||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 апреля 2002 г. N 66-о01-148

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего - Коннова В.С,

Судей - Глазуновой Л.И. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 25 апреля 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного Ф. и адвоката Ганина И.В. на приговор Иркутского областного суда от 11 июля 2001 года, которым

Ф., <...>, русский, с образованием 9 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а", "д" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с него в пользу МСО "Полис" 26.167 руб. 38 коп. за нахождение потерпевшего на лечении в условиях стационара.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденного Ф., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Ф. осужден за покушение на убийство трех лиц и покушение на умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога.

Как установил суд, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

В ночь на 18 сентября 2000 года после ссоры с А.Х. Ф. на почве мести решил убить его. Убедившись, что в будке находятся еще два лица, он решил совершить убийство всех лиц путем поджога.

Действуя с особой жестокостью, с целью убийства М., Б. и А.Х. на почве ссоры с последним, бросил в будку автомашины облитую бензином и горящую тряпку, и захлопнул дверь. Б. открыл дверь, выбросил тряпку и выскочил на улицу. Ф., продолжая осуществлять свой умысел до конца, выплеснул имевшийся в ведре бензин на Б., на котором от горящей тряпки вспыхнула одежда. Выскочившие из будки М. и А.Х. погасили пламя на одежде Б. и приняли меры к доставлению его в больницу. В результате поджога Б. причинены телесные повреждения в виде термических ожогов площадью 40%. Бросая горящую тряпку в будку машины, он сознавал, что причиняет владельцу автомобиля значительный материальный ущерб путем поджога.

В судебном заседании Ф. свою вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат Ганин И.В. просит приговор отменить и дело прекратить. В обоснование своих доводов он указывает, что потерпевшие М., А.Х. и Б. оговаривают его подзащитного, стараясь скрыть факты употребления на рабочем месте спиртных напитков, что повлекло бы их увольнение с работы за пьянку. Кроме того, они опасались, что Ф. заявит на них в милицию за то, что ударили его монтировкой по голове. Считает, что утверждение его подзащитного в той части, что он не бросал горящей тряпки в будку машины и не имел намерения лишить кого-либо из потерпевших жизни, не опровергнуты. Ф. не курит, спичек и других источников огня при себе не носит. Он тоже получил значительные ожоги, находился в больнице, причем места расположения ожогов подтверждают пояснения осужденного о том, что бензин ему был вылит на спину. Оспаривает правильность выводов судебно-психиатрической экспертизы, в которой указано, что Ф. лжив и изворотлив, считает, что необходимо было назначить стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. По его мнению, вывод суда о виновности Ф. не подтвержден материалами дела, допущена роковая ошибка, которая исковеркает жизнь не только Ф., но и членам его семьи.

Осужденный Ф., не соглашаясь с приговором, и ссылаясь на те же доводы, просит отменить приговор и дело прекратить.

В дополнениях к кассационной жалобе, подробно остановившись на обстоятельствах ссоры с А.Х., переросшей в драку, он указывает, что приговор постановлен на противоречивых показаниях потерпевших, которые не подтверждаются другими материалами дела. Считает, что неправильными были действия участкового милиционера, взявшего первыми показания у потерпевших, кроме того, при расследовании дела не проводились иные следственные действия, такие как, например, следственный эксперимент и очные ставки, которые могли восстановить истинную картину происшедшего. Ссылается, что ему несвоевременно был предоставлен адвокат, а в судебное заседание не была вызвана медсестра, которая оказывала ему медицинскую помощь.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Вина Ф. в совершении преступления при указанных в приговоре обстоятельствах подтверждается показаниями потерпевшего Б., подтвердившего, что именно Ф. бросил в будку машины горящую куртку, именно Ф. выплеснул ему бензин на одежду, отчего он загорелся.

Такие же показания дали потерпевшие М. и А.Х.

Последний, кроме того, подтвердил, что действительно незадолго до этого между ним и Ф. произошла ссора, переросшая в драку, после чего Ф. ушел.

Свидетель А.А. пояснил, что по просьбе потерпевших он увез Б. в больницу. С их слов ему стало известно, что Ф. бросил в будку, где они спали, горящую тряпку и подпер дверь. Они выбили дверь и выбросили тряпку. Однако, Ф. плеснул из ведра остатки бензина, попав на одежду Б.

Аналогичные показания дал свидетель Т. - участковый инспектор, узнавший о случившемся тоже от потерпевших.

При осмотре места происшествия установлено, что возле автомобиля с будкой, где временно проживали потерпевшие, обгоревшая трава и валяются остатки обгоревшей куртки.

Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы у Б. имеются повреждения, носившие характер термических ожогов площадью 40% поверхности тела.

Суд тщательно проверил заявление Ф. в той части, что к преступлению в отношении потерпевших он не причастен, утверждая, что это они решили сжечь его заживо.

Оценив добытые в судебном заседании доказательства, суд пришел к выводу, что Ф. покушался на убийство потерпевших при обстоятельствах, изложенных в приговоре, и покушался на умышленное повреждение чужого имущества путем поджога.

Придя к такому выводу, суд в качестве доказательств, подтверждающих этот вывод, привел показания потерпевших, утверждавших, что именно Ф. совершил эти действия; данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия; заключение судебно-медицинского эксперта об отсутствии у Ф. телесных повреждений, которые могли быть получены от удара монтировкой, другие доказательства, приведенные в приговоре.

Судебная коллегия находит данный вывод суда правильным.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины осужденного в совершении инкриминируемых ему деяний и правильности квалификации его действий, судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным содеянному и данным о его личности.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденного на защиту, по материалам дела не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 11 июля 2001 года в отношении Ф. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"