||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 мая 2002 г. N 196п2002

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Радченко В. И., Петухова Н.А., Сергеевой Н.Ю., Верина В.П., Жуйкова В.М., Смакова Р.М., Кузнецова В.В., Попова Г.Н., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Меркушова А.Е. на приговор Тверского областного суда от 24 октября 2001 года, по которому

К.В., <...>, несудимый,

осужден

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, без штрафа;

- по ст. 107 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 4 лет и 1 месяца лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в колонии-поселении.

Срок отбывания наказания К.В. исчислен с 8 мая 2001 года.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2001 года по протесту прокурора приговор суда в отношении К.В. отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства.

В протесте поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2001 года в отношении К.В. и передаче уголовного дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В., возражавшего против удовлетворения протеста,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

согласно приговору суда, К.В. признан виновным в убийстве двух лиц, совершенном в состоянии аффекта, и в незаконном хранении огнестрельного оружия - охотничьего ружья.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

7 мая 2001 года, между 13 и 14 часами, К.В. получил пенсию и после этого распивал спиртное с К.А. и С. сначала у них в доме <...>, а затем, в вечернее время, в большой комнате своей изолированной квартиры.

Когда спиртное закончилось, К.А. и С. стали просить у К.В. еще деньги на спиртное, но он им отказал.

В ответ на отказ они, продолжая требовать деньги на спиртное, нанесли К.В. 1 - 2 удара в левую половину лица и один удар в область левой кисти, причинив ему кровоподтек в области левого глаза, кровоподтек и ссадину левой надбровной дуги и ссадину 2-го пальца левой кисти, не причинившие вреда здоровью К.В.

Тогда К.В., находясь в состоянии сильного душевного волнения, вызванного насилием и противоправными действиями со стороны потерпевших, взял в соседней комнате двуствольное охотничье ружье и с целью лишения жизни произвел по одному выстрелу в каждого из потерпевших.

В результате К.А. было причинено одно огнестрельное дробовое частично сквозное ранение грудной клетки, проникающее в левую плевральную полость, с повреждением 2 - 6 ребер по лопаточной линии слева, 3 - 4 ребер по среднеключичной и окологрудинной линиям слева, ткани левого легкого, сердечной сорочки, мышцы сердца с кровоподтеком грудной клетки, которое сопровождалось причинением тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения.

С. причинено одно огнестрельное слепое дробовое ранение шеи справа в верхней трети, проникающее в полость черепа, с повреждением костей черепа, твердой мозговой оболочки, вещества головного мозга, с кровоизлияниями в мягкие ткани головы и шеи, правую долю щитовидной железы, а также в вещество головного мозга и полость желудочков головного мозга, которое сопровождалось причинением тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения.

От указанных огнестрельных дробовых ранений потерпевшие скончались на месте происшествия.

К.В. около 2 часов 30 минут 8 мая 2001 года, оправившись от происшедшего и обнаружив, что действительно убил К.А. и С., вызвал милицию и сообщил о совершенном убийстве.

Кроме того, К.В. признан виновным в том, что после 1996 года в своем доме незаконно хранил охотничье ружье модели ТО "Б" N 184772 16-го калибра 1962 года выпуска и боеприпасы к нему - 52 снаряженных патрона 16-го калибра.

Принимая решение об отмене приговора суда, кассационная коллегия указала на то, что судом не дана оценка первоначальным показаниям осужденного К.В., в которых он утверждал, что "не помнит" обстоятельств содеянного, а также на отсутствие в материалах дела заключения судебно-психиатрической экспертизы о наличии аффекта в действиях осужденного. Отсутствие в деле указанных данных не давало суду первой инстанции оснований сделать вывод об убийстве потерпевших К.В. в состоянии аффекта.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорного протеста, Президиум находит его обоснованным, а определение кассационной инстанции - подлежащим отмене, поскольку доводы, приведенные в обоснование решения об отмене приговора суда, находятся в противоречии с материалами дела и требованиями уголовно-процессуального закона.

Кассационная коллегия, отменяя приговор, не указала нормы закона, которые, по ее мнению, были нарушены судом и которые влекут необходимость отмены приговора.

Из материалов уголовного дела усматривается, что суд в соответствии со ст. 314 УПК РСФСР в описательной части приговора указал преступные деяния К.В., признанные доказанными, а также место, время, способ совершения преступления, характер вины, мотивы и последствия преступления, то есть суд выполнил требования норм уголовно-процессуального закона.

Каких-либо доводов, ставящих под сомнение правильность установления обстоятельств совершенного преступления, а именно объективность установления совершенных К.В. действий, составляющих объективную сторону преступления, а также действий потерпевших, как установлено судом и следствием, спровоцировавших применение осужденным оружия, в определении кассационной инстанции не содержится.

В кассационном определении указывается на отсутствие в приговоре суда оценки первоначальных показаний К.В., в которых он сообщал о том, что "не помнит" обстоятельств содеянного.

Из материалов уголовного дела видно, что К.В. в своих первоначальных показаниях не сообщал подробностей своих действий и действий потерпевших, ссылаясь на запамятование. В своих последующих показаниях, в том числе и в показаниях в суде, по мере восстановления в памяти последовательности происшедших событий, К.В., дополняя и уточняя свои первоначальные показания, сообщил о действиях потерпевших, имевшем место насилии с их стороны после того, как он отказался дать им деньги на спиртное.

Эти показания К.В. эксперты отметили в акте при проведении судебно-психиатрической экспертизы, где указали, что К.В., сообщая им о правонарушении, не противоречил своим показаниям, имеющимся в материалах дела.

Истолковав возможные сомнения в этой части в пользу К.В., суд сделал вывод об убийстве потерпевших в состоянии аффекта, исходя из его психологического состояния, имевшего характер ответной реакции на неправомерные действия потерпевших, применивших к нему в указанной судом ситуации насилие.

Суд принял во внимание установленное судебно-психиатрической экспертизой соматическое, неврологическое, психическое состояние К.В., его возраст, социальный статус, данные о личности потерпевших и не нашел оснований для назначения дополнительной либо повторной судебно - психиатрической экспертизы, о проведении которых сторонами процесса ходатайств заявлено не было.

Поскольку определение кассационной инстанции не содержит обоснованных и убедительных доводов об ошибочных выводах суда в части квалификации преступных действий К.В. по ст. 107 ч. 2 УК РФ и не содержит указаний на нарушение судом первой инстанции норм закона, оно подлежит отмене с передачей дела на новое кассационное рассмотрение в связи с тем, что содержание кассационного определения не соответствует требованиям ст. 351 УПК РСФСР.

Кроме того, отменяя приговор в части осуждения К.В. по ст. 222 ч. 1 УК РФ, о чем прокурором в кассационном протесте вопрос не ставился, кассационная коллегия в своем определении в нарушение требований ст. 342 УПК РСФСР не привела оснований к отмене приговора и в этой части.

На основании изложенного, руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 378 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2001 года в отношении К.В. отменить и передать дело на новое кассационное рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"