||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 апреля 2002 г. N 86-о02-10

 

Председательствующий: Гагин С.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Пелевина Н.П. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 29 апреля 2002 г. дело по кассационном протесту государственного обвинителя Парчевского В.В. на приговор Владимирского областного суда от 24 декабря 2001 года, которым

С., <...>, русский, с высшим образованием, женатый, несудимый, -

по ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "г" УК РФ оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения С., адвоката Мохорева Д.И. в защиту С., находивших протест необоснованным, приговор законным и обоснованным, просивших оставить его без изменения, а протест - без удовлетворения, прокурора Хомицкой Т.П., не поддержавшую кассационный протест, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного расследования С. обвинялся в том, что он, работая Главой администрации Юрьев-Польского района Владимирской области, в январе - мае 1996 года в служебном кабинете N 1 дома N 33 по улице Шибанкова г. Юрьев-Польский, используя свое должностное положение и служебные полномочия, вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности, с целью получения взятки в крупном размере потребовал от А. передать ему новую четырехкомнатную, квартиру улучшенной планировки во втором подъезде дома N 19 по улице Луговой города Юрьев-Польский.

Распределением квартир в этом доме занимался А., а одним из руководимых им (А.) предприятий велось строительство 30-квартирного жилого дома по пер. Садовому г. Юрьев-Польского, завершение строительства и реализация которого были невозможны без вложения дополнительных денежных средств.

Достоверно зная об этом, С. предложил в случае удовлетворения его требований о предоставлении 4-комнатной квартиры обеспечить финансирование строительства данного 30-квартирного дома за счет средств районного бюджета, а также приобретение указанного жилого дома администрацией района, так как данные действия входили в его служебные полномочия. А. с предложением С. согласился.

Так как свободных квартир удовлетворяющих требованиям С. в указанном доме уже не было, А. предложил своему подчиненному М. отдать С. принадлежащую тому 4-комнатную квартиру N 19 в этом доме общей площадью 127,5 кв. метров, обещая в последующем компенсировать М. материальные потери путем предоставления другого жилья и иных материальных ресурсов.

Не имея умысла на дачу взятки М. согласился передать свою квартиру С., так как А. обещал в будущем обеспечить его (М.) другим жильем.

С целью скрыть совершенное преступление по требованию С. 4 сентября 1996 года между М. и членами семьи С. был заключен договор мены квартиры С. <...> на право найма квартиры М. <...>, якобы, с условием получения М. доплаты разницы в стоимости квартир в сумме 53 млн. неденоминированных рублей.

Стоимость квартиры <...> на момент обмена составляла 79320438 неденоминированных рублей, а квартиры N 19 в доме <...> - 139532687 неденоминированных рублей.

Таким образом, 4 сентября 1996 года С. как изложено в обвинении, получил от А. в качестве взятки имущество и выгоды имущественного характера, которые выразились в приобретении права найма и пользования квартирой <...>, кроме того, в результате заключения договора мены квартирами между М. и членами семьи С., последний получил от А. в виде взятки имущество на сумму 60212249 неденоминированных рублей - сумму разницы в стоимости обмениваемых квартир.

В обеспечение преступной договоренности с А., используя полномочия Главы администрации Юрьев-Польского района, в течение 1996 - 98 годы за счет средств администрации района осуществлял финансирование строительства 30-квартирного жилого дома по пер. Садовому города Юрьев-Польский и заключал с предприятиями, руководимыми А. целый ряд договоров, в соответствии с которыми администрация Юрьев-Польского района принимала на себя обязательства по финансированию строительства указанного дома и его приобретению после завершения строительства.

Тем самым, по выводам органов следствия, С., "занимающий ответственное положение, получил лично взятку в крупном размере в виде имущества, выгод имущественного характера за действия в пользу взяткодателя, которые входили в его служебные полномочия и которым он в силу должностного положения мог способствовать, т.е. преступление, предусмотренное ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ.

8 сентября 1996 года, С., ранее получивший взятку, работая в той же должности, используя свое должностное положение и служебные полномочия, вопреки интересам службы, умышленно, из корыстной заинтересованности, с целью получения взятки в крупном размере, объяснил А., что его семье (С.) выделяются в качестве субсидии на приобретение жилья около 50 миллионов рублей, которые он должен будет отдать М. в качестве доплаты по условиям упомянутого выше договора мены квартирами от 4 сентября 1996 года. За те же свои действия в пользу А. (финансирование строительства 30-квартирного жилого дома по пер. Садовому г. Юрьев-Польский за счет средств районного бюджета, приобретение этого дома администрацией района) С. потребовал от А., чтобы его подчиненный М. отказался от получения денег.

9 сентября 1996 года в помещении Юрьев-Польского отделения N 2485 Сбербанка РФ, расположенного по адресу: улица Школьная, дом N 11, М. получил со своего счета N 60284 пятьдесят миллионов рублей, которые были перечислены на этот счет С., якобы, для погашения задолженности по договору мены квартирами. После этого С. получил от М. 50 млн. неденоминированных рублей в качестве взятки от А.

Обвинением утверждалось, что С., занимающий ответственное положение, получил лично взятку в крупном размере в виде 50 миллионов неденоминированных рублей за действия в пользу взяткодателя, которые входили в его служебные полномочия и которым он в силу должностного положения мог способствовать, неоднократно, т.е. преступление, предусмотренное ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "г" УК РФ.

