||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 апреля 2002 г. N 5-о02-54

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Бурова А.А. и Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 30 апреля 2002 года дело по кассационному протесту государственного обвинителя Карпинской М.З. на приговор Московского городского суда от 5 ноября 2001 года, по которому

Ф.Е. <...>, с высшим образованием, несудимый,

- по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 290 ч. 1 и ч. 4 п. "б" УК РФ, оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., выступление прокурора Башмакова А.М., поддержавшего кассационный протест, и объяснения оправданного Ф.Е. и адвоката Танайлова, просивших приговор оставить без изменения, а протест - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия Ф.Е. было предъявлено обвинение в том, что он 14 июня 2001 года совершил неоднократно получение взятки за действия в пользу взяткодателя, которые входят в его служебные полномочия как должностного лица, при следующих обстоятельствах.

Ф.Е., работая в должности врача-травматолога-ортопеда в травматологическом пункте при городской поликлинике N 222, расположенной по адресу: гор. Москва, Амурская улица, дом 36, - и обладая должностными полномочиями, в число которых в соответствии с должностной инструкцией врача-травматолога-ортопеда, утвержденной главным врачом и согласованной с председателем профкома этой же поликлиники, входит оказание квалифицированной медицинской помощи, выдача листков временной нетрудоспособности и правильное ведение медицинской документации, 14 июня 2001 года, находясь в служебном кабинете, выполнял свои должностные обязанности.

Примерно в 10 часов к Ф.Е. обратился Ф. с просьбой выдать ему листок временной нетрудоспособности, освобождающий от работы сроком на 14 дней, хотя он не имел никаких жалоб на здоровье, что подтверждается заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Ф.Е., обладающий полномочиями по выдаче листков нетрудоспособности, руководствуясь корыстными мотивами и желая получить имущественное вознаграждение в целях личного обогащения, назвал Ф. сумму взятки в 700 рублей за выдачу фиктивного листка временной нетрудоспособности сроком на 14 дней из расчета 50 рублей за каждый день.

Во исполнение своего преступного умысла, используя должностные полномочия, Ф.Е. сделал записи в журнале приема больных и медицинской карте Ф., в которой указал вымышленный им диагноз: повреждение мениска левого коленного сустава, - и выписал ему направление в регистратуру поликлиники для оформления листка нетрудоспособности.

После того, как Ф.Е. стало известно, что территория, на которой прописан Ф., не обслуживается городской поликлиникой N 222, он, не желая отказываться от получения от него взятки, записал в журнале приема больных и медицинской карте фактический адрес последнего, которому имел право выдать листок временной нетрудоспособности. Однако для дальнейшего наблюдения и лечения Ф. обязан был получить разрешение главного врача поликлиники, к которому Ф.Е. направил его, выдав медицинскую карту, чем придал легитимность своим должностным обязанностям по выдаче листка нетрудоспособности лицу, не проживающему на территории обслуживания городской поликлиникой N 222.

Получив на руки направление в регистратуру на оформление листка временной нетрудоспособности, Ф. передал Ф.Е. в его кабинете в качестве незаконного вознаграждения 700 рублей. После получения взятки за выполнение своих должностных обязанностей Ф.Е. положил деньги в верхний карман операционной формы.

После передачи Ф.Е. взятки Ф. спросил у него о возможности выдачи листка временной нетрудоспособности его другу Р. Ф.Е., имея умысел на неоднократное личное получение взятки, дал согласие на выдачу Р. листка временной нетрудоспособности на тех же условиях, что и Ф.

По окончании разговора с Ф. к Ф.Е. обратился Р. с просьбой выдать ему листок временной нетрудоспособности, освобождающий от работы сроком на две недели, хотя он не имел никаких жалоб на здоровье, что подтверждается заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Ф.Е. назвал Р. сумму взятки в 700 рублей за выдачу фиктивного листка нетрудоспособности сроком на 14 дней из расчета 50 рублей за каждый день.

Р. согласился, будучи уже осведомлен Ф. о сумме, требуемой Ф.Е. за выдачу фиктивного листка временной нетрудоспособности.

Во исполнение своего преступного умысла, используя свои должностные полномочия, Ф.Е. сделал записи в журнале приема больных и медицинской карте Р., в которой указал вымышленный им диагноз: повреждение связок правого голеностопного сустава, - и выписал ему направление в регистратуру поликлиники для оформления листка временной нетрудоспособности.

Получив на руки направление в регистратуру на оформление листка временной нетрудоспособности, Р. передал Ф.Е. в его кабинете в качестве незаконного вознаграждения 700 рублей.

После получения взятки за выполнение своих должностных обязанностей Ф.Е. положил деньги в верхний карман операционной формы.

После этого Ф.Е. прошел в регистратуру поликлиники и лично проконтролировал оформление Ф. и Р. листков временной нетрудоспособности, которые передал им в руки.

Суд 1-й инстанции оправдал Ф.Е. за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

В кассационном протесте (основном и дополнительном) ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В обоснование протеста прокурор ссылается на односторонность и неполноту судебного следствия, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и необоснованность признания ряда доказательств не имеющими юридической силы.

Прокурор утверждает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, в частности показания свидетелей Л., О., С., К., Ж. и эксперта Д.

Помимо этого при наличии противоречивых показаний и доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из них и отверг другие, почему за основу берутся показания Ф.Е. и ставятся под сомнение показания свидетелей.

Анализируя показания свидетеля Ф. и аудиозапись его разговора с Ф.Е. от 14 июня 2001 года, указывает на необоснованность исключения из числа доказательств указанной аудиозаписи, поскольку в судебном заседании не выяснено, не связана ли разница в номерах диктофона с технической ошибкой. Кроме того, не допросив понятых С. в качестве дополнительных свидетелей, нельзя сделать вывод, что они не владеют русским языком. Ссылается на то, что расшифровка аудиозаписи производилась в рамках оперативного эксперимента еще до возбуждения уголовного дела, в связи с чем необязательно понятым должны разъясняться положения ст. 135 УПК РСФСР.

