||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 апреля 2002 г. N 20-О02-17

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Рудакова С.В. и Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 25 апреля 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных Д., И. и Э. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 26 ноября 2001 года, которым

Д., родившийся 1 октября 1970 года, несудимый, -

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Д. осужден по ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений назначено 14 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 40 УК РСФСР по совокупности всех преступлений Д. назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчисляется со 2 апреля 2001 года.

И., родившаяся 21 декабря 1970 года, несудимая, -

осуждена по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Срок отбытия наказания исчисляется с 10 мая 2001 года.

Э., родившийся 21 июня 1971 года, несудимый, -

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Э. по ст. 125-1 ч. 3 УК РСФСР назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР назначено 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 40 УК РСФСР по совокупности всех преступлений Э. назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчисляется со 2 апреля 2001 года.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Магомедова М.М., заключение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей, что приговор является законным и обоснованным, судебная коллегия

 

установила:

 

Д., Э. и И. осуждены за совершение преступлений при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационных жалобах:

- осужденная И. с учетом наличия у нее троих малолетних детей, совершение преступления под влиянием Д., просит назначить ей наказание не связанное с лишением свободы;

- осужденный Э. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает на то, что расследование по делу и его рассмотрение в судебном заседании проведены с обвинительным уклоном. В судебном заседании его лишили возможности дать показания. Его же показания на следствии получены без адвоката и с применением недозволенных методов ведения следствия. Считает, что его психическое состояние исследовано не с надлежащей полнотой. Полагает, что председательствующий по делу был заинтересован в исходе дела;

- осужденный Д. ссылаясь на аналогичные доводы просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение. Также он указывает на то, что фактически был задержан 25 марта 2001 года и с этого момента путем избиения его заставляли подписывать протоколы допросов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор в отношении Д., Э. и И. подлежащим изменению.

По эпизоду, связанном с нападением на А. судебная коллегия находит действия Д. и Э. подлежащими переквалификации со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ, а И. со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5 - 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, а в остальном приговор в отношении Д. и Э. законным и обоснованным.

1. Вина Д. и Э. в похищении. М. и вымогательстве у родственников похищенного выкупа за его освобождение в составе банды подтверждается доказательствами, имеющимися в деле.

Так, из показаний осужденного Д., данных на предварительном следствии видно, что осенью 1996 года его и Э. пригласил к себе его двоюродный брат Д.Х. У того дома находились Д.Р. и еще одно незнакомое лицо. Д.Х. сказал ему и Э., что нужно поехать в г. Хасавюрт и получить с какого-то должника деньги, с чем они согласились. Д.Х. передал ему пистолет "ПМ", а также положил в автомашину "Нива" без номеров два автомата. Д.Х. и Д.Р. также были вооружены пистолетами. После этого они вчетвером в камуфляжной форме, в автомашине "Нива", под его управлением приехали в г. Хасавюрт. На одном из перекрестков, увидев группу подростков, Д.Л. вышел из машины и, забрав одного из мальчишек усадил его в автомашину и они уехали. На выезде из г. Хасавюрта, на посту ГАИ их машину стали останавливать работники ГАИ, но Д.Р. крикнул, чтобы он ехал дальше и произвел из автомата вверх выстрелы в сторону поста ГАИ. Они приехали в г. Гудермес, где Д.Л. пересадил мальчика, он с Э., по указанию Д.Х. привезли дядю похищенного мальчика М.М. в условленное место, где после уплаты выкупа, похищенный мальчик был освобожден. Сумма выкупа была примерно 80 миллионов рублей.

Осужденный Э. на предварительном следствии дал аналогичные показания, из которых видно, что осенью 1996 года по предложению Д.Х. он, Д.Р. и Д. вооруженные, в камуфляжной форме на автомашине "Нива" под управлением Д. поехали в г. Хасавюрт. По дороге Д.Л. сообщил, что возможно придется похитить сына человека, который должен ему деньги, чтобы быстрее получить долг. В г. Хасавюрте на одном из перекрестков, Д.Р., среди группы подростков узнал одного и сказал, что тот, кто им нужен, находится здесь. После этого Д.Р. и Д.Х. забрали этого мальчика и привели в машину, после чего они уехали на большой скорости. На посту ГАИ они на требование работников милиции остановить машину не прореагировали, а Д.Р. при этом произвел выстрелы из автомата вверх. На территории Чечни Д.Р. пересадил похищенного мальчика в другую автомашину и те уехали.

