||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 апреля 2002 г. N 77-о02-5

 

Судья: Фролова Т.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

30 апреля 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Л., адвокатов Антюхова В.Н. и Баева М.О. на приговор Липецкого областного суда от 26 декабря 2001 года, которым

Л., <...>, с неполным средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ на 8 лет 6 месяцев, по ст. 119 УК РФ на 1 год, а по совокупности этих преступлений, путем частичного сложения наказаний на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, окончательно на 9 лет с отбыванием в воспитательной колонии.

По настоящему делу по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ осуждены Б. и Ц., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Рассмотрен гражданский иск и разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения адвоката Баева М.О., поддержавшего доводы жалоб в защиту Л., потерпевшей Ш.Л., изложившей возражения против доводов жалоб, заключение прокурора Асанова В.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. признан виновным в совершении убийства потерпевшего группой лиц по предварительному сговору из хулиганских побуждений и в угрозе убийством К. и Г.

Преступления совершены в ночь на 7 июля 2001, примерно в 1 часу ночи в г. Елец Липецкой области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании, как указано в приговоре, осужденный Л. виновным себя в предъявленном обвинении признал частично.

В кассационных жалобах осужденный Л., адвокаты Антюхов В.Н. и Баев М.О., оспаривая вывод суда, что Л. являлся организатором убийства, утверждают, что "разобраться" с потерпевшим Ш. предложил осужденный Ц. Утверждают, что Г. и К. убийством Л. не угрожал, а суд поверил их противоречивым показаниям и необоснованно признал его виновным в этом. Утверждают также, что сговора на убийство Ш. между осужденными не было. Указывают, что Ш. умер от черепно-мозговой травмы, а в голову удары наносили другие осужденные, а Л. ударил только в грудь. Считают, что органами предварительного следствия дело расследовано, а судом рассмотрено с обвинительным уклоном. Утверждают, что суд не учел поведение Л., который по существу явился в милицию с повинной и пытался оказать помощь потерпевшему после приезда скорой помощи, а также данные, положительно характеризующие его. Считают, что выводы суда, изложенные в приговоре, о его виновности в убийстве основаны на необъективных показаниях заинтересованных в исходе дела лиц. Л. утверждает, что смерть потерпевшего наступила от ударов Б. и Ц., что наказание ему назначено чрезмерно суровое без учета данных о его личности и других обстоятельств, смягчающих наказание, и просит объективно разобраться в деле. Адвокат Антюхов утверждает, что судом не были конкретизированы действия каждого осужденного. Считает, что последовательные показания его подзащитного не опровергнуты. Ссылаясь на показания Ф., утверждает, что ни один свидетель не мог видеть, кто и в какую часть тела наносил удары потерпевшему, так как было очень темно, и просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Адвокат Баев М.О. указывает, что судья Фролова Т.А. участвовала "при рассмотрении частной жалобы адвоката Пакова в порядке ст. 220-1 УПК РСФСР в защиту гражданина Б.", проходящего по настоящему делу, и в силу ст. 60 УПК РСФСР не вправе была участвовать в рассмотрении настоящего дела.

В письменных возражениях на доводы жалоб потерпевшие Ш.Л., законные представители потерпевших К.И., К.К. и Г.Л., не соглашаясь с доводами жалоб, просят приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, находит приговор в отношении Л. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности осужденного Л. в убийстве потерпевшего Ш. из хулиганских побуждений совместно с Б. и Ц. основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Как видно из показаний несовершеннолетних потерпевших К., Г. и свидетеля Н. в судебном заседании, осужденные Л., Б. и Ц., вооруженные деревянными палками, беспричинно напали на Ш., Л. первым нанес удар в голову и сбил его с ног, а затем все стали наносить удары, выкрикивали: "Мы всех тут убьем!", погнались за убегавшим Н., а когда он скрылся, вернулись. К. и Г. подтвердили, что осужденные продолжали наносить удары лежавшему без движения потерпевшему, на замечания появившейся Г.Е. осужденные Л. и Ц. не реагировали и прекратили свои действия только после того, когда приехала скорая помощь. Л., бросив палку, взял К. за горло, а Г. за подбородок, велел им молчать и пригрозил, что убьет их.

С этими показаниями согласуются и показания Г.Е., М. и других свидетелей, подробно и правильно изложенные в приговоре.

Показания осужденного Л. об отсутствии предварительного сговора с другими осужденными, что он в голову потерпевшему удары палкой не наносил, опровергаются показаниями указанных выше лиц и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, которые изложены в приговоре в обоснование вывода суда о виновности осужденных.

Как установлено материалами дела, осужденный Л., находясь в нетрезвом состоянии, первым предложил Б. и Ц. избить Ш., первым нанес удар, принял участие в дальнейшем избиении его, погнался за убегавшим от них Н., чтобы нанести удары. После приезда скорой помощи потребовал от Г. и К., чтобы они молчали, угрожал им убийством.

