||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 мая 2002 г. N 59-о01-41

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Коннова В.С.

судей - Глазуновой Л.И., Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 8 мая 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Ш. и З.Д. на приговор Амурского областного суда от 22 августа 2001 года, которым

Ш., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый 16 сентября 1998 года по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР, ч. 1 ст. 222 УК РФ к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в четыре года;

- осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ к одиннадцати годам трем месяцам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к одиннадцати годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

Постановлено на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору от 16 сентября 1998 года и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ назначено Ш. наказание в виде лишения свободы сроком на двенадцать лет с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

З.Д., <...>, русский, со средне-техническим образованием, ранее судимый, -

- осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - к шести годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - к пяти годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к шести годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Ш. признан виновным и осужден за создание банды и руководство ею, а З.Д. - за участие в банде.

Кроме того, Ш. и З.Д. признаны виновными и осуждены за приготовление к разбойному нападению на П.А. с незаконным проникновением в жилище и помещение, неоднократно, с применением оружия и организованной группой.

Преступления совершены ими в 2000 году в г. Благовещенске Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимый Ш. виновным себя не признал, а подсудимый З.Д. - виновным признал себя частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденные:

- Ш. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора, на проведение судебного разбирательства предвзято, на неправильную оценку доказательств и необоснованную, по его мнению конфискацию машины;

- З.Д. также просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на неверную оценку доказательств, неправильную квалификацию его действий, на строгость назначенного ему наказания. Утверждает, что он виновен лишь в незаконном хранении оружия, от дальнейших преступных намерений отказался, он оговорил Ш. вследствие применения к нему незаконных методов расследования.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., объяснения адвоката Морар О.М., поддержавшего жалобу Ш. по изложенным в ней основаниям; заключение прокурора Ерохина И.И. об изменении приговора в части разрешения судьбы вещественных доказательств и об оставлении приговора в остальной части без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Ш. и З.Д. подлежащим изменению.

Виновность Ш. и З.Д. в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Так, подсудимый З.Д. пояснял, что после его освобождения в августе 2000 года из мест лишения свободы Ш. предложил ему участвовать в совершении преступлений, сообщил, что он знает много людей, на которых можно совершать нападения и отнимать деньги. В августе же 2000 года он узнал от Ш., что у того есть ружья и обрезы, что они закопаны на участке К., с которой тот проживал.

В начале декабря 2000 года Ш. вновь завел разговор о совершении разбойного нападения и завладении деньгами и через несколько дней Ш. на ярмарке показал ему человека, который занимается скупкой валюты и заявил, что у него много денег. Чтобы проверить это Ш. дал ему (З.Д.) 400 долларов и предложил их сбыть этому человеку, как он впоследствии узнал - П.А. Он (З.Д.) подошел к П.А., прошел с ним в секцию, где продавали дубленки и куртки и тот купил у него 400 долларов. При расчете он увидел у П.А. в борсетке много денег, о чем сообщил Ш., Ш. предложил совершить на П.А. разбойное нападение и сообщил, что собрал о нем информацию: он живет в районе 1-й горбольницы по <...>, назвал подъезд, код подъезда, этаж; сказал, что гараж у П.А. находился между улицами Октябрьской и Красноармейской, назвал марку и номерной знак его машины, сообщил, каким маршрутом и в какое время ездит П.А., но не знает его номера квартиры и телефона. Он (З.Д.) также видел жену П.А., работавшую в отделе на ярмарке. Этим же вечером Ш. показал ему дом, подъезд и гараж П.А.

Примерно 10 декабря 2000 года на автомашине Ш. "Тойота-Соарер" с номером <...> они подъехали к дому П.А. и Ш. зашел в подъезд. Через некоторое время приехали П.А. и его жена, которая также зашла в подъезд. Спустя некоторое время Ш. выбежал и сказал, что видел, в какую квартиру зашла жена П.А., как она открыла дверь, что у нее в руках был пакет с деньгам и что она, увидев его, позвала собаку.

