||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 апреля 2002 г. N 72-о01-47

 

Председ. судебной коллегии обл. суда: Джафаров Р.Д.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Верховного Суда Чакар Р.С. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 25 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам адвоката осужденного Ш., адвоката Стромиловой Л.И. на приговор Читинского областного суда от 23 августа 2001 года, которым

Ш. <...>, не судимый, -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы с конфискацией имущества; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 19 (девятнадцать) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ч. 2 ст. 99 УК РФ в отношении Ш. применены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Приговором постановлено взыскать с Ш. в пользу ОАО "Нефтемаркет" 1 221 рубль и в пользу В. 50 000 рублей в счет возмещения морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., заключение прокурора Смирновой Е.Е. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. осужден за умышленное убийство Д., 1971 года рождения в процессе разбойного нападения, совершенного с применением предмета, используемого в качестве оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Преступление совершено во втором часу ночи, 29 мая 2001 года на автозаправочной станции ОАО "Нефтемаркет" в п. Антипиха Ингодинского района г. Читы при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ш. признал себя виновным и, по существу, не оспаривал обстоятельств, изложенных в приговоре. Он показал, что, увидев в помещении автозаправочной станции открытый сейф с деньгами, он решил завладеть этими деньгами. Осуществляя указанный умысел, он изготовил петлю, которой задушил Д. Убедившись в смерти потерпевшей, он из сейфа похитил деньги и скрылся с места происшествия. Из похищенных им денег он 550 рублей взял с собой, а остальную сумму спрятал в земле в районе ул. Верхоленской, где и были впоследствии эти деньги обнаружены и изъяты работниками милиции.

В кассационных жалобах:

Ш. считает, что суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, не учел того, что вину свою он признал, в преступлении раскаялся. Считает, что исследование вопроса о его психической полноценности было проведено не полно.

Адвокат Стромилова Л.И., не оспаривая юридической оценки преступных действий осужденного, просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение. По ее мнению суд, назначил Ш. чрезмерно суровое наказание, без учета ряда обстоятельств, смягчающих его ответственность. В жалобе обращается внимание на то, что Ш. и в период расследования дела, и в судебном заседании показывал, что после черепно-мозговой травмы, полученной им во время службы в армии, его на протяжении многих лет постоянно мучили головные боли, испытывал он эти боли и в стадии судебного разбирательства. С целью облегчения своего состояния, он вынужден был принимать наркотики. Подвергая сомнению выводы судебно-психиатрической экспертизы, адвокат обращает внимание на то, что две судебно-психиатрические экспертизы проведены с участием одного и того же эксперта, который был заинтересован в подтверждении выводов предыдущей экспертизы. Адвокат полагает, что в целях более полного и объективного исследования обстоятельств дела необходимо было провести стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. При обсуждении вопроса о наказании осужденного адвокат просит учесть, что преступление Ш. совершил впервые, вину свою признал, раскаялся, характеризовался положительно. В жалобе также обращается внимание на то, что суд в приговоре не привел обоснования своих выводов в части определения суммы возмещения морального вреда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Вина Ш. в содеянном, помимо его собственных показаний, подтверждена другими, исследованными в судебном заседании, и полно приведенными в приговоре, доказательствами дела.

Анализ, приведенных в приговоре показаний потерпевших Д.О., В., свидетелей Г., Ц., М., З.М., Д.И., Е., З., и С. и оценка их в совокупности с другими доказательствами по делу, в том числе с выводами судебно-медицинской экспертизы о характере и локализации телесных повреждений у потерпевшей и о причине ее смерти, позволили суду прийти к обоснованному выводу о том, что Ш. заранее готовился к совершению вышеуказанного преступления и обманным путем проник в помещение заправки.

Подтверждена вина осужденного также протоколом осмотра места происшествия, протоколом обнаружения и осмотра лесного массива в районе объездной трассы с участием Ш., где на указанном им месте была обнаружена и изъята закопанная в земле матерчатая сумка с деньгами в сумме 56 007 рублей, а на одной из денежных купюр в бумажной упаковке обнаружена кровь, происхождение которой, согласно выводам судебно-биологической экспертизы, от Ш. не исключается. Доказательствами вины осужденного обоснованно признаны заключение судебно-криминалистической экспертизы, протокол обнаружения и изъятия из автомашины лопаты, использованной осужденным при сокрытии похищенного.

Мотивируя в приговоре свои выводы о доказанности вины осужденного, суд правильно отметил, что материалы просмотренной в судебном заседании видеозаписи следственных действий, свидетельствуют о том, что Ш. давал показания добровольно, при обстоятельствах, исключающих какое-либо воздействие. Из протокола следственного эксперимента видно, что Ш. сам изготовил петлю, идентичную петле, изъятой с трупа потерпевшей.

Согласившись с выводами суда о доказанности вины осужденного в совершении преступления при обстоятельствах изложенных в приговоре, судебная коллегия находит правильной квалификацию действий Ш. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, как разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, как умышленное причинение смерти другому человеку, сопряженное с разбоем.

С доводами кассационных жалоб о том, что суд не исследовал с достаточной полнотой вопрос о психической полноценности осужденного судебная коллегия не может согласиться. К материалам дела приобщен акт амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, согласно выводам которой Ш. не обнаруживал каких-либо признаков расстройства душевной деятельности на момент инкриминируемого ему деяния. По делу была проведена дополнительная судебно-психиатрическая экспертиза, которой были подтверждены выводы амбулаторной экспертизы. Из акта указанной экспертизы видно, что врачам, вошедшим в состав экспертной комиссии, были известны обстоятельства, связанные с особенностями личности осужденного, указанные последним. Эксперты пришли к выводу о том, что характерные особенности личности Ш. не свидетельствуют о наличии у него психического заболевания. Суд, оценив заключения судебно-психиатрических экспертиз в совокупности с другими доказательствами по делу, обоснованно пришел к выводу о том, что сомневаться в обоснованности выводов судебно-психиатрических экспертиз не имеется оснований.

При решении вопроса о назначении наказания осужденному суд учел повышенную общественную опасность преступления, данные характеризующие личность осужденного и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Поэтому оснований к изменению приговора в этой части судебная коллегия не усматривает.

В приговоре суд мотивировал свои выводы и части разрешения гражданского иска по делу. Решение суда в этой части судебная коллегия находит правильным.

Согласно заключению амбулаторной судебно-наркологической экспертизы Ш. страдает опийной наркоманией и нуждается в принудительном лечении, которое по состоянию здоровья ему не противопоказано. Согласившись с выводами экспертов в этой части, суд обоснованно, в соответствии со ст. 99 УК РФ применил в отношении Ш. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Читинского областного суда от 23 августа 2001 года, в отношении Ш. оставить, без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"