||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 мая 2002 года

 

Дело N 46-В01-9

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Нечаева В.И.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                     Горохова Б.А.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 7 мая 2002 г. гражданское дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Красноярского районного суда Самарской области от 10 ноября 1999 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 7 февраля 2000 г. и постановление президиума Самарского областного суда от 22 марта 2001 г. по иску Б. и Ж. к ОАО "Самарский опытно-экспериментальный завод" о предоставлении жилой площади.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Г.А., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Б. и Ж. обратились в суд с иском к ОАО "Самарский опытно-экспериментальный завод" о предоставлении жилой площади. В обоснование своих требований указали, что они работали на предприятии ответчика и состояли в очереди на улучшение жилищных условий в связи с тем, что дом, в котором они проживают, является ветхим, имеет 65% износа. В 1992 году они были необоснованно исключены из списков очередников и решением Красноярского районного суда Самарской области от 13 октября 1992 года восстановлены в очереди. Ответчик отказывается предоставить им жилую площадь в соответствии с очередностью.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Решением Красноярского районного суда Самарской области от 10 ноября 1999 года иск удовлетворен. Суд обязал ОАО "Самарский опытно-экспериментальный завод" предоставить истцам жилое помещение согласно нормам, установленным законодательством.

Определением Самарского областного суда от 7 февраля 2000 года решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума Самарского областного суда от 22 марта 2001 года протест председателя Самарского областного суда оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений в связи с существенным нарушением норм процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что истцы работали на Самарском опытно-экспериментальном заводе - государственном предприятии и состояли в очереди на улучшение жилищных условий в связи с аварийным состоянием дома, в котором они проживают. В апреле 1992 года их незаконно исключили из очереди. Решением Красноярского районного суда от 13 октября 1992 года, вступившим в законную силу 25 января 1993 г. они были восстановлены в очереди за номерами 1 и 2. Администрация завода выдала Б. и Ж. гарантийные письма о том, что жилье им будет предоставлено в доме N 15 после сдачи его в эксплуатацию. Этими гарантийными письмами истцы были введены в заблуждение с целью непредоставления им квартир в доме N 19, который был заселен без сдачи его в эксплуатацию в октябре 1992 года - в тот период, когда истцы были восстановлены в очереди на улучшение жилищных условий. В 1993 году Самарский опытно-экспериментальный завод был преобразован в акционерное общество "Самарский опытно-экспериментальный завод". Имущество завода было полностью передано акционерному обществу. Следовательно, в соответствии со ст. ст. 57, 58 ГК РФ АО "Самарский опытно-экспериментальный завод" является правопреемником Самарского опытно-экспериментального завода. Выдавая истцам гарантийные письма и предлагая им принять участие в завершении строительства дома N 15, по мнению суда, ответчик фактически признал свои обязательства перед истцами.

Однако с выводом суда согласиться нельзя, поскольку он основан на неправильном применении норм материального права и сделан с существенным нарушением норм процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения.

Суд первой инстанции при рассмотрении данного спора применил ст. 93 ЖК РФ, регламентирующую порядок предоставления жилой площади в случае выселения лиц из дома, грозящего обвалом, установив, что дом, в котором проживают истцы, находится в аварийном состоянии и является ветхим. Между тем понятия "ветхость жилого помещения", "аварийное состояние дома" и "дом, грозящий обвалом" имеют различное правовое содержание. Если первые два свидетельствуют о ненадлежащем санитарном и техническом состоянии дома, что является основанием для признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий в соответствии с п. 2 ст. 29 ЖК РСФСР, то последнее - для выселения граждан с предоставлением жилой площади (ст. 93 ЖК РСФСР).

В обоснование своего решения суд сослался на заключение БТИ от 12 февраля 1992 года и акт комиссии Красноярской районной администрации (л.д. 30, 32), согласно которым этот жилой дом имеет средний процент износа - 71,3%, что соответствует его аварийному техническому состоянию. Однако в этих документах сведений о том, что дом грозит обвалом, не содержится. Доказательства этого обстоятельства в судебном заседании не исследовались. Поэтому вывод суда о предоставлении жилья по данному основанию сделан с нарушением требований ст. 93 ЖК РФ, согласно которой если дом (жилое помещение) грозит обвалом, гражданам, выселяемым из него, предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по решению исполнительного комитета местного Совета народных депутатов за счет жилищного фонда местного Совета народных депутатов (в настоящее время органов местного самоуправления) либо соответствующего предприятия, учреждения, организации.