Через несколько дней Ш. сообщил план нападения на П.А. В момент, когда П.А. войдет в гараж и будет находиться там, закрывать створки ворот, Ш. в маске и с обрезом должен ворваться в гараж и положить П.А. на пол. Следом за П.А., также в маске и с обрезом, в гараж должен войти он (З.Д.). Они должны были руки П.А. сковать наручниками, связать его веревкой и скотчем. Затем они должны были у П.А. узнать полное имя его жены и номер домашнего телефона. (Перед этим на ярмарке, над отделом, где работала жена П.А., они видели вывеску "ЧП Д.". С собой у них должен быть нож и Ш. говорил, что если П.А. не будет выполнять их требования, то он отрежет ему мизинец. Получив от П.А. необходимые сведения, они должны были его связать и с заклеенным ртом оставить в запертом гараже, а сами планировали позвонить жене П.А. и Ш., представившись сотрудником милиции, должен был сообщить ей, что П.А. на машине сбил сотрудника ФСБ и скрылся, но его догнали и теперь необходимо его опознать, необходимы ее документы.

При телефонном разговоре с Д. они должны были подставить к трубке телефона микрокассету и прокрутить запись с имитацией переговоров в дежурной части. Ш. должен был известить Д., что за ней выехала машина. Затем им следовало подъехать к дому, Ш. должен был выйти к Д., показать ей удостоверение сотрудника милиции. В машине Ш., направив обрез на Д., должен был сообщить, что ее муж находится у них и потребовать от Д. вести себя спокойно. Они должны были привести Д. в гараж, связать ее и забрав ключи от квартиры, поехать к ним домой и из квартиры забрать деньги и золото.

При нападении на П.А. у них должны были быть два обреза, к которым у них были патроны. До этого в районе садов они опробовали обрезы, выстрелив из них по разу.

В декабре 2000 года он (З.Д.) попросил у Ч. два патрона 12 и 16 калибров, зарядил обрезы по два патрона в каждом и оставил их в гараже. Обрезы им нужны были для устрашения П.А. и Д.

Запись на микрокассете они заранее сделали вдвоем с Ш., на ней была имитация переговоров дежурной части, эту запись они сделали во время телевизионной передачи. Когда Ш. должен был звонить Д., следовало включить воспроизведение этой записи.

Для осуществления плана нападения на П.А. они купили в магазине "Фараон" две маски-шапочки с прорезями для глаз, две обложки удостоверений, в которые вклеили его (З.Д.) фотографии, он вписал в них вымышленные фамилии и указал, что эти лица являются сотрудниками УВД г. Благовещенска, Ш. принес наручники, диктофон, они приготовили шнур и скотч.

Когда все было готово к нападению, они несколько раз, в том числе 21 и 22 декабря 2000 года, выезжали к гаражу и ожидали там П.А. Однако П.А. приезжал в тот момент, когда в гараже находился сосед, который подолгу прогревал машину, поэтому они откладывали нападение. Они решили совершить нападение в рабочий день, поэтому на выходные дни 23 и 24 декабря 2000 года нападения не планировали. К 16 часам 25 декабря 2000 года за ним должен был заехать Ш. и они намеревались ехать для нападения на П.А., но 25 декабря 2000 года он был задержан.

Суд обоснованно признал достоверными приведенные показания, поскольку они соответствуют другим доказательствам.

Аналогичные показания З.Д. давал и в ходе предварительного следствия.

Каких-либо существенных противоречий, влияющих на выводы суда о виновности З.Д. и Ш., в показаниях З.Д. не имеется.

В судебном заседании проверялись доводы о применении незаконных методов расследования как в отношении З.Д., так и в отношении свидетелей К., Н., Ю., однако эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом по основаниям, указанным в приговоре. Сам З.Д. в ходе предварительного следствия утверждал, что он показания дает добровольно (т. 1 л.д. 36).

В судебном заседании подсудимый З.Д. утверждал о правдивости своих показаний, отсутствии оговора им Ш., о добровольной без какого-либо воздействия на него даче им показаний.

Никакой записки он Ш. не писал и его отцу и сожительнице не говорил об оговоре им Ш.

Кроме того, как следует из приговора, в его основу судом положены показания З.Д., данные им в судебном заседании.

Никакой записки З.Д. Ш. ни следователю, ни суду не представил, а из сообщения начальника УИН МЮ РФ по Амурской области следует, что при досмотре вещей следственного - арестованного Ш. записок обнаружено не было (л.д. 118).