Примерно через два месяца он и Д., по указанию Д.Х., привезли родственника похищенного мальчика в условленное место, где после уплаты 80 миллионов рублей его дядей, мальчик был передан его родственнику. После освобождения мальчика Д.Р. передал ему и Д. по полтора или по два миллиона рублей каждому.

В судебном заседании осужденные Д. и Э. изменили свои показания и заявил, что они не совершали похищение потерпевшего и вымогательство денег, не участвовали в банде, а лишь по просьбе родственников похищенного мальчика, принимали участие в его освобождении.

Судом дана оценка показаниям осужденных Д. и Э. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, выяснена причина изменения ими показаний, признаны правильными их показания на следствии, т.к. они соответствуют друг другу и подтверждаются другими доказательствами по делу.

Так, из показаний потерпевшего М.А. видно, что 4 октября 1996 года примерно в 17 часов, когда он со своими друзьями стоял на улице в г. Хасавюрте, к ним подъехала автомашина "Нива", из которой вышли двое в камуфляжной форме. Они представились работниками милиции, обвинили, что он участник изнасилования, и насильно посадили в машину, где одели наручники. После на большой скорости поехали из г. Хасавюрта. В машине было еще несколько вооруженных людей. На посту ГАИ милиционеры пытались остановить машину, но его похитители не остановились. При этом сидевший рядом с водителем произвел несколько выстрелов из автомата в сторону поста ГАИ. Впоследствии он узнал, что его похитителей зовут Д.Х., Д.Р., Д., Э. и Имран. Внешность этих лиц он хорошо запомнил. Пояснил, что осужденные Д. и Э. были участниками его похищения. Его держали в разных местах. Примерно через 15 дней его сфотографировали, сказал, что фотографию пошлют родителям.

17 декабря 1996 года его передали его родственнику М.М., который привез его домой. Он узнал, что его выкупили за 80 миллионов рублей.

Потерпевший М. опознал осужденных Д. и Э. как лиц принимавших участие в его похищении и присутствовавших при передаче дяде.

Из показаний свидетеля А. видно, что 4 октября 1996 года вооруженные люди насильно, заявив, что он подозревается в изнасиловании, забрали потерпевшего М., стоявшего рядом с ним на улице.

Свидетель К. показал, что 4 октября 1996 года он, находясь на посту ГАИ получил ориентировку задержать автомашины "Ниву" и "Жигули" с вооруженными преступниками. Они пытались остановить автомашины, но те не остановились и при этом из одной машины произвели несколько выстрелов вверх в их сторону.

Из показаний М.М. видно, что 4 октября 1996 года вооруженными лицами был похищен его племянник М. Через некоторое время после похищения, к отцу М. позвонили по телефону и предложили по поводу похищения обратиться к начальнику Шелковского РОВД Д.Х. Он выехал туда и познакомился с Д., Э. и еще одним лицом, которые предложили ему услуги по розыску и освобождению племянника. В течение 20 дней он встречался с этими лицами почти ежедневно. В одной из встреч Д. и Э. назвали сумму выкупа за освобождение М. 200 тысяч долларов США. Он объяснил, что такой суммой родственники похищенного не располагают. Розысками племянника занимались и другие родственники. В один из дней к его брату приехал их зять М.У. с фотографией племянника, объяснив, что фотографию получил от Д. и Э. Примерно через два месяца к отцу М. позвонили и предложили приехать в условленное место в Чечне с 80 млн. рублей выкупа. После этого он поехал в условленное место с деньгами, где его встретили Д. и Э. Установив, что он привез деньги, осужденные в сопровождении и других вооруженных лиц, привезли его в другое место, где человеку в маске передал 80 млн. рублей, с осужденным по 1 тысяче долларов и ему вернули племянника.

2. Вина осужденных Д. и Э. в вымогательстве денег у М.У. установлена материалами дела.

Осужденные Д. и Э., отрицая факт вымогательства денег у М.У., подтвердили, что получили от последнего 25 млн. рублей пояснив, что эти деньги М.У. передал им добровольно за оказанную помощь в освобождении М.А., родственником которого являлся М.У. Э. при этом подтвердил, что при получении денег от М.У. он и Д. были вооружены пистолетами.

Несмотря на то, что осужденные Д. и Э. отрицают свою вину в совершении этого преступления, их вина подтверждается доказательствами по делу.