За те же свои действия в пользу А. С., ранее получивший взятки, используя служебные полномочия должностного лица и свое должностное положение, вопреки интересам службы, умышленно, в тех же целях, из корыстной заинтересованности настоял, чтобы А. на собственные денежные средства, силами подчиненных ему рабочих ЗАО "Прогресс-Сервис", ЗАО "Селена" произвел отделочные и строительные работы по обустройству квартиры С. <...>, частично используя при этом собственные строительные материалы. В течение сентября 1996 года - января 1997 года рабочие АОЗТ "Прогресс-Сервис" по поручению А. произвели в квартире С. комплекс строительных и отделочных работ, на которые А. было затрачено 17090866 неденоминированных рублей. Указанные строительные работы и материалы были получены С. от А. в качестве взятки.

Органами следствия отражено, что С., будучи Главой органа местного самоуправления, т.е. должностным лицом, занимающим ответственное положение, получил лично взятку в крупном размере в виде имущества и выгод имущественного характера за действия в пользу взяткодателя, которые входили в его служебные полномочия и которым он в силу должностного положения мог способствовать, неоднократно, т.е. преступление, предусмотренное ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "г" УК РФ.

Приговором суда по ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "г" УК РФ С. оправдан за недоказанностью его участия в совершении данного преступления.

Постановляя приговор, суд привел мотивы принятого решения дал анализ собранным органами следствия доказательствам, указал, что имеющиеся в деле и исследованные в судебном заседании доказательства недостаточны для вывода о виновности С. в предъявленном ему обвинении. Ряд доказательств сомнителен в своей достоверности. Исходил из конституционного положения о том, что все сомнения в отношении доказанности обвинения, если не представляется возможным их устранить, толкуются в пользу подсудимого. Пришел к выводу, что все возможности для получения дополнительных доказательств исчерпаны. "Исходя из характера предъявленного обвинения", признал недоказанными действия С. в пользу взяткодателя. Указал, что доводы С. о том, что договоров от 9 сентября 1996 года с АО "Прогресс" и от 16 октября 1996 года с ЗАО "Селена" не заключалось, не опровергнуты. Надлежаще оформленных документов по этим соглашениям не имеется, выводы следствия строятся на предположениях. Какое отношение имеет к получению взяток заключение других договоров с А. (от 16 октября 1996 года с ТОО "Прогресс" и другие) из обвинения не усматривается. Достоверных доказательств, что отмеченные обвинением договоры заключены в интересах А., органами следствия не представлено. Данных, бесспорно свидетельствующих о том, что С., используя служебные полномочия, действовал в интересах А., не имеется. Задача С., как Главы администрации, по обеспечению района топливом была выполнена.

Суд отметил в приговоре, что квартиру на улице Луговой М. получал от организации КФХ "Медведев" как ее работник в соответствии с приказом N 25 от 5 октября 1995 года. В этот период А. находился под стражей по уголовному делу и участия в распределении квартир принимать не мог. КФХ "Медведев" является самостоятельным юридическим лицом, учредителем и руководителем которого является физическое лицо - М.С. Данных, что А. имеет отношение к руководству этой организации или к праву собственности на распределяемый дом, в материалах дела нет. Тот дом постановлением Главы администрации города N 449 от 9 декабря 1995 года передан с баланса КФХ "Медведева" на баланс управления домами г. Юрьев-Польский. Квартира, полученная С. в порядке обмена, является муниципальной. М., как отметил суд, неоднократно указывал, что данный обмен его устраивал, поскольку он не "потянул" бы производство ремонта в квартире. С момента распределения квартир (октябрь 1995 года) до сентября 1996 года он не принимал мер ни к производству ремонта, ни к прописке в той квартире, оформил прописку на себя одного в момент совершения обмена квартирами со С. Размер доплаты при производстве обмена его также устраивал и фактически соответствовал реальной разнице в стоимости жилья. Достоверных доказательств о стоимости произведенных работ по благоустройству квартиры С. органами следствия не приведено. В этой квартире не были произведены работы, которые должны были сделаны подрядчиком - организацией А. В период вселения в квартиру С. работы по благоустройству дома и отдельных квартир продолжались и производились за счет "Прогресс-Сервиса". Следствием не представлено доказательств, что работы, произведенные С. в квартире, не относятся к обязательным, возлагаемым на строительные организации. Полный объем работ, произведенный работниками, нанятыми С. помимо А., органами следствия не установлен. Доводы С., что он полностью оплатил А. произведенные его работниками работы, не опровергнуты.

В протесте ставится вопрос об отмене приговора, о направлении дела на новое судебное рассмотрение. Автор протеста утверждает, что приговор является незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Вывод суда о том, что доводы С. в свое оправдание согласуются с доказательствами по делу, а показания свидетеля А. не подтверждаются совокупностью других доказательств, находит не основанным на материалах дела. Излагает, что суд показания А. отверг необоснованно.

В протесте полностью приведены изложенные в обвинительном заключении показания А., М., Д., Я., К., М.Т., С.Г., Х. и М.С., в том числе воспроизведена оценка органов следствия пояснениям М., Х.

