||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 мая 2002 г. N 60-О01-18

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Глазуновой Л.И.,

судей - Русакова В.В. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 8 мая 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного Д. на приговор Камчатского областного суда от 20 сентября 2001 года, которым

Д., <...>, русский, ранее судимый,

- 13 марта 2001 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы,

по ст. 119 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу осужден Т. по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы, приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., заключение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Д. осужден за организацию убийства Ж. 1968 года рождения из корыстных побуждений и угрозу убийством В.

Преступление совершено в конце марта 2000 года в г. Петропавловске-Камчатском при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Д. свою вину не признал.

В кассационной жалобе он выражает категорическое несогласие с приговором и утверждает, что указанных в приговоре преступлений не совершал.

В дополнениях к кассационной жалобе указывает, что в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие вывод суда в той части, что он занимал у Ж. деньги. Его ходатайство о допросе Б., который, якобы, дал задаток за приобретенную у Ж. квартиру, осталось без удовлетворения. Показания данного свидетеля могли существенно сказаться на правильности разрешения дела. Заявляет, что на предварительном следствии он оговорил себя под психологическим и физическим воздействием со стороны оперативных работников. Родственники Ж. не подтвердили, что им было известно о его намерении продать квартиру. Считает, что В. и ее бабушка оговаривают его потому, что между ними сложились неприязненные отношения. Кроме того, В. боится сказать правду, так как знает, что ее привлекут к уголовной ответственности за сокрытие преступления. Обращает внимание на противоречивость в показаниях Т., в связи с чем они, по его мнению, не могут служить доказательством его вины в совершении преступления. Указывает, что суд неправильно оценил показания Г., показавшего, что инициатором поездки за город был сам потерпевший, решивший отметить свой уход в море. Утверждает, что Т. убил Ж. на почве ссоры, переросшей в драку.

Ссылается на фальсификацию уголовного дела со стороны следователя, что привело к постановлению незаконного приговора.

Осужденный по данному делу Т., ознакомившись с кассационной жалобой Д., указывает, что он оговорил Д. в причастности к убийству Ж. Убийство произошло в процессе драки между ним и потерпевшим, Д. к этому отношения не имеет.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний Д., данных в период расследования дела.

Именно Д. рассказал, что мотивом убийства явилось то обстоятельство, что у них с Ж. были материальные разногласия и, чтобы разрешить их, он решил избавиться от Ж. О своих намерениях он рассказал Т., который согласился убить Ж. При этом он подробно пояснил об обстоятельствах убийства потерпевшего, своих действиях в момент его совершения и действиях Т.

Следует отметить, что допрошенный первоначально на предварительном следствии Т., указывал иной мотив совершения преступления, и только после очной ставки с Д. он согласился с его показаниями и стал утверждать, что убил Ж. по просьбе Д., у которого были перед ним денежные долги.

Эти показания осужденных судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других материалов дела.

Потерпевшая В. пояснила, что убийство Ж. было совершено в ее присутствии. Когда тот был только ранен, Д. сказал Т., что его нужно добить. При выезде в лесной массив они вдвоем вынесли Ж. из машины и унесли под откос. На другой день, на ее вопрос Д. ответил, что он задолжал Ж. крупную сумму денег, а платить нечем. Кроме того, Д. пригрозил, что если она кому-нибудь об этом расскажет, то ее ждет та же участь, что и Ж. Этой угрозы она опасалась реально.

Потерпевшая Ж. пояснила, что с мужем они прекратили брачные отношения, причиной чего послужило увлечение мужа спиртными напитками, и она с ребенком ушла на другую квартиру. Через некоторое время она возвратилась в квартиру, мужа дома не было. К ней стали приходить и звонить незнакомые люди, требовать какие-то деньги, которые должен был им муж, угрожали забрать квартиру.

Свидетель Х. - отец потерпевшей, дал аналогичные показания.

Показания этих лиц подтверждают пояснения Д. в той части, что Ж. намеревался продать квартиру, и взял "задаток".

Свидетель Ф. пояснила, что как-то Д. в нетрезвом состоянии находился у нее дома и сказал, что он за валюту убил человека.

Труп Ж. с признаками насильственной смерти 28 июня 2000 года был обнаружен в лесном массиве в километре от развилки дорог.

Место обнаружения трупа соответствует показаниям Д. и Т. о месте его оставления.

При судебно-медицинском исследовании трупа установлено, что смерть Ж. наступила от трех слепых колото-резаных ранений живота с повреждением внутренних органов.

Характер и локализация ранений на трупе соответствует показаниям осужденных.

Впоследствии Д. изменил свои показания, и стал утверждать, что оговорил себя в совершении преступления, убийство Ж. совершил Т. в ссоре, переросшей в драку.

Эти утверждения судом тщательно проверены, признаны несостоятельными.

Находя их таковыми, суд в качестве доказательств, опровергающие его утверждения, привел показания Д. на предварительном следствии, в которых он признавал свою вину и рассказывал об обстоятельствах совершения преступления; показания Т. в судебном заседании, подтвердившего, что он убил Ж. по просьбе Д.; показания потерпевшей В., явившейся очевидцем совершения преступления, а также иные доказательства, исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре.

Ставить под сомнение данный вывод суда оснований судебная коллегия не усматривает.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины Д. в совершении преступления и правильности квалификации его действий, судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным содеянному им и данным о его личности.

При обсуждении вопроса о назначении наказания судом учтена не только роль каждого осужденного в совершении преступления, но и то обстоятельство, что Д. явился его организатором.

Оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, по материалам дела не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Камчатского областного суда от 20 сентября 2001 года в отношении Д. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"