||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПРОТЕСТ

от 7 мая 2002 г. N 19-В01-7

 

К.А. обратился в суд с иском к К.В., Д. и администрации г. Ставрополя о признании недействительными договоров приватизации и купли-продажи квартиры и применении последствий недействительности сделок.

В обоснование иска К.А. указал, что при приватизации в 1992 г. квартиры <...>, в которой он проживал со времени рождения, были нарушены его права - квартира приватизирована К.В. без его участия и без согласия органов опеки и попечительства; 28 марта 1997 г. К.В. продал указанную квартиру Д.

Решением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 27.04.2000 г. иск удовлетворен.

Разрешая дело, суд пришел к выводу о признании договора приватизации недействительным, поскольку приватизация квартиры была произведена без участия истца, 1981 года рождения и без согласия органов опеки и попечительства; признание договора приватизации недействительным является, по мнению суда, основанием для признания недействительным последующего договора купли-продажи этой квартиры.

Решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

Как видно из дела и установлено судом, 26 октября 1992 г. между Ставропольским городским Советом народных депутатов и К.В. был заключен договор приватизации кв. <...> (л.д. 10).

При заключении договора приватизации не были учтены права проживающего в этой квартире несовершеннолетнего сына К.В. - К.А.

28 марта 1997 г. К.В. продал, а Д. купила у него указанную квартиру (л.д. 12 - 15).

В силу п. 3 ст. 10 ГК РФ при осуществлении гражданских прав разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Следовательно, Д. должна предполагаться добросовестным приобретателем спорной квартиры, пока не будет доказано иное.

С учетом изложенного то обстоятельство, что при приватизации квартиры не были учтены права несовершеннолетнего сына нанимателя, само по себе не является достаточным для признания недействительными договоров приватизации и купли-продажи квартиры.

Признание недействительными договоров в таких ситуациях создает условия для нарушения прав добросовестных участников гражданских правоотношений и возможности для злоупотребления правом, что противоречит основным началам гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) и не может иметь места с учетом положений ч. 3 ст. 17 Конституции РФ (осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц) и п. 1 ст. 10 ГК РФ (недопустимость при осуществлении гражданских прав злоупотребления правом).

При приватизации квартиры отцом истца - К.В. истец на основании ст. ст. 1 и 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" имел право получить ее в совместную с другими проживающими в ней лицами собственность.

С учетом этого к решению вопроса о возможности признания недействительным договора купли-продажи квартиры, находящейся в собственности нескольких лиц, применимы положения ст. 253 ГК РФ.

Согласно п. 3 ст. 253 ГК РФ каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Таким образом, договор купли-продажи спорной квартиры, заключенный между К.В. и Д., мог быть признан недействительным лишь при доказанности того, что она знала или заведомо должна была знать о правах К.А. на эту квартиру.

Однако данное обстоятельство судом не установлено, в связи с чем его решение нельзя признать законным, поскольку такое решение возлагает ответственность на Д. при отсутствии ее виновных действий, нарушающих права истца, и освобождает от ответственности действительных нарушителей его прав.

В такой ситуации - при недоказанности того, что Д. знала или заведомо должна был знать о правах К.А. при приватизации квартиры - права истца могут быть защищены путем предъявления им соответствующих исков либо к продавцу квартиры, либо к администрации города Ставрополя - правопреемнику органа, осуществлявшего в 1992 г. приватизацию спорного жилого помещения и допустившего нарушение прав К.А.

Таким образом, решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 27.04.2000 г. вынесено с нарушением норм материального права и подлежит отмене в силу п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РСФСР.

Руководствуясь ст. 324 ГПК РСФСР

 

прошу:

 

решение Промышленного суда г. Ставрополя от 27.04.2000 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Заместитель Председателя

Верховного Суда

Российской Федерации

В.М.ЖУЙКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"