Государственный обвинитель считает, что показания М., которые им даны в ходе последних судебных заседаний по делу, необходимо оценивать критически, за основу принимать его показания на предварительном следствии и первоначальные в суде, поскольку они последовательны и согласуются с показаниями свидетелей А., М.С., Д., М.Т., С.Г., данными ими на предварительном следствии.

Изменение в судебном заседании свидетелем Д. ранее данных показаний, указание им на то, что А. склонял его к их даче, опровергаются данными им ранее показаниями. "Кроме того, они согласуются с другими доказательствами". Показаниями Я. подтверждается, что строительством и распределением жилья в доме N 19 по улице Луговой руководил А., а М. находился в зависимости от А. как подчиненный. Показания К. указывают на то, что С. решил вопросы финансирования строительства 30-квартирного дома в городе Юрьев-Польский, который не мог реализовать А. В судебном заседании С.Г. от ранее данных показаний отказалась, заявив, что на нее оказывалось давление со стороны следователя, а каким образом, не указала. К показаниям Х. в суде надлежало критически относиться, надо было принять во внимание показания ее на предварительном следствии, поскольку они согласуются с другими доказательствами.

Как отмечается в протесте, из акта сверки взаимных расчетов между администрацией района и ЗАО "Селена" в период с 30 октября 1996 года по 1 мая 1998 года следует, что администрация перечислила ЗАО "Селена": 22.01.97 г. 1,5 млрд. рублей векселями в счет финансирования согласно договора; 29.01.97 г. - 50 млн. рублей путем взаимозачетов на строительство жилья по договору; 13.02.97 г. - 450 млн. рублей путем взаимозачетов за строительство жилья по договору; 26.11.97 г. - 917380484 рубля и 7127269 рублей путем зачетов налогов.

Прокурор в протесте делает вывод, что этот документ свидетельствует о том, что деньги С. перечислялись на строительство жилья А.

Свидетели Г., У., С.П., К.А., Д.Д., Д.Б., С.У. пояснили, что по поручению А. отделывали квартиру <...>. Часть строительных материалов принадлежала С., а часть - их строительной организации. Зарплату получали у А.

Согласно заключению строительно-технической экспертизы от 4 ноября 1998 года стоимость отделки той квартиры в ценах 1996 года составляла 17090866 рублей, а по заключению строительно-технической экспертизы от 6 августа 1999 года стоимость работ по отделке квартиры в ценах 1996 года составляла 6418249 рублей.

Эти документы, как полагает автор протеста, свидетельствуют об ущербе, который понесло предприятие, возглавляемое А., в результате выполненных работ по ремонту квартиры <...>, принадлежащей С.

Считает, что приведенные в протесте доказательства свидетельствуют о наличии в действиях С. преступления, указанного органами следствия при предъявлении ему обвинения.

В возражениях на протест С. и адвокат Мохорев Д.И. указанные в нем доводы находят необоснованными, просят его отклонить.

Проверив материалы дела, обсудив изложенные в протесте доводы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Допрошенный в судебном заседании в качестве подсудимого виновным себя в предъявленном обвинении С. не признал.

По поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела С. в суде пояснил, что А. его оговорил в связи со сложившимися у него с ним неприязненными отношениями, возникшими в конце 1997 года.

Он требовал от А., как руководителя предприятия, производить платежи в бюджет, вызывал его по этим вопросам в комиссию районной администрации, обращался в налоговую полицию, а также требовал завершения работ по строительству 30-квартирного дома, боролся со спекуляцией леса, что А. не нравилось. Единственным способом устранить его (С.) с поста Главы администрации района было путем возбуждения против него (С.) уголовного дела.

В обоснование своих утверждений С. ссылался на показания свидетелей С.Ж., М.П., К.Н., М. о том, что А. говорил им о готовящейся провокации в отношении него (С.), уверял, что свидетели дадут нужные ему (А.) показания, в день его (С.) ареста на квартире Д. А. собирал свидетелей, где инструктировал их по поводу дачи нужных ему (А.) показаний. С. просил учесть заключение врачей-психиатров относительно личности А.

Договоры от 9 сентября 1996 года с АО "Прогресс" и от 10 октября 1996 года с "Селеной" не заключались, а представленные А. бланки являлись лишь заготовленными последним проектами. Два договора с А. на финансирование и покупку 30-квартирного дома и 2-х квартир в г. Москве, заключенные 16 октября 1996 года с "Прогресс-Сервисом" и 14 февраля 1997 года с "Селеной" определялись предварительным договором с АОЗТ "Родники" от 10 октября 1996 года на поставку угля для нужд района в обмен на предоставленное жилье. Эти договоры были выгодны району как в плане обеспечения топливом, поскольку "шахтеры" соглашались на поставку угля в район лишь в обмен на квартиры, так и экономически, исходя из цены квадратного метра жилья в 1900 тысяч рублей при средней цене в других организациях в 2200 тысяч рублей. Кроме того, руководство района выполняло указания Владимирской областной администрации и Правительства РФ о выкупе "недостроя" у предприятий-должников по налогам.

С. пояснил, что летом 1996 года он договорился с М. об обмене своей трехкомнатной квартиры на четырехкомнатную с доплатой в 50 млн. рублей последнему, которые ему (С.) были выделены администрацией области в порядке субсидии на улучшение жилищных условий. Указанная доплата была реальной, так как его (С.) квартира была благоустроена, а квартира М. являлась недостроенной, в ней не были произведены отделочные работы. Члены его семьи, на которых была приватизирована квартира, оформили с М. договор мены, а получив субсидию, он передал М. 50 млн. рублей.