Из протокола видно, что при осмотре гаража Ч. в багажнике стоявшей в гараже машины З.Д. были обнаружены и изъяты два обреза, наручники, два удостоверения оперуполномоченных УВД г. Благовещенска на имена Б. и С., две пары перчаток, микрокассеты, капроновый шнур и скотч, а под пассажирским сидением в салоне машины - два патрона 12 калибра и два патрона 16 калибра, нож, две шапочки с вырезами для глаз (л.д. 13 - 14 т. 1).

Ссылка в жалобе на показания свидетеля Ч. об обнаружении этих вещей не в багажнике машины, а на полочках в гараже и не 25, а 24 декабря 2000 года и их изъятии в тот же день сотрудником милиции П., несостоятельны.

Достоверность указанного протокола подтверждена не только подписями понятых, но и подписью самого Ч. в протоколе.

Свидетель П. также подтвердил в судебном заседании достоверность протокола и опроверг указанные доводы.

Кроме того, указанные доводы не имеют принципиального значения для выводов о виновности осужденных, поскольку при этом не отрицается наличие в гараже указанных предметов.

Как следует из показаний свидетелей К., Н. и Ю., они в конце 1998 года видели у Ш. обрез.

Из протокола видно, что З.Д. выдал из гаража обрез ружья 16 калибра с N 60217 (л.д. 73074 т. 1), пояснив, что этот обрез ему передал Ш.

Протоколом подтверждается, что один из обрезов, изъятый в гараже Ч., и обрез, выданный З.Д. из гаража, опознали соответственно Н. и К., как обрезы, которые они видели у Ш. (л.д. 171, 177 т. 1). Изменению показаний свидетелями К., Н., Ю. суд дал надлежащую оценку.

Указанными доказательствами подтверждаются показания З.Д. о том, что обрезы для нападения предоставил Ш.

Свидетель Ч. пояснял, что в середине декабря 2000 г. он по просьбе З.Д. приносил и оставлял в гараже два патрона 12 и 16 калибра.

Из показаний свидетеля З.В. следует, что в конце сентября - начале октября 2000 г. на машине "Тойота-Соарер" привозили ружье Ш. и его сын - осужденный З.Д. При этом Ш. говорил, что ружье нашел он.

Протоколом обыска подтверждается, что по месту жительства Ш. в кармане куртки был обнаружен и изъят ключ от наручников. В судебном заседании подсудимый Ш. не отрицал, что в кармане его куртки действительно находился ключ от наручников. Указанными доказательствами также подтверждаются показания З.Д. о приготовлении наручников для нападения на П.А. и участии в этом Ш.

Потерпевший П.А. пояснял, что в начале зимы 2000 г. к нему на ярмарке подошел плохо одетый незнакомый человек, сообщивший, что желает обменять доллары на рубли. Он в отделе рассчитался с ним. Он говорил продавцу отдела Ж. о подозрительности этого человека, поскольку тот плохо одет, но меняет доллары. В ходе следствия он узнал фамилию этого человека - З.Д.

Аналогичные показания дала свидетель Ж.

Протоколом подтверждается опознание З.Д. П.А. как человека, на которого он и Ш. планировали нападение, и у которого он обменял данные ему Ш. 400 долларов.

Потерпевший П.А. также пояснял, что примерно с лета 2000 г. он стал замечать наблюдение за собой, в том числе - когда ставил свою машину в гараж, то около гаража стояли чужие "Жигули" или иномарки. Он сообщил об этом председателю кооператива Г., который подолгу находился в гараже. Как он понял, наблюдавшие выясняли время, когда он ставит машину в гараж, когда приходит и уходит из гаража. Наиболее часто, как он заметил, наблюдение велось за ним из иномарки темного цвета с номерным знаком "969" и регистрацией в Приморском крае. От жены - Д. он узнал, что эта же машина часто появляется во дворе их дома, он с женой однажды вместе видели эту машину у их дома. Об этом они говорили Р.

Примерно в начале зимы жена рассказала ему о встрече в подъезде около их квартиры молодого человека, сбегавшего с предыдущего верхнего этажа. Он задержался около нее и смотрел на нее. Она испугалась и позвала из квартиры собаку. Этого человека жена запомнила, особенно, по бородке и в ходе следствия опознала его. Им оказался Ш.

