||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 апреля 2002 г. N 83-О02-13

 

Председательствующий: Ходыкин А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Рудакова С.В. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 25 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного К. и адвоката Емельянова В.И. на приговор Брянского областного суда от 15 февраля 2002 года, по которому

К., <...>, русский, с высшим образованием, работал заведующим отделением Брянского онкологического диспансера, ранее не судимый, -

осужден по ст. 290 ч. 4 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 292 УК РФ к 1 году лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

он же оправдан по ст. 286 ч. 1 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., заключение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

К. как должностное лицо, признан виновным в неоднократном получении денежных взяток за совершение незаконных действий в пользу взяткодателей и совершении служебного подлога путем внесения в официальные документы из корыстной заинтересованности заведомо ложных сведений.

Преступления совершены в период с февраля 1999 года по июнь 2001 года в г. Брянске при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании К. виновным себя признал полностью, отказавшись от дачи показаний.

В кассационной жалобе осужденный К. ссылается на чрезмерную суровость наказания, назначенного без учета признания им вины, чистосердечного раскаяния в содеянном, положительных данных о его личности, тяжелого семейного положения. Просит принять справедливое гуманное решение, применить ст. 64 УК РФ и смягчить наказание и режим исправительной колонии.

В кассационной жалобе адвокат Емельянов В.И. указывает, что факта получения денег от П. за выдачу ему фиктивной справки, освобождающей от призыва в армию, осужденный не оспаривает, однако умысла на получение взятки он не имел. Показания ряда свидетелей, данных ими на следствии, в судебном заседании не проверены, причин их неявки в суд не выяснялось, и их неявка необоснованно признана по уважительным причинам. Вина К. в судебном заседании подтверждения не нашла ввиду недостаточности доказательств и их противоречивости. Заявления граждан о привлечении К. к уголовной ответственности получены с нарушением примечания к ст. 291 УК РФ. Просит приговор в отношении К. изменить, исключить из обвинения получение им взяток от Б., Б.А., К.Л., Д., Б.И. за недоказанностью и смягчить наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности К. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного К. на предварительном следствии, оглашенных судом в связи с отказом им в судебном заседании от дачи показаний, усматривается, что Б. он мог выдать медицинские документы о, якобы, имевшемся у него онкологическом заболевании, но обстоятельств их договоренности он не помнит. Отрицает получение от него 1000 долларов США.

Он не оспаривает, что мог выдать фиктивное медицинское заключение Б.А., но не за взятку, а по просьбе кого-либо либо из его знакомых. Денег от отца Б.А. он не получал.

По эпизоду Д. осужденный показывал, что по просьбе кого-то из своих знакомых он оформил на его имя фиктивную амбулаторную карту, медицинскую справку и акт исследования его состояния здоровья с указанием о наличии у него рака корня языка, при отсутствии у него данного заболевания.

Указанные фиктивные документы он оформлял на рабочем месте, имея чистые бланки, но денег за это ни от кого не получал.

В отношении получения взятки от Б.И. осужденный пояснил, что он, возможно, и выписывал на его имя фиктивный листок нетрудоспособности, но не помнит, брал ли за это деньги, хотя и не отрицает этого. В январе 2001 года он выписывал К.Л. ложную справку о наличии у нее рака желудка с целью отозвать из армии сына, не осматривая ее при этом, но денег за это от нее не брал.

По факту получения взятки от П. К. показал, что по приходу к нему П. он пообещал ему за 1000 долларов США сделать ему медицинские документы, освобождающие от службы в армии. Указанную сумму он получил от П. 8 июня 2001 года и собирался оформить фиктивные медицинские документы (т. 2 л.д. 222 - 226).

Приведенным показаниям осужденного К. в приговоре дана оценка в совокупности с другими доказательствами.

Согласно Уставу Брянского областного онкологического диспансера он является государственным учреждением здравоохранения (т. 1 л.д. 57 - 64).

Выпиской из приказа N 21 от 14 мая 1986 года подтверждено, что К. был назначен заведующим радиологического отделения с 16 мая 1986 года (т. 1 л.д. 46), а его должностные обязанности подтверждены приобщенным к делу соответствующим положением (т. 1 л.д. 47 - 48).

Из показаний свидетеля Б. следует, что он пришел в онкологический диспансер и договорился с К. об оформлении на него медицинских документов, освобождающих от службы в армии, за вознаграждение в размере 1000 долларов США, которое принес и отдал осужденному через неделю. Последний пояснил ему, что при вызове в военкомат он, Б., должен подойти к нему для выписки акта исследования состояния здоровья с указанием соответствующего диагноза. По совету К. на призывной комиссии он заявил о наличии у него указанного заболевания и был направлен в онкологический диспансер для обследования, где К. выписал ему исследования состояния здоровья с фиктивными сведениями, на основании которого он был освобожден от призыва в армию, фактически у него не было никакого заболевания.