А. никакого участия в обмене не принимал, квартиру М. получил от организации КФХ "Медведев", в период, когда А. находился в течение года под стражей по уголовному делу.

Поскольку та квартира была недоделана подрядчиком - А., последний помог ему провести в квартире ремонт из его материалов. За производство работ он передал М.С. и А. 22 млн. рублей. Он (С.) сам нанимал рабочих со стороны и оплачивал работу из своих средств. С. утверждал, что взяток он не получал.

Аналогичные показания С. давал в ходе предварительного расследования, совершение преступления отрицал.

Исследовав собранные органами следствия доказательства по делу, суд пришел к обоснованному выводу о том, что доводы С. с достоверностью не опровергнуты.

В обоснование вины С. в совершении им преступления органы следствия привели показания свидетеля А., которые он давал на предварительном расследовании, где он пояснял, что занимался предпринимательской деятельностью, возглавлял кооператив "Шанс", "Ассоциацию крестьянско-фермерских хозяйств", которая объединяла КФХ "Медведев", КФХ "Ардасов" КФХ "Каштанов" и ряд других КФХ, а также АО "Прогресс", АОЗТ "Прогресс-Сервис", ЗАО "Селена". С 16 ноября 1994 года по 14 ноября 1995 года он находился под стражей по уголовному делу (не связанному с настоящим делом). В это время ему следователем прокуратуры неоднократно предоставлялись свидания с женой, М.А., П., на следственном эксперименте виделся с Д., со своей сестрой К.А.Н. Эти встречи происходили до распределения квартир в доме N 19 по улице Луговой. В его отсутствие всеми его предприятиями руководил М.А.П. Решение о распределении квартир в том доме было принято им (А.) единолично в конце 1993 - начале 1994 годов, когда дом был на начальной стадии строительства. Планировалось распределить квартиру N 16 М.А.П., N 17 - С.В.А., N 18 и 20 - ему (А.), N 19 - М. Квартира М. выделялась бесплатно. М. и С. не общались между собой до того момента, пока он не попросил М. отдать его квартиру <...> С. за то, что тот организует приобретение 30-квартирного панельного дома по переулку Садовому. Строительство дома N 19 по улице Луговой вело АОЗТ "Прогресс-Сервис", а КФХ "Медведев" было заказчиком. Расчет с "Прогресс-Сервисом" за строительство дома был произведен путем передачи квартир в этом доме, которые он (А.) распределял. Решение о распределении квартир подписывал М.С. Фактически КФХ руководил он (А.). Указывал, что М. находился в его подчинении.

Примерно с начала 1996 года С. неоднократно обращался к нему (А.) с целью получения квартиры во втором подъезде дома N 19 по улице Луговой. Он старался уходить от решения этого вопроса, объясняя С., что свободных квартир в этом доме нет. С. знал, что у него есть проблемы с реализацией 30-квартирного дома по переулку Садовому. С. предложил ему приобрести у него этот дом за счет средств района.

Он (А.) переговорил с М. Объяснил ему, что есть возможность продать 30-квартирный дом, но для этого нужно отдать С. квартиру N 19, которая была выделена М., пообещал последнему компенсировать потерю квартиры путем предоставления другого жилья и других материальных ресурсов. М. согласился.

Встретившись со С., решил произвести обмен квартиры последнего на квартиру М. с доплатой. С. пообещал приобрести за бюджетные средства 30-квартирный дом. Говорил ему о субсидии в 50 млн. рублей, которые были выделены для улучшения жилищных условий. С. должен был передать эти деньги М. в качестве доплаты при обмене квартир, но фактически решил забрать их себе для приобретения мебели в новую квартиру. Позже М. рассказал ему, что ездил со С. в Сбербанк, где получил 50 млн. рублей, которые передал С.

Инициатором условий обмена был С. Взятку в виде квартиры, 50 млн. рублей, ремонтных работ в квартире С. он (А.) передал С. за приобретение администрацией района 30-квартирного дома по переулку Садовому г. Юрьев-Польский.

С администрацией района им (А.) были заключены договоры от 10 октября 1996 года с ЗАО "Селена" на приобретение администрацией первого 30-квартирного дома и четырех квартир в г. Москве, между администрацией района и фирмой "Родники", согласно которому фирма должна была поставить району уголь в количестве 11320000 тонн, а администрация рассчитаться за это путем передачи ей 30-квартирного дома и четырех квартир в г. Москве. Между "Селеной" и "Прогресс-Сервисом" был заключен договор, по которому ЗАО "Селена" предоставляло ЗАО "Прогресс-Сервису" стройматериалы, а последний обязался построить в Садовом переулке два жилых дома. У ЗАО "Селена" не было лицензии на строительство жилья, поэтому дом строил "Прогресс-Сервис", а собственность на дом переходила к "Селене".

21 января 1997 года администрация района в обеспечение договора передала ЗАО "Селена" три векселя на общую сумму 1,5 млрд. рублей. 23 января между ЗАО "Селена", администрацией района, "Кольчугбетоном", Ярославской железной дорогой был произведен взаимозачет на 450 млн. рублей. 28 января от администрации района был получен вексель на 50 млн. рублей. Дальнейшее финансирование прекратилось.