Аналогичные показания дали потерпевшая Д. и свидетель Р.

Свидетель П.Н. поясняла что примерно в конце августа - начале сентября, а затем и в ноябре 2000 г. во дворе дома 67 по ул. Артиллерийской она стала замечать чужой автомобиль японского производства темного цвета с номерным знаком "<...>" или "<...>" региона "25". В разговоре с Д. она узнала, что и Д. обратила внимание на эту машину, сообщила, что за ней из машины наблюдают. Ближе к зиме Д. рассказала ей о встрече с незнакомым человеком около своей квартиры.

Ссылка Ш. на то, что машина "Тойота-Соарер" стала его собственностью с сентября 2000 г., а П.А. и Д. слежку за собой стали замечать с июля 2000 г., не влияет на правильность выводов суда. Как следует из показаний свидетеля В., он и Ш. в июле 2000 г. купили в г. Находке автомашину "Тойота-Соарер", доверенность на машину была оформлена на Ш., поскольку сам он (В.) был еще несовершеннолетним. Примерно через две недели Ш. оформил доверенность на машину на него (В.) и он продал ее Ф., а тот где-то через неделю продал машину Ш. (в ходе предварительного следствия В. указывал время покупки машины Ш. у Ф. - август 2000 г. - л.д. 165 т. 1).

При таких данных, когда машина была приобретена В. и Ш. в июле 2000 г. и доверенность на машину была оформлена на Ш., а сам В. был несовершеннолетним и права управлять машиной не имел, указанные показания потерпевших о наблюдении за ними из указанной машины не противоречат материалам дела.

Показания потерпевшей Д. о времени встречи ее у своей квартиры с Ш. правильно оценены судом в совокупности с другими доказательствами - показаниями потерпевшего П.А., подсудимого З.Д., свидетелей Р. и П.Н. Противоречия в ее показаниях о времени встречи с Ш. не влияют на правильность самого факта такой встречи.

Как поясняла потерпевшая Д., на ярмарке она с Ш. не сталкивалась и знакома с ним не была. Подсудимый Ш. пояснял, что он Д. не знал, ранее с ней не встречался, если только она могла видеть его на ярмарке.

Объективно достоверность показаний З.Д. и Д. подтверждается протоколом опознания Д. Ш. как лица, встреченного в подъезде ее дома (л.д. 158 - 159). Как видно из протокола, все опознаваемые были примерно одинакового возраста, роста. Д. также поясняла в судебном заседании, что кроме Ш., у одного из опознаваемых также была бородка. Она подтвердила, что именно Ш. встречала в подъезде у своей квартиры.

Из протокола допроса также видно, что Д. подробно указала приметы, по которым она опознала Ш. (л.д. 157 т. 1). Ссылка на то, что Ш. отказывался от участия в опознании, не давал своего согласия на него, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ, не влияет на оценку протокола опознания, поскольку опознание проводилось не им и он при опознании не допрашивался (статья 51 Конституции РФ давала право Ш. не свидетельствовать против себя самого, что в данном следственном действии он и делал, против него свидетельствовал не он, а потерпевшая Д.).

Виновность Ш. и З.Д. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре доказательствами.

Как следует из показаний З.Д., Ш. предложил ему совершать нападения на людей в целях завладения их деньгами, то есть заниматься преступной деятельностью неопределенно длительное время. З.Д. согласился с предложением Ш. Таким образом образовалась группа лиц для занятия преступной деятельностью.

Данная группа располагала огнестрельным и холодным оружием, спецсредствами (наручниками), другими техническими средствами (диктофоном, аудиозаписью с имитацией происходящего в дежурной части милиции, масками), фальшивыми удостоверениями сотрудников УВД, была обеспечена транспортными средствами.

