||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 мая 2002 г. N 50-о01-93

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Коннова В.С.

судей - Глазуновой Л.И. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 8 мая 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных Ц. и Ч. на приговор Омского областного суда от 5 октября 2001 г., которым

Ц., <...>, чех, со средним образованием, ранее судимый:

- 14 августа 1990 г. по п. п. "а", "д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к шести годам лишения свободы, освобожден 9 декабря 1995 г. по отбытии срока наказания;

- 12 июля 1996 г. по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР к трем годам лишения свободы, освобожден 3 августа 1998 г. условно-досрочно на шесть месяцев 26 дней;

- 8 февраля 2000 г. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в"; 161 ч. 2 п. п. "б", "в" и 166 ч. 2 п. "б" УК РФ к пяти годам шести месяцам лишения свободы с исчислением срока наказания с 29 июня 1999 г.;

- осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы; по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ - к шести годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 325 УК РФ - к одному году исправительных работ с удержанием 10 процентов заработка в доход государства; по совокупности преступлений: на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Ч., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый:

- 3 ноября 1993 г. по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к шести годам лишения свободы, освобожден 4 августа 1998 г. условно-досрочно на пять месяцев 15 дней;

- 27 апреля 2001 г. по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы, с исчислением срока наказания с 8 февраля 2001 г.;

- осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ - к пяти годам лишения свободы; по совокупности преступлений: на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Ц. и Ч. признаны виновными и осуждены за убийство В., совершенное 6 июня 1999 г. группой лиц по почве личных неприязненных отношений; за неправомерное завладение автомашиной В. "Москвич-2141" без цели ее хищения, совершенное 6 июня 1999 г. группой лиц по предварительному сговору, а Ц., кроме того, и неоднократно.

Ц. также признан виновным и осужден за похищение паспорта и других важных личных документов В.: его военного билета и водительского удостоверения, совершенное 7 июня 1999 г.

Преступления совершены ими в Омской области при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимый Ц. виновным признал себя частично, а подсудимый Ч. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Ц. просит отменить приговор и направить дело на новое расследование, ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора, неправильную оценку доказательств и чрезмерную строгость назначенного ему наказания. Утверждает об отсутствии у него умысла на хищение документов В. и об оставлении их в машине;

- осужденный Ч. просит отменить приговор, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, на применение к нему при задержании незаконных методов, вследствие чего он оговорил себя; на неполноту судебного следствия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., заключение прокурора Шаруевой М.В. об изменении приговора в отношении Ц. и оставлении приговора без изменения в отношении Ч., проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Ч. законным и обоснованным, а в отношении Ц. - подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность Ц. и Ч. в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Виновность Ц. и Ч. в неправомерном завладении машиной В. в жалобах по существу не оспаривается.

В ходе предварительного следствия Ч. пояснял, что В. обнаружил пропажу своих документов. Он (Ч.) подумал, что их мог похитить Ц., он способен на такое, и стал спрашивать у Ц., брал ли тот документы В. Ц. сказал, что документы могут быть под ковриком в машине и их там В. действительно обнаружил.

Впоследствии он услышал ругань, а затем крик Ц.: "Держи его". Отбегающий от машины В. налетел на него и они оба упали в воду, В. побежал по воде в сторону середины протоки, он побежал за В. При этом Ц. кричал, чтобы он тащил его к берегу. Он схватил В. и, несмотря на то, что тот вырывался, подтащил его к берегу. Ц. крикнул ему, чтобы он держал В., а сам сбегал и принес целлофановый пакет. Этот пакет он надел на голову В. и, сдерживая концы пакета двумя руками на шее В., погрузил голову В. в воду. Он (Ч.) тоже помогал Ц. держать В. в воде, они держали его в воде 2 - 3 минуты, потом пошли пузыри воздуха и Ц. сообщил: "Все", он "хлебнул", "готов". Когда они отпустили В., тот остался лежать в воде и не подавал признаков жизни. Умер В. от их действий. Он снял с головы В. пакет и выбросил на берегу.

В судебном заседании 25 - 26 июля 2001 г. подсудимый Ч. также пояснял, что ему Ц. велел держать пойманного и доставленного к берегу В. Когда Ц. надевал на голову В. целлофановый мешок, то он (Ч.) держал В. за руки, прижав их к его груди. Затем Ц. опустил голову В. в воду, придерживая концы пакета на шее В. руками, а он так и держал руки В. на его груди и так они держали В. под водой минуты 2, пока В. не перестал "дергаться", после чего он так и остался лежать в воде и подняться уже не пытался. Пакет с головы В. он сдернул и бросил на берегу. Он не отрицает, что В. был утоплен, что его смерь наступила от его и Ц. действий.

Изменение показаний Ч. суд дал надлежащую оценку.

Объективно показания Ч. в этой части подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть В. могла наступить 6 июня 1999 г. в результате механической асфиксии: как от закрытия отверстия дыхательных путей пластиковым пакетом, так и в результате закрытия дыхательных путей водой при утоплении.