Так, из показаний потерпевшего М.У. видно, что после похищения М., племянника его жены, он вместе с другими родственниками занимался поиском М. Д. и Э., с которыми он познакомился в ходе поисков, передали ему фотографию М. и заявили, что он должен заплатить за это и посредничество 25 млн. рублей. В декабре 1996 года, после освобождения М., к нему приехали вооруженные Д., Э., Д.Х. и еще одно лицо и, угрожая оружием, стали требовать 25 млн. рублей. Он опасаясь, что эти лица могут привести свои угрозы в действие, в присутствии своих родственников передал осужденным и находившимся с ним лицом 25 млн. рублей.

Потерпевшая М.Ю., свидетель М.М. дали аналогичные показания.

Потерпевший М.М. пояснил, что ему со слов родственников известно, что осужденные, угрожая оружием, забрали у мужа его сестры М.У. 25 млн. рублей, якобы за посреднические услуги в освобождении его сына.

3. Вина Д. и Э. в открытом нападении на А.Б., а И. в пособничестве в совершении этого нападения подтверждается доказательствами, имеющимися в деле.

Так, из показаний осужденного Д., данных на предварительном следствии, видно, что он с Э. и И. договорились о совершении нападения на какого-либо таксиста, чтобы завладеть автомашиной. Для этого И. должна была поехать в г. Кизляр и уговорить какого-нибудь водителя отвезти ее на ст. Бороздиновская. В октябре 1997 года И. согласно договоренности поехала в г. Кизляр, а он и Э., вооруженные пистолетами, стали ожидать И. в условленном месте. Примерно в послеобеденное время И. приехала на автомашине ВАЗ-21053, которая остановилась в условленном месте и вышла из машины, оставив свою куртку и ушла. Они подошли к водителю, переместили того на заднее сидение, он сел за руль и они уехали. По дороге забрали деньги водителя, а затем отпустили водителя. Автомашину через некоторое время они продали и деньги передали И.

Осужденный Э. на предварительном следствии дал аналогичные показания.

В судебном заседании осужденные Д. и Э. не отрицая нападение на А.Б. заявили, что это нападение они совершили без участия И.

Осужденная И. на предварительном следствии давала показания, аналогичные приведенным показаниям Д. и Э. на следствии.

В судебном заседании она также изменила свои показания и стала утверждать, что она не знала о том, что на А.Б. будет совершено нападение.

Судом дана оценка показаниям осужденных как на следствии, так и в судебном заседании, признаны правильными приведенные их показания на следствии, т.к. они подтверждаются и другими доказательствами по делу.

Так, из показаний потерпевшего А.Б. видно, что 5 октября 1997 года к нему, занимающемуся частным извозом, в г. Кизляре подошла И. и попросила отвезти на ст. Бороздиновская. По ее просьбе он остановил машину на окраине села. И., оставив в машине свой плащ, вышла из машины и попросила подождать, пока она не вернется. Через 10 минут к нему подошли осужденные в камуфляжной форме, вооруженные пистолетами, надели на него наручники, посадили на заднее сиденье и повезли в сторону станции Шелковская. По дороге Э., сидевший рядом с ним, забрал его деньги в сумме 1,5 млн. рублей, а затем отпустили и его.

4. Вина Д. и Э. в совершении мошенничества в отношении И.С. установлена материалами дела.

Так, из показаний осужденного Д., данных на предварительном следствии видно, что он и Э. с использованием другого лица обманным путем завладели у И.С. 35 тысяч долларов США, пообещав освободить похищенного кем-то К.Ч., хотя сами не знали кто похитил К.Ч. и не собирались предпринять какие-либо меры по его освобождению.

Осужденный Э. на предварительном следствии дал аналогичные показания.

В судебном заседании осужденные Д. и Э. изменили свои показания и стали утверждать, что не совершали мошенничества в отношении И.С.

Судом дана оценка показаниям осужденных Д. и Э. и признаны правильными их показания на следствии, где они признавали свою вину в совершении мошенничества, т.к. они соответствуют и другим доказательствам.

Так, из показаний потерпевшего И.С. видно, что он занимался поисками похищенного К.Ч. и в ходе поисков познакомился с осужденными Д. и Э., которые обещали оказать содействие в поисках К.Ч. Для этих целей он передал осужденным автомашину "Нива" и 5000 рублей на текущие расходы. Вскоре осужденные заявили, что вышли на след похитителей и организовали встречу с лицом, представленным ему, как посредником. С этим лицом он договорился об освобождении К.Ч. за 35 тысяч долларов США. После этого в два приема он передал деньги этому посреднику, на встречу с которым его возили осужденные. Получив при второй встрече 7000 долларов США, посредник скрылся и он понял, что осужденные с этим лицом обманули его.