В приговоре в обоснование вывода о виновности осужденного Л. приведены также показания потерпевшей Ш.Л., свидетелей Ф., Ц.Л., вещественные доказательства, фактические данные, содержащиеся в актах экспертиз, протоколах осмотра места происшествия и в других письменных источниках доказательств.

При осмотре места происшествия, где потерпевший подвергся избиению, изъяты три деревянные палки, на одной из которых обнаружена кровь, которая согласно акту экспертизы могла произойти от потерпевшего, расположение предметов, орудий преступления совпадает с приведенными выше показаниями потерпевших, свидетелей, осужденных и других лиц. Доводы о том, что одна палка изъята при повторном осмотре места происшествия что не установлено кем наносились удары палкой, на которой обнаружена кровь, поскольку было темно, опровергаются приведенными показаниями потерпевших и другими материалами дела.

Согласно данным, содержащимся в актах экспертиз, смерть потерпевшего Ш. наступила от черепно-мозговой травмы в виде ушиба головного мозга, кровоизлияния под оболочки головного мозга, перелома костей черепа. Повреждения в области головы образовались от многократного (не менее 7) травматического воздействия твердых предметов с шероховатой поверхностью. Каждое травматическое воздействие усугубляло ранее причиненное повреждение. Имелось множество повреждений в области конечностей, грудной клетки, шеи.

Сведения, содержащиеся в указанном акте экспертизы, соответствуют вышеприведенным показаниям потерпевших и свидетелей, в которых они изобличали осужденного Л. вместе с другими осужденными в убийстве потерпевшего Ш.

При таких данных содержащиеся в кассационных жалобах в защиту осужденного Л. доводы о его невиновности, о том, что потерпевшие и другие осужденные оговаривают его, что удары в голову он не наносил, что остались непроверенными доводы, свидетельствующие о невиновности, являются необоснованными.

Нельзя согласиться с доводами жалоб о ложности показаний К., Г., Г.Е., в которых они изобличали осужденного в убийстве потерпевшего из хулиганских побуждений и группой лиц по предварительному сговору и угрозе потерпевшим К., Г. убийством.

Суд тщательно проверил эти доводы и проанализировал показания осужденных, выяснил причины противоречий в доказательствах и обоснованно пришел к выводу о виновности Л.

Доводы о том, что указанные лица не могли в темноте разглядеть, кто наносил и в какую часть тела потерпевшего удары, опровергнуты фактическими данными, правильно приведенными в приговоре.

Аналогичные доводы кассационных жалоб также нельзя признать обоснованными, поскольку опровергаются собранными по делу фактическими данными.

У судебной коллегии нет сомнений в правдивости и объективности показаний несовершеннолетних потерпевших К. и Г., осужденных Б., Ц. и приведенных в приговоре показаний свидетелей.

Что касается довода о том, что дело рассмотрено незаконным составом суда, то с этим нельзя согласиться.

Как видно из определения судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда, судья Фролова принимала участие в рассмотрении частной жалобы на постановление Елецкого городского суда об отказе в изменении меры пресечения в отношении Б. Указанное определение не отменено и в силу ст. 60 УПК РСФСР обстоятельств, исключающих участие судьи Фроловой Т.А. в рассмотрении настоящего дела, отсутствуют.

С учетом сведений, содержащихся в акте психиатрической экспертизы, что Л. психическим заболеванием не страдает, мог в момент совершения преступлений и может в настоящее время осознавать характер и руководить своими действиями, в момент совершения преступлений находился в простом алкогольном опьянении и материалов дела осужденный обоснованно признан вменяемым за содеянное.

Нельзя также согласиться с тем, что показаниям, имеющим существенное значение для установления истины, дана неправильная оценка, а также с доводами о предвзятом отношении и рассмотрении дела в отношении Л. с обвинительным уклоном.

Оценка доказательствам в приговоре дана в совокупности, как того требуют ст. ст. 71, 314 УПК РСФСР.

На основании показаний потерпевших, свидетелей и других материалов дела в приговоре правильно разрешены иски о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Органами предварительного следствия и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменении приговора, не допущено, дело рассмотрено в соответствии требованиями закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Нет также данных, свидетельствующих о нарушении права на защиту или других существенных нарушениях требований уголовно-процессуального закона, связанных с возбуждением, расследованием или рассмотрением дела, которые могли бы повлиять на обоснованность выводов суда первой инстанции.

Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о правильности установленных фактических обстоятельства дела, касающихся содеянного и самого осужденного Л.

Суд правильно квалифицировал действия осужденного по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и", 119 УК РФ, поскольку установлено, что совершено убийство группой лиц и из хулиганских побуждений, после чего последовала угроза убийством очевидцам лишения жизни потерпевшего.

Оснований для иной квалификации его действий судебная коллегия не находит.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела и данных о личности Л., является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

В силу изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Липецкого областного суда от 26 декабря 2001 года в отношении Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"