Данные показания Б. даны в стадии предварительного следствия (т. 1 л.д. 197) и по причине неявки в судебное заседание по уважительной причине исследованы в судебном заседании, при этом они подтверждаются протоколами выемки в военкомате акта исследования его состояния здоровья и справки на его имя (т. 1 л.д. 202, т. 2 л.д. 167) и актом проведенной по ним почерковедческой экспертизы, подтвердившем исполнение этих документов К. (т. 2 л.д. 6 - 8).

По заключению судебно-медицинского эксперта, Б. онкологическим заболеванием не страдал и не страдает, вопреки записям в его медицинской документации (т. 1 л.д. 214).

Из показаний на предварительном следствии свидетеля Б.А. усматривается, что ее муж Б.В. через своих знакомых узнал, что К. может оформить их сыну медицинские документы о наличии у него онкологического заболевания для получения освобождения от призыва в армию. Они пришли к К. и договорились о выдаче им фиктивных медицинских документов на сына, за что ее муж в служебном кабинете передал К. 1000 долларов США. Позднее сын ходил к К. и получил у него медицинское заключение, представил его в военкомат, и в армию его не призвали (т. 1 л.д. 234).

Согласно протоколу опознания, Б.А. опознала К., как лицо, с которым она договаривалась об оформлении на сына фиктивных медицинских документов и которому ее муж дал за это 1000 долларов США (т. 1 л.д. 236).

Ее показания на предварительном следствии полностью подтвердил свидетель Б.В., который дополнительно показал, что осужденный, кроме выдачи фиктивных медицинских документов, учил его, как он должен вести себя в военкомате и что говорить о, якобы, имевшемся у него онкологическом заболевании, в связи с чем он и был освобожден от службы в армии (т. 1 л.д. 235, т. 2 л.д. 172 - 173).

Факт изъятия в военкомате указанных акта и справки о состоянии здоровья Б.В.В. подтверждается протоколами выемки (т. 1 л.д. 231, т. 2 л.д. 169), а исполнение в них записей К. подтверждается выводами почерковедческой экспертизы (т. 2 л.д. 13 - 14).

Из заключения судебно-медицинского эксперта видно, что Б.В.В. указанным в медицинских документах заболеванием не страдал и не страдает (т. 1 л.д. 243).

Из показаний свидетеля Д. следует, что он с матерью ходил на прием к К., и последний сказал ему, что он договорился с матерью освободить его от призыва в армию путем оформления необходимых медицинских документов о, якобы, имеющемся у него онкологического заболевания. Примерно через месяц они с матерью вновь приехали к К., и тот передал матери медицинский акт, хотя указанным заболеванием он не страдал. На призывной комиссии он передал данный акт в военкомат и получил отсрочку от призыва до 2003 года. Позднее мать рассказала, что за выдачу медицинского акта она заплатила К., но сумму не назвала.

Свидетель Д.Л. подтвердила его показания и дополнила их тем, что в два приема передала К. 10000 рублей.

Из протоколов выемки видно, что они подтверждают факт изъятия из военкомата акта исследования состояния здоровья и справки на имя Д. (т. 1 л.д. 258, т. 2 л.д. 165), которые по заключению почерковедческой экспертизы выполнены К. (т. 2 л.д. 17 - 21), а судебно-медицинский эксперт в своем заключении указал на отсутствие у Д. каких-либо признаков онкологического заболевания (т. 1 л.д. 243).

Из показаний свидетеля Б.Н. усматривается, что Д. обратился в призывную комиссию полностью обследованным в областном онкологическом диспансере и представил медицинские документы, подтверждающие наличие у него онкологического заболевания, на основании чего комиссия признала его ограниченно годным к воинской службе и отсрочила призыв в армию на 3 года.

Свидетель Б.И. показал, что в связи с бытовой травмой он обратился к К., который выписал ему больничный лист, освобождавший его от работы с 20 по 29 декабря, за что он передал К. 100 рублей.

Его показания подтверждает протокол выемки листка нетрудоспособности на его имя (т. 2 л.д. 65), который по заключению почерковедческой экспертизы исполнен К. (л.д. 104 - 105).

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта Б.И. указанным в медицинских документах онкологическим заболеванием не страдал и не страдает (т. 2 л.д. 68).

Из показаний свидетеля К.Л. на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании, следует, что она решила вызвать из армии домой сына И., а для получения им дополнительного отпуска решила приобрести на себя фиктивную медицинскую справку о наличии у нее тяжелого заболевания. Ранее она от кого-то слышала, что такую справку за вознаграждение может дать К., к которому она и обратилась, объяснив ему ситуацию. Осужденный согласился выписать ей справку за 1000 - 1500 рублей. При повторном приходе к нему он сказал, что оформляет на нее медицинские документы о наличии у нее, якобы, рака желудка с метастазами в печень, что позволит вызвать сына из армии через военкомат. За эту услугу она передала К. в его служебном кабинете 1800 рублей (т. 2 л.д. 78).