Судом проверялись доводы Ц. о возможности наступления смерти В. от естественных причин, в том числе - от перепада температуры при его нахождении в воде, однако эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом, поскольку, как следует из актов экспертиз, имелись признаки смерти В. от механической асфиксии, и эти данные соответствуют приведенным показаниям Ч.

Ходатайство адвоката Жук С.В. о допросе судебно-медицинского эксперта Р. "по вопросам о возможности утопления" В. разрешено судом верно, поскольку по указанному вопросу имеется акт комиссионной судебно-медицинской экспертизы и выводы экспертов в этой части понятны и не требовали дополнительных разъяснений. Как следует из протокола судебного заседания, никем из участников процесса не ставился вопрос о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы либо о допросе судебно-медицинского эксперта по другим вопросам, в силу чего, исходя из конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности самих сторон, в обязанности суда не входил сбор дополнительных доказательств.

Ссылка Ц. на невозможность надеть полиэтиленовый пакет на голову В. при ее нахождении в воде необоснованна и несостоятельна. Кроме того, как следует из приведенных показаний Ч., полиэтиленовый пакет Ц. надевался на голову В., когда голова того не была в воде, а его руки он (Ч.) нейтрализовал, после чего голову В. Ц. поместил в воду.

Поскольку срез полиэтиленового пакета на шее В. герметично не был зафиксирован, попадание в пакет воды не противоречит обстоятельствам происшедшего. Об этом же свидетельствуют показания Ч. о том, что при нахождении тела и головы В. в воде "пошли пузыри воздуха".

С учетом того, что пакет, согласно показаний Ч., был выброшен на берегу, а осмотр места происшествия проводился спустя продолжительное время, когда мер к сохранению целлофанового пакета в месте выброса не принималось и на него воздействовали внешние факторы, в том числе - ветер, ссылка Ц. на то, что в протоколе осмотра места происшествия не указано об обнаружении пакета, не влияет на законность и обоснованность приговора.

Как следует из показаний Ц. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, он с Р. труп В. положили в мешки, мешки сцепили проволокой, затем положили труп в мотороллер, а когда перевезли, то спустили труп с обрыва к воде и положили труп у воды (т. 1 л.д. 162 - 163; т. 2 л.д. 31). Свидетель Р. также пояснял, что он и Ц. вдвоем достали труп В. из воды, запихнули его в мешки, погрузили труп в кузов мотороллера, отвезли к Иртышу и Ц. столкнул труп в Иртыш.

При таких данных доводы Ц. о том, что в связи с перенесенной 2 февраля 1999 г. операцией (спаечно-кишечная непроходимость и прободная язва желудка), выпиской из больницы 28 февраля 1999 г. он по своему состоянию не мог совершить действий, в каких признал виновным, 6 июня 1999 г., являются несостоятельными. Совершение указанных действий Ц. с трупом В. не препятствовало и совершению им действий по надеванию пакета на голову В. и помещение головы в воду, удержанию там, когда руки В. были нейтрализованы Ч. и тот также надавливал на тело В., утапливая его.

Ссылка Ц. на то, что когда утром следующего дня он пришел к Р., его одежда была сухой, не свидетельствует о том, что не находился в воде при происшедшем, поскольку, как следует из материалов дела, происшедшее имело место поздним вечером, а пришел он к Р. в 7 - 8 часов утра, при этом было летнее время и одежда могла высохнуть. Кроме того, как пояснял свидетель Р., он "не обратил внимания и не может сказать, была ли одежда сухой или влажной" (л.д. 37 т. 21).

Судом исследовались доводы Ч., изложенные в последнем слове после того, как ему стало известно, какое наказание предложил ему назначить прокурор, о применении к нему незаконных методов при задержании и написании им заявления, именуемого "явкой с повинной". Из собственноручно написанного указанного заявления Ч. следует, что он писал его добровольно, без физического и психического воздействия со стороны сотрудников милиции (л.д. 119 т. 1). В судебном заседании Ч. неоднократно заявлял, что задержан он был по поводу кражи, но его "замучила совесть" и он самостоятельно написал явку с повинной (л.д. 26, 27, т. 2).

Кроме того, показания об убийстве В. им и Ц. он давал в ходе предварительного следствия различным лицам, в том числе - при его допросах с участием защитника (т. 1 л.д. 179 - 182, 187 - 188); такие же показания давал и в судебном заседании 25 - 26 июля 2001 г.

При таких данных указанные доводы Ч. правильно признаны недостоверными.

Выводы суда о том, что Ц. принимал меры по сокрытию трупа В., соответствуют материалам дела. Как пояснял свидетель Р., его Ц. попросил "прибрать", спрятать труп. В мешки, в которые они положили труп, они положили несколько кирпичей, после чего Ц. скрепил мешки между собой. В таком виде труп в мешках сбросили в Иртыш, труп погрузился под воду. Труп они сбросили в менее людном месте.