Отношения у него со С. испортились.

Потом он (А.) предложил С. перезаключить договор на покупку жилья, заключенный между администрацией района и ЗАО "Селена" от 10 октября 1996 года, при этом в новом договоре администрация должна была произвести оплату жилья не по фиксированной цене, а по выполненному объему работ. Таким же образом он предложил С. перезаключить договор между ЗАО "Прогресс-Сервис" и администрацией района на приобретение жилого дома от 16 октября 1996 года. Цена каждого дома в этом случае возрастала примерно на 1,6 млрд. рублей. С. согласился. 31 октября 1997 года были заключены такие договора в присутствии юриста администрации - К.О. В близкое к тому дню время между ним (А.) и С. были заключены договора между ЗАО "Селена" и администрацией района на приобретение двух квартир в г. Москве и между ЗАО "Прогресс-Сервис" и администрацией района на приобретение двух квартир в г. Москве. Договор от 16 октября 1996 года фактически был заключен в июне 1997 года. В администрации района почему-то исправили дату договора на 16 октября 1997 года.

Экземпляры договора от 10 октября 1996 года отдал С., который их ему не возвратил.

Однако в судебном заседании от дачи показаний свидетель А. отказался, ссылался, в частности, на то, что плохо себя чувствует, свои показания на следствии помнит частично, не готов ответить на вопрос, согласен ли со своими показаниями.

По медицинскому же заключению (л.д. 154 т. 13) по состоянию здоровья в судебном заседании А. участвовать мог.

Между тем, доводы С. о наличии задолженностей у организаций, возглавляемых А., перед местным бюджетом, налоговых нарушений со стороны А., о том, что он (С.) принимал меры к их устранению, подтверждаются показаниями свидетеля З., приобщенными к материалам дела документами (л.д. 250 - 251 т. 2; 130 - 131, 135 - 143, 151 - 153 т. 5; 218 - 200 т. 6).

Свидетель С.Д. пояснил в суде, что С. обращался в правоохранительные органы, в том числе налоговую полицию, с жалобами на допускаемые А. нарушения в части уплаты налогов, в финансовых вопросах, неисполнении обязательств возглавляемых им организаций.

Свидетель П.С. показал в судебном заседании, что в отношении А. было возбуждено уголовное дело по ст. 199 ч. 2 УК РФ, расследовано и передано для рассмотрения в суд. У него были обнаружены бланки договоров между администрацией Юрьев-Польского района и "Селеной", "Прогресс-Сервисом" без подписей, печатей. Были бланки, где стояла печать на месте подписи Главы администрации района.

Свидетель С.Ж. в судебном заседании пояснил, что в разговоре с ним А. стал говорить, что С. не давал ему работать, так как у него (А.) проблемы с налогами. Рассказал, что к нему пришли работники милиции, предъявили ему материалы по налогам, говоря, что у него с этим будут проблемы. Сказали, что у них есть информация о том, что он (А.) давал взятки С., дали ему сутки подумать. Он (А.) консультировался и на другой день написал на С. заявление. По рассказу А. выходило, что он написал ложное заявление, чтобы спасти себя. Спрашивал его (С.Ж.), какую позицию в отношении С. ему занять. Рассуждал, что его (А.) окружение подтвердит его слова. Он (С.Ж.) посоветовал А. говорить правду, на что последний ответил, что если он скажет правду, то С. освободят, а его (А.) посадят.

Свидетель К.Н. пояснил в суде, что он по просьбе А. оказывал последнему консультации по вопросам строительства. Был договор на строительство двух домов. А. строил, а С., как глава района, финансировал стройку. У А. и С. стали возникать споры. А. пытался завысить цену за квадратный метр жилья, а С. не соглашался, говорил, что не может пойти на это, на перерасход бюджетных средств, не мог оплатить указанную А. цену, а последний грозился что-то ему устроить. Однажды, когда С. снова не пошел на увеличение цены. А. сказал в коридоре: "Я ему устрою".

К.Н. утверждал в судебном заседании, что по вопросу обмена квартиры С. и М. ему ничего неизвестно. На изменение показаний М. он не подговаривал, о чем в предыдущем судебном заседании заявил П.Р. После этого к нему приезжал П.Р., извинялся и говорил, что это сказать в суде его (П.Р.) заставил А.

Из показаний М.Е. следует, что С. отстаивал интересы района, не шел на поводу у А., не соглашался платить А. по завышенным расценкам строительство. А. в его (М.Е.) присутствии сказал, что у С. будут неприятности, он (А.) устроит ему "хорошую жизнь". Говорил, что он устроит так, что против С. возбудят уголовное дело по квартире, а М. будет говорить, что не получал от С. 50 млн. рублей. Этот разговор был за 2 - 3 месяца до задержания С. Со слов А. он собирает против С. материал, его (А.) люди дадут показания против С. М. - "его человек", скажет что нужно. Когда заходил о С. разговор, А. говорил: "Плохо, что он не берет". На его упрек, что он оклеветал человека, А. сказал ему, что вынужден был это сделать из-за налогов, изменить показания не может, так как "его достанет следствие".

