||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 мая 1998 года

 

Дело N 91-В98пр-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 17 мая 1998 года дело по иску М. к Н. о признании права собственности на гараж и встречному иску о признании права собственности на 1/2 часть гаража по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Великолукского городского суда от 17 марта 1997 года, на определение судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 17 апреля 1997 года и на постановление президиума Псковского областного суда от 11 февраля 1998 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.М. Маслова, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Гермашевой М.М., поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

М. обратился в суд с иском к Н. о признании права собственности на гараж, обосновав свои требования тем, что в 1966 году его отец построил гараж во дворе дома <...>.

После расторжения брака между родителями в 1974 году гараж перешел в собственность его матери М.О., умершей в 1987 году. Он является наследником матери. Его отец, а впоследствии и мать разрешали ответчику временно безвозмездно пользоваться частью гаража. В настоящее время гараж необходим истцу для собственных нужд, однако Н. отказывается его освободить, самовольно возвел внутри перегородку, захватив большую часть помещения гаража.

Ответчик предъявил встречные требования о признании за ним права собственности на 1/2 часть спорного имущества, указав, что строил гараж вместе с отцом истца для совместного пользования. С этой целью они оборудовали гараж двумя воротами и пользовались каждый своей частью гаража. С 1975 года он пользуется той частью гаража, ворота которой выходят во двор дома <...>.

Решением Великолукского городского суда от 17.03.97 за М. признано право собственности на 1/2 часть гаража с воротами в направлении дома <...> и за Н. право собственности на 1/2 часть гаража с воротами в направлении школы N 3.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 17.04.97 решение суда изменено, за М. признано право собственности на 1/2 часть спорного гаража с воротами в направлении школы N 3, а за Н. - право собственности на другую половину, которая выходит во двор дома <...>. В остальной части иска М. отказано.

Постановлением президиума Псковского областного суда от 11.02.98 данные судебные постановления оставлены без изменения, протест прокурора Псковской области - без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об отмене судебных постановлений по делу в связи с неправильным применением норм материального права и существенными нарушениями норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

Признавая за ответчиком право собственности на половину спорного гаража, суд и последующие судебные инстанции исходили из того, что он создал эту собственность своим трудом, а также из положений закона, регулирующих приобретательную давность.

С этими выводами нельзя согласиться, поскольку они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона.

Как видно из распоряжения исполнительного комитета Великолукского горсовета N 120-р от 14.04.75, письма главного архитектора г. Великие Луки от 23.01.67, карточки учета БТИ, спорный гараж зарегистрирован за М.А. (л.д. 10, 12, 13 - 16).

При расторжении брака супругами М.О. и М.А. гараж был включен в состав совместно нажитого имущества и решением суда от 24.10.74 передан М.О. (л.д. 11).

Таким образом, спорное имущество в установленном законом порядке принадлежало надлежащему собственнику, чьи права никем, включая ответчика, не оспаривались.

Согласно ч. 2 ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Предъявляя встречный иск о признании права собственности на часть имущества, принадлежащего истцу, Н. не ссылался на наличие какого-либо договора об отчуждении части гаража, не установлено таких данных и судом.

Мотивируя решение о признании за ответчиком права собственности на 1/2 часть гаража, суд сослался на свидетельские показания, тогда как в силу ст. 54 Гражданского процессуального кодекса РСФСР они не являются допустимыми средствами доказывания по настоящему спору.

Кроме того, из показаний свидетелей можно установить только факт пользования Н. гаражом истца, однако на каких условиях это осуществлялось, свидетелям неизвестно.

В материалах дела нет данных о том, вносил ли Н. материальный вклад в строительство гаража или только личным трудом оказывал содействие собственнику при строительстве; кто вносил налоговые платежи и обращался за разрешением в соответствующие органы при возведении перегородки и смотровой ямы.

Отец истца М.А. об обстоятельствах строительства, участии Н. и условиях пользования им частью гаража в судебном заседании не допрошен.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что гараж построен Н. и М.А. совместно и должен принадлежать им в равных долях, является необоснованным.

Положения закона, регулирующие приобретение права собственности в порядке приобретательной давности, к данному спору применены быть не могут.

В соответствии с ч. 1 ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо (гражданин или юридическое лицо), не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

По смыслу приведенной нормы закона у указанного имущества нет надлежащего собственника либо он есть, но не проявляет к своему имуществу никакого интереса, не вступает в юридически значимые действия по поводу владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

При наличии этих условий имуществом как своим собственным может пользоваться другое лицо, имеющее основания на приобретение права собственности в порядке приобретательной давности.

В судебном заседании установлено, что надлежащим собственником гаража был М.А., с 1974 года - М.О., а с 1987 года - истец по делу. Каждый из собственников пользовался гаражом по его прямому назначению, там хранились мотоцикл, а затем автомобиль, принадлежащие данной семье.

По ходатайству собственника исполком Великолукского городского Совета в 1975 году дал разрешение М.О. не сносить спорный гараж, построенный во дворе дома (л.д. 10).

Ответчик Н. подтвердил факт совместного пользования гаражом, дал подробные объяснения о порядке размещения в нем двух автотранспортных средств, о наличии ключей у него и М-ких, указал, что смотровую яму построил с разрешения истца, хотел купить у него гараж, но не устроила цена (л.д. 20, 34).

Таким образом, ответчик был осведомлен о фактах владения, пользования и распоряжения своим имуществом со стороны надлежащего собственника.

При таких обстоятельствах у него не могло возникнуть заблуждения о том, что собственника у имущества нет и ответчик владеет им как своим собственным.

В судебном заседании с достоверностью установлено, что ответчик пользовался частью гаража по устной договоренности с собственником. Независимо от срока такое пользование не создает право собственности.

Ссылка ответчика на то, что он построил ворота, перегородку, смотровую яму, исходя из установленных судом обстоятельств может служить основанием для возмещения ему затрат, но не для признания права собственности.

Кроме того, если, по мнению суда, право собственности у ответчика возникло в связи с тем, что он создал эту собственность своим трудом, то оснований для применения положений закона о приобретательной давности не имелось.

Указанные судом мотивы удовлетворения встречного иска ответчика противоречат друг другу.

Таким образом, суд неправильно применил нормы материального права, допустил существенные нарушения норм процессуального права, кассационная и надзорная инстанции эти упущения оставили без внимания, а поэтому судебные постановления нельзя признать законными и они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение, в ходе которого необходимо учесть изложенное выше, разрешить спор с соблюдением норм материального и процессуального права.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 329 п. 2 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Великолукского городского суда от 17 марта 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 17 апреля 1997 года и постановление президиума Псковского областного суда от 11 февраля 1998 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"