Для разбойного нападения на П.А. и Д. проводилась детальная подготовка с выяснением максимума информации о потерпевших, их материальном положении, тщательно разрабатывался план нападения и распределялись роли соучастников. Указанные данные подтверждают правильность выводов суда о наличии организованной преступной группы. В связи с наличием у этой группы оружия она правильно признана бандой.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ш. и З.Д. в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: Ш. - по ч. 1 ст. 209; ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ; З.Д. - по ч. 2 ст. 209; ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Судом проверялись доводы З.Д. о добровольном его отказе от совершения разбойного нападения на П.А. и Д., однако эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты как противоречащие материалам дела. Своему соучастнику Ш. З.Д. об отказе от участия в нападении не сообщал; потерпевших о планируемом преступлении в известность не ставил; приготовленные оружие, специальные, технические средства не уничтожал и Ш. не возвращал. Никаких мер по предотвращению нападения не предпринимал. Его указанные доводы - голословны и не подтверждены никакими материалами дела. При задержании и последующих протоколах допросов, как видно из них, З.Д. не заявлял о добровольном отказе от совершения преступления; пояснял, что оружие он приобрел, и хранил с целью дальнейшего совершения преступления. 25 декабря 2000 г. от Ч. он узнал, что оружие и все остальные предметы, приготовленные для совершения преступления, изъяты сотрудниками милиции, а спустя полчаса после этого он был задержан (т. 2 л.д. 26, 33, 39, 41 - 42).

Каких-либо существенных противоречий в показаниях подсудимого З.Д. и свидетеля З.В., влияющих на законность и обоснованность приговора, из материалов дела не усматривается. Нарушений УПК РСФСР, влекущих недопустимость опознания Ш. и изъятых обрезов, также не усматривается.

Ссылка Ш. на то, что П.А. отрицал, что он занимается валютными операциями, не свидетельствует о неправильности оценки показаний П.А. Решениями соответствующих органов он не признан виновным в незаконном занятии валютными операциями. Кроме того, согласно ст. 51 Конституции РФ он имеет право не свидетельствовать против себя, что не влияет на оценку его показаний в отношении Ш. и З.Д.

Ссылка З.Д. на то, что в ходе предварительного следствия он допрашивался в отсутствие адвоката, не свидетельствует о нарушении закона, поскольку преступления, за которые он осужден, не предусматривают возможности назначения ему смертной казни. Ему своевременно было разъяснено право на защиту и он собственноручно указывал, что в услугах адвоката не нуждается и что его отказ от услуг адвоката не связан с его материальным положением (т. 1 л.д. 31, 35, 34, 53, 56, 66). Пользование услугами адвоката является правом подозреваемого, обвиняемого, а не его обязанностью. Таким образом, нарушения права З.Д. на защиту в ходе предварительного следствия не допущено.

Наказание Ш. и З.Д. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела. При этом З.Д. наказание назначено ниже низшего предела установленного санкциями уголовного закона. Ему назначено справедливое наказание и оснований к его дальнейшему смягчению не имеется.

Решение суда о конфискации вещественного доказательства - автомобиля "Тойота-Соарер" - соответствует действующему законодательству. При этом не может учитываться довод Ш. о нарушении права собственника машины, поскольку в компетенцию осужденного решение вопроса о том, нарушено право собственника или не нарушено, не входит. Если какое-либо лицо полагает нарушенным свое право собственности на указанную машину, оно имело и имеет право обратиться в суд с соответствующим заявлением в порядке гражданского судопроизводства о снятии ареста с машины. До настоящего времени таких заявлений от собственников машины в суд не поступало.

Вместе с тем, судом неверно разрешена судьба вещественных доказательств: микрокассеты и двух удостоверений, которые по приговору суда подлежат уничтожению. Однако эти вещественные доказательства носят доказательственное значение и подлежат приобщению к делу и хранению вместе с делом до истечения сроков хранения самого дела.

За исключением вносимого изменения, данное дело судом рассмотрено всесторонне, полно и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Ссылка Ш. на то, что у него был конфликт с Царевским, а тот не был отстранен от следствия, не влияет на законность и обоснованность приговора. В материалах дела отсутствуют ходатайства об отводе Царевского. Кроме того, Царевский расследованием данного дела не занимался, следствия по нему не вел и в состав какой-либо оперативно-следственной группы по настоящему делу не входил.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 22 августа 2001 г. в отношении Ш. и З.Д. изменить и вместо уничтожения вещественных доказательств - микрокассеты и двух удостоверений приобщить их к делу и хранить при деле до истечения сроков хранения дела.

В остальной части тот же приговор в отношении Ш. и З.Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.С.КОННОВ

 

Судьи

Л.И.ГЛАЗУНОВА

В.В.РУСАКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"