Свидетель Д.Ю. пояснил в суде, что в день задержания С. к нему на квартиру приехали А., М.С., П.Р., Т.Х., был Д., М. А. сказал, что приедут ребята из 6-го отдела, решим вопрос с С. Потом М.С. или П.Р. ушли. Зашли работники милиции, спросили, "чистая ли квартира". А. ответил, что в ней "все его". Работники милиции куда-то звонили. Окружение А. отъезжало. Договаривались оболгать С. во взяточничестве, "засадить" его. Говорили, что у А. финансовые проблемы, проблемы с законом. Было предложение Д. и М. оболгать С. За это им А. что-то обещал.

А. нужны были выборы, он хотел избираться в главы администрации, решить финансовые вопросы через бюджет, а поэтому С. нужно было убрать.

Свидетель Д. показал в судебном заседании, что в то время он проживал у Д.О. Приехал А., сказал, что арестовали С. С ним были М.С., П.Р., Т.Х., а также другие незнакомые ему (Д.) люди. А. говорил, что они из Владимира. Как он (Д.) понял, это были работники милиции. Какие давать показания следователю, ему сказал А. По поручению А. П.Р. отвез его в прокуратуру, где он давал пояснения со слов А. Признал, что показания он давал неправильные.

Свидетель Г.В. показал в суде, что он в интересах ЗАО "Родники" решал со С. вопрос о поставках в Юрьев-Польский район угля за жилье. С. вначале предлагал рассчитаться за уголь лесом, продуктами, чеками, но они настаивали на оплате только жильем. Потом они заключили договор на поставку 11 тысяч тонн угля взамен 30-квартирного дома. После этого был приглашен А., который строил дом. Свою часть договоренности - поставку угля "Родники" выполнили в полном объеме. За это они получили в г. Москве две квартиры вместо четырех. Строительство 30-квартирного дома в г. Юрьев-Польский велось очень медленно. С. объяснял им, что администрация района проплатила строительство дома, а А. говорил, что не строит дом, так как администрация района не финансирует строительство.

Проводились сверки, за администрацией задолженности не числилось. Он предъявлял акт сверки А. Тот согласился, обещал строить дальше, однако строительство не двигалось. Потом подрядили еще одну строительную организацию, начали строить, но потом строительство дома опять приостановилось.

Никаких писем "Родники" не поручали составлять А. Письмо, по которому деньги должны были пойти в "Селену", они не писали.

Утверждал, что их договор на поставку угля был для Юрьев-Польского района очень выгодным.

Цена на уголь была ниже средней, уголь был качественным. Район был обеспечен топливом. Договор давал работу строительной организации.

Материалами дела установлено, что согласно договора между Администрацией Юрьев-Польского района и АОЗТ "Родники" от 10 октября 1996 года последним было поставлено 11313 тонн угля по цене 360 рублей за тонну, включая железнодорожный тариф и 20% НДС. Это позволило своевременно и полностью обеспечить потребность в отоплении соцсферы района углем на 2 отопительных сезона - 1996 - 1998 годы.

Экономическую выгодность этих сделок подтвердили в суде свидетели С.А., О. С.А. указал, что по письму А. деньги были перечислены в "Селену". С. тогда в связи с болезнью отсутствовал на работе.

Свидетели К.О. и М.Н. показали, что договор от 16 октября 1996 года подписывался С. и А. в день, указанный в договоре. Исправление в текст внесены были в связи с тем, что проект договора был составлен раньше и на нем была поставлена дата.

Других более ранних договоров с А. не заключалось.

Эти обстоятельства подтвердил свидетель О., указав, кроме того, что С. принимал меры по взысканию налогов с неплательщиков, в том числе с А., которому приходилось выплачивать долги.

Свидетель К. показала, что она работала в "Селене" и "Прогресс-Сервис" секретарем-машинисткой. Печатала тексты договоров, в том числе и от 16 октября 1996 года. Не исключает, что в него могли вноситься изменения. Когда печатался тот договор, она не помнит. А. сказал ей, чтобы следователю она говорила о том, что договор от 16 октября 1996 года она печатала летом 1997 года, что она и сделала. Когда на самом деле печатала его, не помнила. Подписанный договор от 10 октября 1996 года она не видела.

Сам А. в своих письмах в августе 1997 года, ставя вопрос о взаимозачете по электроэнергии, в мае 1998 года, требуя оплаты штрафных санкций, по строительству 30-квартирного жилого дома ссылается на договор от 16 октября 1996 года. В соглашении от 27 августа 1998 года А. подтверждал юридическую силу договора от 16 октября 1996 года, заключенного между администрацией района и ЗАО "Прогресс-Сервис" на строительство 30-квартирного жилого дома по переулку Садовый г. Юрьев-Польский (л.д. 243, 249 т. 2; 190 т. 4).

Доводы С., что до договора от 16 октября 1996 года других соглашений на строительство с А. не заключалось, не опровергнуты.

Таковых, надлежаще оформленных, следствием не добыто.

Согласно Постановления Главы администрации Владимирской области от 30 сентября 1997 года главы местного самоуправления городов и районов области обязаны были принять меры по организации приемки объектов, не завершенных строительством, у предприятий и организаций независимо от форм собственности в счет погашения недоимки по налоговым платежам в местные и областной бюджеты и т.п. (л.д. 236 т. 2).