Как пояснял Ч., к месту происшедшего Ц., как он сказал, ездил, чтобы убрать труп. Вернувшись, сообщил, что он "похоронил" В.

Протоколом осмотра подтверждается, что труп В. был обнаружен в воде Иртыша в 2 м от берега в двух мешках, скрепленных проволокой. В мешках, кроме того, находились 3 фрагмента кирпичей.

Упаковывание трупа в мешки, помещение в мешки кирпичей, сбрасывание трупа, упакованного в мешки, в менее людном месте в воду Иртыша, а также показания Р. и Ч. о наличии у Ц. цели убрать, спрятать, похоронить труп, опровергают доводы Ц. о том, что он при этих действиях имел целью скорейшее обнаружение трупа другими людьми.

Как следует из приведенных доказательств, причиной конфликта послужила пропажа документов у В. и осведомленность Ц. о том, что они стали находиться под ковриком в машине. Из материалов дела также следует, что Ц. принимал активные меры по сокрытию трупа В. При таких данных с учетом приведенных показаний Ч. суд обоснованно признал доказанной вину Ц. в убийстве В. в группе с Ч.

Как следует из показаний потерпевших В., документы В. до происшедшего находились в машине. После происшедшего убийства, согласно показаний Ч. и Ц., документы В. также находились в машине. При осмотре машины документов В. в ней не было обнаружено. Как пояснял Ч., на следующий день после убийства В. по пути в Кормиловку Ц. в лесу сжег документы В. При таких данных и с учетом предшествовавшей пропажи у В. документов, сокрытия Ц. трупа В., суд правильно признал доказанной вину Ц. в похищении документов В.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ц. и Ч. в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: Ц. - по п. "ж" ч. 2 ст. 105; п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 и ч. 2 ст. 325 УК РФ; Ч. - по п. "ж" ч. 2 ст. 105; п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание Ц. и Ч. по указанным составам преступлений судом назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

С учетом наличия особо опасного рецидива Ц. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ назначено наказание, близкое к минимально возможному.

Как следует из материалов дела, Ц. ранее неоднократно отбывал наказание в виде лишения свободы, но этот вид наказания к его исправлению не привел. При таких данных неназначение судом Ц. пожизненного лишения свободы и назначение ему наказания в виде лишения свободы не на максимально возможный срок за умышленное лишение жизни другого человека нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самим Ц. и данным о его личности.

Ссылка Ч. на непроведение в отношении него судебно-психиатрической экспертизы не влияет на законность и обоснованность приговора. Как следует из материалов дела, с 29 августа по 5 сентября 1996 г. Ч. находился на лечении с диагнозом: астено-невротический синдром личности с психопатическими чертами характера (т. 2 л.д. 11). После освобождения из мест лишения свободы он на учете у психиатра не состоял (т. 1 л.д. 264). После совершения данных преступлений Ч. 27 апреля 2001 г. осуждался по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, признаваясь вменяемым. С учетом осмысленных, целенаправленных действий Ч. при происшедшем, поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда и галлюцинаций, адекватного его поведения при расследовании и рассмотрении дела, предусмотренных законом оснований для назначения в отношении Ч. судебно-психиатрической экспертизы не имелось, его вменяемость сомнений не вызывает.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы и обоснованы.

Ссылка Ч. на непроведение следственного эксперимента с Ц. (по возможности видеть происходящее без очков) не влияет на законность и обоснованность приговора, с учетом прошедшего времени со времени совершения убийства - 6 июня 1999 г., заинтересованности самого Ц. в результатах эксперимента его проведение не вызывалось необходимостью. Кроме того, как следует из материалов дела, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании такого ходатайства не заявлялось, а на суд, согласно конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, не возложена обязанность сбора дополнительных доказательств.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Вместе с тем, учитывая, что Ц. не признавал своей вины по ч. 2 ст. 325 УК РФ, а ко времени постановления приговора истекли установленные ст. 78 УК РФ сроки давности, суду следовало освободить Ц. от назначенного ему по ч. 2 ст. 325 УК РФ наказания, что сделано не было. При таких данных в этой части приговор подлежит изменению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 5 октября 2001 г. в отношении Ч. оставить без изменения.

Тот же приговор в отношении Ц. изменить.

На основании ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР освободить Ц. от наказания, назначенного ему по ч. 2 ст. 325 УК РФ, за истечением сроков давности.

Тот же приговор в части осуждения Ц. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ оставить без изменения.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. "ж" ч. 2 ст. 105 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, назначить наказание Ц. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на шестнадцать лет девять месяцев.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности данных преступлений, предусмотренных п. "ж" ч. 2 ст. 105 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, и преступлений, предусмотренных п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 158; п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 161 и п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, за совершение которых он осужден приговором от 8 февраля 2000 г., окончательное наказание назначить Ц. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на семнадцать лет девять месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении Ц. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОННОВ В.С.

 

Судьи

ГЛАЗУНОВА Л.И.

РУСАКОВ В.В.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"