||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 мая 2002 г. N 52-о01-12

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Глазуновой Л.И.

судей - Русакова В.В. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 8 мая 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Г. и адвоката Каликиной Л.Г. на приговор Верховного Суда Республики Алтай от 13 сентября 2001 года, которым

Г., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "в", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к", "н" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

На основании ст. 97 УК РФ ему назначено принудительное лечение от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., заключение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей смягчить наказание, назначенное судом по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к", "н" УК РФ до 7 лет 6 месяцев лишения свободы, в остальной части приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Г. осужден за убийство А. 1988 года рождения, находившегося в беспомощном состоянии, совершенное в ночь на 29 ноября 2000 года при разбойном нападении, и покушение на убийство М. с целью сокрытия данного преступления.

Преступление совершено при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Г. свою вину не признал.

В кассационной жалобе Г. просит разобраться в деле и "оправдать его", поскольку к совершению указанных в приговоре преступлений он не причастен. В обоснование своих доводов ссылается, что на предварительном следствии оговорил себя под воздействием недозволенных методов, показания потерпевших об отличительных признаках внешних данных нападавшего на них лица противоречивы, опознание проведено с нарушением норм уголовно-процессуального закона, других доказательств его вины в совершении преступления в деле не имеется.

Адвокат Каликина Л.Г. в кассационной жалобе просит отменить приговор и дело производством прекратить за недоказанностью вины осужденного в совершении преступлений. Она указывает, что положенные в основу обвинительного приговора доказательства вызывают сомнения и к ним необходимо отнестись критически. В судебном заседании Г. указал на нарушения закона, допущенные при его опознании, это заявление, по ее мнению, заслуживает внимания. Не все следственные действия с участием Г. проводились в присутствии адвоката. Ссылается на несоответствие одежды, в которой находился ее подзащитный в день совершения инкриминируемых ему деяний, той, о которой рассказывает потерпевшая, поясняя о событиях совершения в отношении нее противоправных действий. Следов крови на одежде осужденного не обнаружено, отпечатков его пальцев на предметах убийства также не найдено. Считает, что суд необоснованно отверг показания Г., утверждавшего, что на предварительном следствии он оговорил себя. Находя приговор необоснованным и вынесенным на предположениях, она просит об его отмене.

В возражениях на кассационную жалобу законный представитель потерпевшей С.Л. указывает, что вина Г. в совершении инкриминируемых ему деяний доказана. Одежда, в которой находился нападавший, сестрой описана правильно. В ней он находился и в судебном заседании. Считает, что действия осужденного квалифицированы тоже правильно. Хотя, по ее мнению, назначенное наказание является чрезмерно мягким, однако, кассационную жалобу она не подавала. Просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит вину Г. в совершении инкриминируемых ему деяний доказанной.

Допрошенный неоднократно на предварительном следствии, он признавал свою вину в совершении преступлений и рассказывал об обстоятельствах его совершения.

Свои показания он подтвердил при выходе на место происшествия и указал печь, в которую забросил ручку ножа, предварительно сломав его.

В указанном им месте в его доме обнаружено лезвие ножа, а в топке печи - кусок черной пластмассы.

Потерпевшая С.В., рассказывая об обстоятельствах совершения в отношении нее преступления, пояснила, что нападавший просил дать ему нож. Она пошла на кухню, взяла нож и передала ему.

Потерпевшая М. и законный представитель потерпевшей - С.Л. опознали данный нож, как принадлежащий их семье и находившийся в момент совершения преступления в доме М.

В период расследования дела и в судебном заседании М. опознала Г. как лицо, совершившее в отношении нее противоправные действия.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона при опознании не установлено.

Потерпевшая С.В. опознала Г. по голосу.

При осмотре места происшествия возле дома М. обнаружен топор со сломанным топорищем.

Свидетель З. опознала топор как принадлежавший ее соседу - Г.

Потерпевшая М. пояснила, что данный топор ей не принадлежит.

Труп А. с признаками насильственной смерти был обнаружен на кровати в доме М.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от черепно-мозговой травмы с разрушением вещества головного мозга. Имевшиеся на трупе телесные повреждения могли быть причинены тупым твердым предметом, имеющим плоскую поверхность, каким мог быть обух топора. Потерпевшей М. было причинено 10 колото-резаных ранений в области головы, лица, туловища, верхних и нижних конечностей, повлекших легкий вред здоровью.

При осмотре квартиры потерпевшей обнаружен топор с пятнами бурого цвета, похожими на кровь.

Потерпевшая М. пояснила, что данный топор принадлежит ей.

Суд пришел к выводу, что Г. пришел в дом потерпевшей со своим топором, который в сломанном состоянии бросил возле входа, а удары по голове А. наносил топором, принадлежавшим М.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован и, по мнению судебной коллегии, является правильным.

В судебном заседании Г. изменил свои показания, и стал утверждать, что к указанному преступлению не причастен.

Суд проверил его показания и, оценив добытые доказательства в совокупности, обоснованно пришел к выводу, что преступление в отношении А., С.В. и М. совершил Г., и его действия правильно квалифицировал по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "в", "з", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к", "н" УК РФ.

Утверждения Г. в той части, что на предварительном следствии он оговорил себя, судом проверены и с приведением мотивов принятого решения признаны несостоятельными.

Оснований ставить под сомнение принятое судом решение судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Квалифицируя действия осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд пришел к выводу, что он совершил убийство потерпевшего, заведомо находившегося для него в беспомощном состоянии вследствие малолетнего возраста и нахождения в состоянии сна.

Между тем, факт нахождения потерпевшего в состоянии сна не является основанием для правовой оценки действий лица, виновного в его убийстве, по указанному квалифицирующему признаку, в связи с чем подлежит исключению осуждение Г. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ по квалифицирующему признаку беспомощного состояния "нахождение потерпевшего в состоянии сна".

Кроме того, подлежит смягчению Г. наказание, назначенное судом по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к", "н" УК РФ, поскольку оно назначено с нарушением ст. 66 ч. 3 УК РФ.

Иных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора по материалам дела не установлено.

Вопрос о психическом состоянии осужденного в момент совершения преступления судом выяснялся, данных о наличии у него психического заболевания или временного расстройства психической деятельности, которое не позволяло бы ему контролировать свои действия, либо давать отчет им, не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и данных о личности осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Алтай от 13 сентября 2001 года в отношении Г. изменить:

- в соответствии со ст. 66 ч. 3 УК РФ смягчить ему наказание, назначенное по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к", "н" УК РФ до 7 лет 6 месяцев лишения свободы;

- исключить из осуждения Г. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак "нахождение потерпевшего в состоянии сна", оставив осуждение его по данному пункту по квалифицирующему признаку "убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии вследствие малолетнего возраста".

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "в", "з", 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ, путем частичного сложения окончательно назначить Г. 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор в отношении Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"