Свидетель Б. показал, что осенью 1996 года строительством жилья в г. Юрьев-Польском занимались его и организация А. Он строил по цене не ниже 2200 тысяч рублей за квадратный метр жилья, что подтверждается приобщенными к делу договорами от 15 января и 25 июня 1997 года (л.д. 222 - 224 т. 6; 284 - 285 т. 7).

Свидетель М. в судебном заседании пояснил, что дом N 19 по улице Луговой строился КФХ "Медведев". Он писал заявление о предоставлении ему квартиры на имя М.С. О выделении ему квартиры узнал от К.У. Ордер ему вручили в январе - феврале 1996 года. Квартира находилась в незавершенном виде - только стены, частично оштукатуренные. На его вопросы М.С. и А. отвечали, что потом квартиру доделают. В квартиру он не вселялся. Где-то весной к нему обратился С., поинтересовался, в каком состоянии квартира. Он ответил, что в ней только голые стены. На отделку квартиры денег у него не было. С. предложил ему произвести обмен с его трехкомнатной квартирой. За это он (М.) попросил доплату в размере 50 миллионов рублей. С. на доплату согласился. Они у нотариуса оформили договор обмена. Были со С. в банке, где последний передал ему доплату.

Через некоторое время, когда они со С. уже оформили обмен квартир, об этом его спрашивал А. До этого А. об отмене квартиры со С. ничего ему не говорил.

М. утверждал в суде, что в ходе предварительного следствия оговорил С. под воздействием А.

Показал, что его привозили к Д.О. на квартиру, где были еще люди. А. объяснил ему, что в прокуратуре он должен говорить о том, что он (А.) предложил ему (М.) поменяться со С. квартирами, что деньги он (М.) отдал С. Говорил, что со С. у него (М.) будет очная ставка. Он спрашивал, нужно ли все это. А. говорил: "Тебе что говорят, то и делай".

Он боялся А., выполнял его требования, поскольку он "мог сделать что угодно". Мог сказать своим друзьям и те могли совершить любое. Ему говорили про "вторые Бавлены", а он знал, что там были убиты два человека.

В первом судебном заседании он хотел сказать правду. Но к нему подошел молодой парень, спросил: "Ты помнишь, что сказал на следствии?" Он ответил утвердительно. А парень добавил, чтобы он не забывал, что у него (М.) есть дочь. Это он (М.) воспринимал как угрозу.

Согласно договора мены от 4 сентября 1996 года (л.д. 73 т. 4) семья С. поменяла принадлежащую им квартиру <...> на квартиру <...> города Юрьев-Польский Владимирской области, принадлежащую семье М., с доплатой в сумме 53 млн. рублей, при этом М. обязуется осуществить текущий ремонт в своей квартире.

Как видно из приказа N 25 от 5 октября 1995 года (л.д. 179 т. 4), квартиру М., как ее работник, получил от КФХ "Медведев".

Материалами дела установлено, что КФХ "Медведев" являлось самостоятельным юридическим лицом, учредителем и руководителем которого являлось физическое лицо - М.С.

Официальных, достоверных данных о том, что А. имел отношение к руководству этой организации, к праву собственности на тот дом, по делу не установлено. Свидетель М.А.П. пояснил в судебном заседании, что распределение квартир в строящемся доме N 19 по улице Луговой происходило в отсутствие и без участия А. Последний в то время находился под стражей. Он виделся с ним один раз, но разговора с ним о производственных делах не было. Из места заключения руководство фирмой А. не осуществлял.

Квартиры в доме N 19 по улице Луговой передавались жильцам в недоделанном виде. Доделка квартир производилась в ходе вселения жильцов, им выдавались стройматериалы на руки.

Свидетель Х. в судебном заседании пояснила, что ей в сентябре 1996 года позвонил С. по поводу получения субсидии на улучшение жилищных условий. Она разъяснила ему порядок зачисления денег, их получения, необходимые при этом документы. К ней в кабинет приходили С. и М. Оформили документы. Контролер М.Т. принесла в кабинет деньги, положила их на стол и вышла. М. пересчитал деньги, сказал спасибо. Как ей кажется, деньги взял М., положил их в пакет и с С. вышел.

На предварительном следствии первоначально 9 июня 1998 года Х. поясняла, что обстоятельств получения С. субсидии она не помнит, о дальнейшей судьбе тех денег ей ничего неизвестно (л.д. 18 - 19 т. 4).

Протокол допроса Х. от 9 июня 1998 года, при котором она давала показания после первого допроса в тот же день, суд обоснованно признал недопустимым доказательством, поскольку в нем не указано лицо, проводившее допрос, его должность, полномочия. Отсутствует поручение следователя на допрос свидетеля этим лицом.

На очной ставке со С. (л.д. 23 - 24 т. 4), в ходе допроса от 21 июля 1998 года (л.д. 25 - 26 т. 4) Х. указывала, что она не уверена, но ей кажется, что деньги взял С., положил в дипломат и вместе с М. из кабинета вышел. Кто понес дипломат, не помнит.

Суд правильно указал в приговоре, что Х. в ходе следствия не была уверена, кто именно забрал деньги, кто конкретно выносил их из кабинета. Впоследствии от своих показаний в ходе расследования дела она отказалась.

Показания Х. не опровергают утверждения С. о том, что деньги забрал М. С. указывал, что в Сбербанк он приходил не имея при себе никаких предметов, черного дипломата или портфеля он вообще не имел.