Доводы жалоб осужденных о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, в результате чего они оговорили себя, являются несостоятельными. Эти утверждения проверялись в судебном заседании, но не нашли своего подтверждения.

Не основанными на материалах дела являются и доводы жалоб о нарушении права на защиту осужденных.

Всем осужденным были разъяснены их процессуальные права, в том числе иметь защитника, им давалась возможность свободно излагать свои показания, в том числе и в судебном заседании.

С момента, с которого осужденные изъявили желание иметь защитников, они им были представлены и все дальнейшие допросы обвиняемых проходили с участием защитников.

Таким образом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Д. и Э. вступили в вооруженную банду и в составе этой банды, которая является организованной группой, совершили похищение М., из корыстных побуждений, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с применением оружия, совершили вымогательство повлекшее крупный ущерб в составе организованной группы, они же совершили мошенничество в отношении И.С., причинившее крупный ущерб, по предварительному сговору группой лиц, а также приобрели, хранили, носили и перевозили неоднократно огнестрельное оружие с боеприпасами.

Этим действиям осужденных судом дана правильная правовая оценка.

Что касается действий осужденных Д., Э. и И. по завладению автомашиной и деньгами А.Б., суд правильно установив фактические обстоятельства дела дал им неверную юридическую оценку.

Как установлено судом, осужденная И. зная, что в отношении А.Б. будет совершено нападение с целью завладения его имуществом Д. и Э., оказала пособничество этим лицам в совершении нападения, остановив автомашину под управлением потерпевшего в заранее обусловленном месте, а сама ушла и не принимала непосредственного участия в совершении нападения на А.Б.

Как видно из показаний осужденных Д. и Э., данных на следствии и признанных судом правильными, а также из показаний потерпевшего А.Б., при завладении автомашиной и деньгами потерпевшего у осужденных Д. и Э., хотя и было оружие, они его из кобуры не вытаскивали, не применили в отношении потерпевшего и не угрожали его применением.

Для совершения же разбойного нападения необходимо, чтобы было применено насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего, либо была высказана угроза применения такого насилия.

В данном случае осужденными Д. и Э. такое насилие не применялось и не высказывалась угроза применения такого насилия, как и не было применения оружия.

Одевание наручников на потерпевшего и его пересаживание на заднее сиденье нельзя расценить как применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо угрозой применения такого насилия.

При таких данных, судебная коллегия действия осужденных в отношении А.Б. считает необходимым переквалифицировать у Д. и Э. со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, как открытое завладение чужим имуществом, совершенным по предварительному сговору группой лиц, неоднократно и с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а действия И. со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5 - 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ, как пособничество в открытом завладении чужим имуществом, совершенном по предварительному сговору группой лиц и с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, поскольку И. допускала, что в отношении А.Б. может быть применено такое насилие.

Каких-либо оснований сомневаться в психической неполноценности осужденных у суда не было.

По ст. ст. 209 ч. 2, 159 ч. 3 п. "б", 222 ч. 2 УК РФ и ст. ст. 125-1 ч. 3 и 148 ч. 3 УК РСФСР осужденным Д. и Э. наказание назначено в соответствии с законом, с учетом тяжести содеянного ими, смягчающих обстоятельств и данных о их личности.

Эти же обстоятельства учитывает судебная коллегия при назначении наказания Д. и Э. по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ и И. по ст. ст. 33 ч. 5 - 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ.

Принимая во внимание, что И. на иждивении имеет троих несовершеннолетних детей, судебная коллегия считает необходимым применить к ней акт "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин от 30 ноября 2001 года.

Руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 26 ноября 2001 года в отношении Д., Э. и И. изменить.

Действия Д. и Э. со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ переквалифицировать на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, по которой назначить каждому по 6 лет лишения свободы.

Действия И. со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ переквалифицировать на ст. ст. 33 ч. 5 - 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ переквалифицировать на ст. ст. 33 ч. 5 - 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ, по которой назначить ей 5 лет лишения свободы и на основании пункта 2 подпункта "а" Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" от 30 ноября 2001 года И. от наказания и из-под стражи освободить.

На основании ст. ст. 40 УК РСФСР и 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", 159 ч. 3 п. "б", 222 ч. 2 УК РФ и ст. ст. 125-1 ч. 3 и 148 ч. 3 УК РСФСР Д. назначить 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества, а Э. 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества. В остальном приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ПЕЛЕВИН Н.П.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

МАГОМЕДОВ М.М.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"