В своих исковых заявлениях Б. и Ж. просили обязать ответчика предоставить им жилые помещения в связи с тем, что жилая площадь на этом предприятии была распределена с нарушением очередности.

Установление очередности истцов является юридически значимым обстоятельством. Поэтому суд должен был поставить этот вопрос на обсуждение и предложить сторонам представить доказательства в подтверждение своих доводов по данному вопросу в соответствии с требованиями ст. 50 ГПК РСФСР.

Сославшись на решение того же суда от 13 октября 1992 года (л. д. 20), суд признал установленным тот факт, что истцы состоят в очереди под номерами 1 и 2. Однако в этом решении не сказано, под каким номером истцы восстановлены в очереди. Предоставлением же истцам жилья вне очереди по решению суда нарушались бы интересы других очередников данного предприятия.

При новом рассмотрении дела суду следует определить, предоставлялась ли после исключения Б. и Ж. из очереди на улучшение жилищных условий до вступления в законную силу решения суда о восстановлении их в очереди, а также до принятия на заводе Положения о распределении жилой площади на платной основе, жилая площадь лицам, состоявшим в очереди на улучшение жилищных условий после истцов.

Установление этого обстоятельства имеет значение для правильного разрешения дела.

Суд, удовлетворяя иск, сослался также на гарантийные письма ответчика, в которых было указано, что принято решение о внеочередном предоставлении жилья истцам при завершении строительства очередного жилого дома N 15 (л.д. 5, 17).

Однако из содержания самих гарантийных писем не следует, что истцам в доме N 15 жилая площадь должна быть предоставлена по договору найма, в то время как истцы предъявили требования о предоставлении им жилой площади именно по договору найма. Имеющиеся в материалах дела документы свидетельствуют о том, что указанный дом строился за счет средств дольщиков и по договору найма жилые помещения очередникам завода в нем не выделялись (л.д. 244 - 245).

Между тем данные обстоятельства не получили оценки в решении суда в нарушение требований ст. 197 ГПК РСФСР, в то время как они также имеют значение для правильного разрешения дела.

Вопрос о праве директора завода (являвшегося на тот момент структурным подразделением Всесоюзного института "Оргэнергострой") и председателя профкома завода самостоятельно выдавать подобные гарантийные письма также имеет юридическое значение. В связи с чем суд должен был поставить и этот вопрос на обсуждение, предложив сторонам представить доказательства в подтверждение своих доводов и возражений, что в нарушение положений ст. 50 ГПК РСФСР им сделано не было.

При новом рассмотрении дела суду следует определить, вправе ли были указанные выше лица выдавать подобные гарантийные письма, и не были ли их выдачей нарушены права очередников на получение жилой площади по договору найма.

Кроме того, из резолютивной части решения следует, что суд обязал ответчика предоставить жилье истцам согласно нормам, установленным законодательством. Это решение неконкретно, не исключает возможность возникновения спора по поводу размера предоставляемого жилья при его исполнении, что не соответствует разъяснениям, содержащимся в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебном решении" от 26 сентября 1973 года N 9 (с последующими изменениями), согласно которому судам следует иметь в виду, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, и его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. Для окончательного разрешения данного дела суду следовало установить состав семьи истцов, с учетом которого предоставляется жилая площадь, и конкретно указать в резолютивной части решения размер предоставляемой им жилой площади.

Допущенные судом нарушения норм процессуального права являются в данном случае существенными, поскольку повлекли вынесение незаконного решения.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда и президиум этого суда не обратили внимание на допущенные судом первой инстанции нарушения закона.

В связи с незаконностью указанных судебных постановлений подлежат отмене и последующие судебные постановления по делу, включая определение Красноярского районного суда от 25 апреля 2000 г. об изменении порядка исполнения решения суда.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Красноярского районного суда Самарской области от 10 ноября 1999 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 7 февраля 2000 года, постановление президиума Самарского областного суда от 22 марта 2001 года и последующие судебные постановления отменить, дело направить на новое рассмотрение в Красноярский районный суд Самарской области.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"