Свидетель О.Л. показала в суде, что она работала секретарем главы администрации района с 1992 по 1998 годы. У С. черного дипломата она никогда не видела. Ходил он всегда с папкой.

Свидетель С.Г. пояснила в судебном заседании, что она знала о том, что поступили 50 млн. рублей на имя С. Деньги выдавались в кабинете Х. В кабинет в то время к Х. она не заходила, что там происходило, не знает. Деньги в кабинет носила М.Т.

Установленные по делу данные свидетельствуют о зачислении 50 млн. рублей на счет С., их перечисление на счет М. и о выдаче этой суммы последнему (л.д. 217 - 218 т. 4), о выделении С. субсидии в размере 50 млн. рублей (л.д. 136 - 139, 155 - 156, 206, 208, 223 - 224 т. 4).

Свидетель М.А.Г. пояснил, что по поручению своего руководства строительной организации - А. осенью 1996 года он занимался отделкой новой квартиры С. Постелили ДВП из своего материала, а плитку в ванной и туалете - из материала С. Зарплату они получали в своей организации.

Свидетели Р.Ю. и Н.А. указали, что по просьбе С. они производили столярные работы в его квартире - делали пол, стены, потолок на лоджии, застеклили ее, в ванной комнате и туалете делали шкафы, закрыли трубы. Подогнали двери и оконные рамы, сделали арку. Материал был С., за работу с ними расплатился С.

Свидетели Г., У., С.П., К.А., Д.Д., Д.Б., С.У. пояснили в суде, что по распоряжению А. они выполняли строительные работы на квартире С. Часть стройматериалов была от их организации, часть - С. Зарплату они получали у А.

Свидетель В. показал, что на квартире у С. велись обычные работы, как во всех квартирах при сдаче дома. Большинство стройматериалов принадлежало С.

Свидетель К.Ю. пояснил, что в квартире С., как и в других того дома, он ставил чугунные радиаторы. Устанавливали в ней сантехнику, которую брали у С. в гараже.

Свидетели С.И. и С.А. указали, что в ходе производства работ в их квартире за произведенный ремонт ими было передано А. и М.С. 22 млн. рублей. Об оплате С. М.С. за ремонт в квартире пояснила свидетель О.К.

Свидетель Я. показал, что по заселению в дом N 19 по улице Луговой рабочие строительной организации производили работы по благоустройству квартиры бесплатно.

В судебном заседании, как правильно указал суд в приговоре, установлено, что в квартире М., полученной С. в порядке мены, не были произведены работы, которые должны были быть сделаны подрядчиком - организацией А. Органами следствия не добыто доказательств того, что произведенные С. работы в квартире не относятся к обязательным, возлагаемым на строительные организации при сдаче жилья. По делу не установлено, какой конкретно объем работ был выполнен работниками, нанятыми С., а какой - работниками строительной организации, какие именно строительные материалы принадлежали С., а какие - организации. Суд пришел к обоснованному выводу, что возможность установления этих обстоятельств в настоящее время утрачена. Доказательств, подтверждающих реально понесенные затраты организацией А. на выполненные в квартире работы, по делу не имеется.

В силу вышеизложенного не соглашаться с выводом суда о том, что собранных доказательств недостаточно для признания С. виновным в предъявленном ему обвинении, судебная коллегия оснований не находит.

С утверждениями в протесте о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам по делу, что выводы суда не основаны на материалах дела, согласиться нельзя.

Обстоятельства по делу исследованы судом полно, всесторонне, объективно. Доказательства суд проверил и оценил в их совокупности с учетом всех обстоятельств по делу, всем доказательствам при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

В соответствии со ст. 309 УПК РСФСР обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Достоверных, бесспорных доказательств виновности С. в получении взяток по настоящему делу не добыто.

Никто из участников процесса вопрос о направлении дела для дополнительного расследования не ставил. К тому же, данное дело уже неоднократно направлялось на новое расследование.

Сам государственный обвинитель по делу утверждал в судебных прениях, что ему "тяжело поддерживать обвинение, поскольку... не услышали показаний А.". "В ходе дополнительного расследования, а также в ходе судебного процесса никаких дополнительных моментов со стороны обвинения выявлено не было. Его речь будет построена на зачитывании обвинительного заключения".

По существу государственным обвинителем полученным в судебном заседании фактическим данным оценка не дана, лишь указано, что "эти свидетели заинтересованные, хотя он и не знает, в чем именно".

В протесте приведены изложенные в обвинительном заключении показания указанных автором протеста лиц и утверждается, что необходимо за основу принимать их пояснения на предварительном следствии, поскольку они подтверждаются показаниями тех же названных лиц, которые они давали на следствии.

Однако, как предусмотрено ст. 71 УПК РСФСР, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Доказательства оцениваются на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела в их совокупности, что и было сделано судом при постановлении приговора.

В соответствии со ст. 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности лица, что имеет место по данному делу, толкуются в пользу обвиняемого.

При постановлении приговора требования закона судом не нарушены.

Приведенные в приговоре основания принятого судом решения в протесте не опровергнуты. Каких-либо убедительных оснований для отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение в протесте не приведено.

Суд обоснованно в отношении С. постановил оправдательный приговор за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Кассационный протест удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда от 24 декабря 2001 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационный протест - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"