их локализации совпадают; количество повреждений на одежде соответствует повреждениям на теле трупа.

Заключением эксперта установлено, что одно белое с вкраплениями химическое волокно, обнаруженное в подногтевом содержимом в срезах ногтей с левой руки Б. могло принадлежать ранее ткани подкладки куртки К. Четыре иссеченных химических волокна, обнаруженных на поверхности джинсов Б., могли принадлежать ранее ткани джинсов К.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что на куртке и брюках Б., на куртке и брюках М., на полотенце, шапке, брюках М., на полотенце, шапке, брюках, перчатках, молотке, металлическом пруте, смывах в квартире <...>, со стены 5 этажа дома, в соскобе со стены возле квартиры <...>, изъятых при осмотрах мест происшествия, в подногтевом содержимом обеих рук Б. и М. была обнаружена кровь человека.

В части пятен на брюках Б. (об. 2, 3), в смыве из квартиры <...> (об. 28), в соскобе со стены 4 этажа (об. 34) кровь могла происходит от К. и не исключается примесь крови Б. На брюках Б. (об. 4), на шапке (об. 12) кровь происходила от Б., от К. она произойти не могла.

На металлическом пруте (об. 36) кровь могла принадлежать Б. или К., не исключено смешение на пруте их крови.

На полотенце (об. 9, 10), на спортивных штанах (об. 13 - 16) кровь могла принадлежать М., не исключено ее смешение двух и более лиц с Аа и Оав группами.

На куртке Б. (об. 1), на полотенце (об. 11), на перчатках (об. 18, 19), на металлическом пруте (об. 27), на смыве со стены этажа N 5 (об. 35) не исключено смешение крови Б., К. и М. Аналогичные результаты получены при исследовании объекта N 6 на куртке М. и объектов N 7, 8 на брюках М.

В подногтевом содержимом рук М. кровь с потожировыми выделениями могла принадлежать самому потерпевшему, а у Б. не исключается смешение крови и потожировых выделений Б., К., М.

Как установлено заключением трасологической экспертизы два следа обуви в квартире Б. были оставлены обувью, принадлежащей к той же группе, что и обувь, изъятая у К.

Из протокола осмотра места происшествия с участием К. видно, что в указанном им месте были обнаружены и изъяты молоток и монтировка.

Свидетель К.В. показала, что примерно в 19 или около 20 часов 5 октября 2000 года ее сын - К. ушел по его словам к сестре. Около 22 часов 30 минут позвонил ей и сказал, что его избили, просил принести одежду. Она пришла к дочери после 23 часов. Сын ее был в крови. Его вещи (одежда) лежали замоченными в воде. Она вызвала "скорую". Сына увезли в травмпункт. Позже она позвонила туда и ей сообщили, что он оттуда ушел. Александр вернулся к Ольге. Тогда она сама отвезла его в травмпункт.

Из протокола обыска следует, что из квартиры Фоменко О.В. из ванной комнаты во влажном состоянии были изъяты вещи К. - джинсы, свитер, футболка, кепка, куртка.

По заключению судебно-медицинского эксперта при осмотре в травмпункте 5 октября 2000 года, рентгенообследовании 6 октября 2000 года и в ходе проведения экспертизы (экспертиза начата 08.10.00) у К. имелись тупая травма правой кисти с переломом 2-й пястной кости, которая причинила вред здоровью средней тяжести при признаку его расстройства более 21 дня, ушибленные раны волосистой части головы, области правой брови, которые причинили легкий вред здоровью, и кровоподтеки правой и левой орбитальных областей, ссадины правой орбитальной области, передней поверхности правого бедра, ушибы мягких тканей задней поверхности шеи слева, грудной клетки справа, которые не причинили вреда здоровью.

Все они образовались от воздействия твердых тупых предметов, возможно, при ударах молотком, монтажным ключом, железным прутом, возможно, 5 октября 2000 года.

С указанными телесными повреждениями К. мог совершать активные действия, в том числе оказывать сопротивление в драке лицам и т.п.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. и Л. в открытом хищении чужого имущества, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевших, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба потерпевшему; К. в убийстве Б. группой лиц по предварительному сговору с целью сокрытия другого преступления; Л. в убийстве М. с целью сокрытия другого преступления.

Действия К. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ, Л. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "к", 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда в этой части обвинения осужденных мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно, в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает. Эти доказательства согласуются между собой, каждое из этих доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу.

Показания осужденных, свидетелей Д. и В., которые они давали на предварительном следствии и в судебном заседании, проверялись, причины изменений ими пояснений выяснялись, всем им, а также другим доказательствам по делу при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Дав анализ доказательствам по делу, приведя мотивы, суд обоснованно изложенные Л. в явке с повинной факты, обстоятельства о его роли и роли К. в содеянном, показания Д. и В. на предварительном следствии признал достоверными.

Утверждения в жалобах осужденных и их защитников о применении на предварительном расследовании незаконных методов ведения следствия своего подтверждения не нашли. Таких данных по делу не установлено.