Указывает на то, что показания свидетелей Ф. и Р. о том, что они были травматологически здоровы, подтверждены справкой поликлиники и показаниями врача-травматолога Ж. и судебно-медицинского эксперта Д. в судебном заседании.

Помимо этого суд не указал в приговоре, почему не доверяет показаниям свидетелей Ф. и Р. относительно передачи ими денег Ф.Е., а также свидетелей О., Л., С. и К., видевших, как Ф.Е. на предложение Г. достать все из карманов достал деньги из кармана форменной одежды, пояснив, что эти деньги получены в качестве благодарности.

Утверждает, что показания Ф.Е. в суде о том, что деньги оказались у него в кармане хирургической куртки, когда она висела на вешалке, застиранная от попавшей на нее крови при обработке раны одной из пациенток, видятся надуманными и ничем не подтверждены. Указанное предположение он высказал лишь в судебном заседании, ранее в ходе следствия об этом не говорил, что подтверждается и видеозаписью выдачи им денежных средств 14 июня 2001 года, воспроизведенной в суде, когда он подтвердил, что эти деньги получены в качестве благодарности.

Ссылается на то, что суд не дал оценки тому факту, что Ф.Е. выдал больничные листы травматологически здоровым людям.

Адвокат Танайлов в возражениях на кассационный протест просит оставить его без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационном протесте доводы, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, имеющих значение для решения вопроса о виновности или невиновности подсудимого.

Согласно ст. 314 УПК РСФСР в описательной части оправдательного приговора излагается сущность обвинения, по которому обвиняемый был предан суду, и обстоятельства дела, установленные судом, приводятся доказательства, послужившие основанием для оправдания подсудимого с указанием мотивов, объясняющих, почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение.

По настоящему делу эти требования закона судом не выполнены.

Суд 1-й инстанции, придя к выводу о недоказанности вины Ф.Е. во вмененном ему преступлении, в то же время в приговоре не указал обстоятельства дела, установленные судом.

Обосновывая вину Ф.Е. в предъявленном ему обвинении, органы следствия сослались на показания свидетелей Ф., Р., К., Г., С., Л., О., заключение судебно-медицинских экспертов и фоноскопической экспертизы, акт добровольной выдачи Ф.Е. 1400 рублей, некоторые другие данные.

Придя к выводу, что Ф.Е. подлежит оправданию за недоказанностью его участия в совершении преступлений, суд в то же время не указал, почему он отверг показания свидетелей Ф. и Р. относительно передачи ими Ф.Е. денег в сумме 1400 рублей за выдачу фиктивных листков трудоспособности.

Не дал суд также надлежащей оценки заключению судебно-медицинских экспертов о том, что указанные в медицинских картах Ф. и Р. диагнозы выставлены врачом Ф.Е. формально, акту добровольной выдачи Ф.Е. денег в сумме 1400 рублей, полученных от Ф. и Р. в качестве благодарности, справкам городской поликлиники N 69 гор. Москвы о том, что Ф. и Р. являются травматологически здоровыми людьми, показаниям врача-травматолога Ж. и судебно-медицинского эксперта Д. в судебном заседании относительно состояния здоровья Ф. и Р.

Помимо того суд не дал никакой оценки сопроводительным листкам в регистратуру, выписанных Ф.Е. и переданным Ф. и Р. для оформления листков временной нетрудоспособности, а также выданным Ф. и Р. листкам временной нетрудоспособности с диагнозами соответственно: повреждений левого коленного сустава и повреждение связок правого голеностопного сустава.

По существу не дано судом оценки и некоторым другим данным, на которые органы следствия ссылаются в обвинительном заключении в подтверждение вины Ф.Е.

Как видно из материалов дела, по мнению органов следствия доказательствами вины Ф.Е. во вмененном ему преступлении являются аудиомикрокассета с записью разговора Ф. и Ф.Е. от 14 июня 2001 года, заключение фоноскопической экспертизы о том, что признаки монтажа на указанной кассете отсутствуют, и акт распечатывания и расшифровки записи разговоров Ф.Е., Ф. и Р.

Суд же, придя к выводу о необходимости исключить из числа доказательств, в частности, вышеназванную аудиозапись разговора Ф. и Ф.Е. и акт расшифровки этой аудиозаписи, сослался на то, что лишен возможности сделать однозначный вывод о том, что выданный Ф. и возвращенный им диктофон является одним и тем же диктофоном, поскольку свидетели Ф. и Р. назвали одну марку диктофона, а в акте расшифровки указана другая марка. Кроме того, суд сослался на то, что расшифровка аудиозаписи производилась в присутствии понятых С., о владении русским языком которых отсутствуют какие-либо сведения.

В то же время суд полно и всесторонне не проверил, чем вызвано расхождение в марке диктофона. Не вызвал в судебное заседание понятых С. и не выяснил у них, владеют ли они русским языком.

Кроме того, суд по существу не дал никакой оценки заключению фоноскопической экспертизы относительно отсутствия монтажа на аудиокассете.

Что же касается ссылки суда на то, что ему не представилось возможным определить принадлежность переданных Ф.Е. денег, то из приговора не видно, какое значение имеет данное обстоятельство для решения вопроса о его виновности или невиновности.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Ф.Е. нельзя признать обоснованным, в связи с чем он подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение, при котором в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР суду необходимо всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, устранить отмеченные недостатки и в зависимости от добытых данных решить вопрос о его виновности или невиновности.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 5 ноября 2001 года в отношении Ф.Е. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"