Ее показания соответствуют протоколу опознания ею К. (т. 2 л.д. 79), протоколу выемки в военкомате названной медицинской справки (т. 2 л.д. 85), заключению почерковедческой экспертизы о выполнении рукописного текста медицинских документов К. (т. 2 л.д. 100 - 101), а также выводом судебно-медицинской экспертизы об отсутствии у К.Л. в прошлом и настоящем какого-либо онкологического заболевания (т. 2 л. 88).

Кроме того, по всем изложенным выше фактам виновность К. подтверждается протоколами выемки в Брянском областном онкологическом диспансере индивидуальных амбулаторных карт на имя Б.В.В., Б., Д., Б.И., Х., К.Л. с черновыми записями в них и журналов регистрации приема амбулаторных больных по диспансеру (т. 1 л.д. 43 - 45, 95 - 96).

Указанные документы были в полном объеме исследованы в судебном заседании, на основании результатов исследования суд в приговоре пришел к правильному выводу о противоречивости записей в медицинских документах, их фиктивности и причастности к их исполнению К.

Полнота и объективность данных выводов суда сомнений не вызывает, как и достоверность и допустимость приведенных выше доказательств, наряду с другими приведенными в приговоре доказательствами.

Из показаний свидетеля П. следует, что летом 2001 года он вместе с ранее незнакомым парнем приходил в диспансер к К. и поинтересовался у него, каким образом можно уклониться от службы в армии. К. посоветовал ему заплатить 1000 долларов США за оформление им медицинских документов о наличии онкологического заболевания, что является основанием для освобождения от службы в армии. Он попросил у К. время подумать, при этом их разговор записал на микроаудиокассету, а затем обратился в милицию, где рассказал о разговоре с К. 8 июня 2001 года сотрудники ОБЭП снабдили его записывающей аппаратурой, пометили его 1000 долларов спецсредством, и он пошел на встречу с К. в диспансер. В ординаторской К. взял у него указанные деньги и просил не волноваться, так как он не первый, кого осужденный освобождает от службы в армии. К. рассказал, что заведет на него медицинскую карту, а при вызове в военкомат выдаст справку о болезни. После его ухода из кабинета туда зашли сотрудники милиции.

Его показания полностью подтвердил свидетель К.А., начальник ОБЭП Советского РОВД г. Брянска, который дополнил, что после выхода П. сотрудниками ОБЭП был произведен осмотр в кабинете К., который выдал 1000 долларов США, помеченным специальным составом, которым было написано слово "взятка". Тем же составом были испачканы руки К. Находившийся там же Ю. выдал 200 долларов США, помеченных тем же составом.

Свидетель Ю. подтвердил факт передачи К. 200 долларов, помеченных спецсредством.

Данный факт также подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 14 - 15) и заключением физико-химической экспертизы по исследованию вещества, которым были покрыты денежные купюры, переданные К. (т. 1 л.д. 112 - 113), и заключением технико-криминалистической экспертизы (т. 1 л.д. 116 - 118).

Из акта фоноскопической экспертизы видно, что записанная на микроаудиокассете устная речь двух лиц с мужскими голосами, вероятно, принадлежит П. и К., при этом признаков ее непрерывности, монтажа или каких-либо изменений не обнаружено (т. 1 л.д. 155 - 160).

Согласно акту почерковедческой экспертизы, рукописный текст на листе бумаги с данными на П. выполнен К. (т. 1 л.д. 184 - 185).

Свидетель К.С. показал, что при встречах с К. тот говорил ему, что если его знакомые не желают служить в армии, он может помочь в решении данного вопроса за определенное вознаграждение.

Приведенные выше доказательства, получившие в приговоре полную и мотивированную оценку в их совокупности, полностью подтверждают вину К. как в получении взяток и в совершении служебного подлога, и одновременно опровергают доводы кассационной жалобы адвоката о неполноте судебного следствия и недоказанности умысла осужденного на получение взятки от П., а также от ряда других лиц.

Данные доводы проверены еще в стадии предварительного расследования, в приговоре судом им дана мотивированная оценка.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действия К. по ст. ст. 290 ч. 4 п. "б", 292 УК РФ является правильной, законной и обоснованной.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, на что ссылается в жалобе адвокат, фактически по делу не имеется.

Наказание К. назначено с учетом содеянного, данных о его личности и тех смягчающих наказание обстоятельств, на которые имеются ссылки в жалобах. Назначенное с применением ст. 64 УК РФ наказание не является чрезмерно суровым, а поэтому оснований для его смягчения нет.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 15 февраля 2002 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"