Не доверять изложенным выше показаниям свидетелей Е., С., Н. у суда оснований не было. Их пояснения не противоречат показаниям свидетелей Г., З., другим доказательствам по делу, установленным фактическими обстоятельствами происшедших событий. Какого-либо влияния со стороны работников следствия на показания Н. не установлено. Ее показания подтверждаются пояснениями П., Д., которые последний давал на предварительном следствии, другими данными по делу.

Самооговора осужденных, оговора их друг друга, их оговора со стороны потерпевшей и свидетелей судебная коллегия не усматривает.

Объективность выводов судебно-медицинского эксперта в отношении К. сомнений не вызывает. Экспертиза в отношении него проведена компетентным на то лицом. Выводы эксперта соответствуют материалам дела.

Заключения судебно-медицинского эксперта о времени наступления смерти М. и Б. не противоречат выводам суда о виновности осужденных в содеянном, установленным обстоятельствам происшедшего.

Само по себе необнаружение орудия убийства - ножа, отпечатков пальцев рук осужденных, отпечатков обуви Л. на месте преступления, микрочастиц от одежды Л. на одежде потерпевших, о чем указывается в жалобах, не свидетельствует о невиновности К. и Л. в совершении преступлений.

Сами осужденные не оспаривали и не оспаривают в жалобах, что в тот вечер они имели контакт с потерпевшими, вместе с ними находились в квартире Б. Как видно из показаний Д. на следствии, ему Л. показывал нож, которым убил М., а потом выбросил. Сам Л. признавал на следствии, что нож выбросил. В явке с повинной Л. заявил, что всю одежду, в которой он находился на месте совершения преступления, он уничтожил. После содеянного, как установлено по делу, Л. выехал в Ростовскую область, где был задержан в марте 2001 года. Материалами дела установлено, что после содеянного К. его одежда была замочена и выстирана. По его одежде после этого проводились соответствующие экспертизы, результаты которых изложены в приговоре.

Рассмотрение дела без допроса эксперта Ф., а также И. не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, не повлияло и не могло повлиять при наличии указанных в приговоре доказательств на выводы суда о виновности осужденных в содеянном.

Из протокола явки с повинной Л. видно, что ему разъяснялись положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, что им удостоверено своею подписью.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права осужденных на защиту, влекущих отмену приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Доводы в жалобах о том, что осужденные преступлений не совершали, о недоказанности их вины, что потерпевшие были убиты другими лицами после ухода К. и Л. с неустановленным лицом по имени Николай из квартиры, ссылки К. и его защитника на то, что при наличии у него телесных повреждений он не мог в квартире нанести Б. повреждений, не бил его молотком и монтажкой, несостоятельны, на материалах дела не основаны.

Эти версии тщательно проверялись, как опровергнуты приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Доказательства по делу позволили суду обоснованно признать, что в той ситуации в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения или в состоянии необходимой обороны К. и Л. не находились.

Не соглашаться с такими выводами суда оснований не имеется.

Для отмены приговора, как о том ставится вопрос в кассационных жалобах осужденных и их защитников, судебная коллегия оснований не находит.

Постановляя приговор, действия осужденных суд по эпизоду обвинения, связанному с убийством потерпевших квалифицировал по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ, как умышленное причинение ими смерти двум лицам, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Между тем, как установлено по делу и отражено в приговоре, что соответствует материалам дела, после завладения имуществом потерпевших осужденные решили покинуть место происшествия, однако М. высказал свое намерение заявить о их действиях в правоохранительные органы. Решив убить потерпевших с целью сокрытия совершенного в отношении них преступления, Л. убил М., а в это же время К. совместно с неустановленным лицом убили Б. Таким образом, в лишении жизни Б. Л., а М. К. непосредственного участия не принимали, никакого содействия друг другу в этом не оказывали. Л. и К. являлись исполнителями убийства одного названного выше потерпевшего - Л. М., а К. Б. Иного судом не установлено. Вывод суда о том, что каждый из осужденных причинил смерть двум лицам, нельзя признать обоснованным.

При таких обстоятельствах осуждение К. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Л. по п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ из приговора подлежит исключению.

Приведенные в приговоре доказательства свидетельствуют о наличии умысла у Л. на лишение жизни М., а у К. на лишение жизни Б.

Мотив посягательства осужденных в отношении потерпевших проверялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Личности потерпевших и осужденных, психическое состояние последних исследованы с достаточной полнотой.

С учетом заключений проведенных в отношении них судебно-психиатрических экспертиз, данных о их личностях, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых им деяний Л. и К. обоснованно признаны судом вменяемыми. Действовали они сознательно, последовательно, целенаправленно.

В связи с вносимыми в приговор изменениями судебная коллегия считает необходимым назначенное Л. по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ и К. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ и по совокупности преступлений наказание смягчить.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Коми от 26 сентября 2001 года в отношении К. и Л. изменить, исключить осуждение К. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Л. по п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчить назначенное К. наказание по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ до двенадцати лет лишения свободы, а назначенное Л. наказание по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ до одиннадцати лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначить наказание путем частичного сложения наказаний К. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ, тринадцать лет лишения свободы, Л. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "к", 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ, двенадцать лет лишения свободы каждому в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда - в сумме 2500 рублей.

В остальном данный приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

ГРИЦКИХ И.И.

СЕРГЕЕВ А.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"