||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 апреля 2002 г. N 64-о01-25

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Коннова В.С.

судей Глазуновой Л.И. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в судебном заседании от 25 апреля 2002 г. дело по кассационной жалобе осужденного Д. на приговор Сахалинского областного суда от 16 августа 2001 г., которым

С., <...>, русский, с неполным средним образованием, не работавший, ранее не судимый;

осужден по п. п. "б", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы; по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 4 ст. 166 УК РФ - к шести годам шести месяцам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, русский, со средним образованием, не работавший, без определенного места жительства, ранее судимый:

- 27 апреля 1995 г. по ч. 2 ст. 144, ч. 2 ст. 193, ст. 210; ст. 15 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к четырем годам шести месяцам лишения свободы;

- 24 сентября 1996 г. по ч. 1 ст. 313 и п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы; по совокупности приговоров

- к четырем годам 8 месяцам лишения свободы, освобожден 19 января 1999 г. условно-досрочно на один год пять месяцев 25 дней;

- 6 июня 2001 г. по ч. 1 ст. 108 УК РФ к одному году лишения свободы с исчислением срока наказания с 6 июня 2001 г.

- осужден по п. п. "б", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по п. п. "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 4 ст. 166 УК РФ - к девяти годам лишения свободы; по совокупности преступлений: на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к пятнадцати годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

Д., <...>, русский, со средним образованием, не работавший, ранее судимый 21 декабря 1999 г. по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158; п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к пяти годам шести месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года;

осужден по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 4 ст. 166 УК РФ - к девяти годам лишения свободы; по ч. 5 ст. 33 и п. п. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к пятнадцати годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества. Постановлено на основании ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору от 21 декабря 1999 г. и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ Д. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на шестнадцать лет с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

Р., <...>, русский, со средним образованием, не работавший, ранее не судимый;

осужден по п. п. "б", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к девяти годам лишения свободы; по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к восьми годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 4 ст. 166 УК РФ - к шести годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 2 ст. 325 УК РФ С., Д., К. и Р. оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

Постановлено взыскать солидарно с С., К., Д. и Р. в пользу - центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора по Корсаковским порту и району - 16.790 руб.; - Л.Л. - 6.220 руб.; - И. - 2.600 руб.

С., К. и Р. признаны виновными и осуждены за убийство Л.М., 1938 г. рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, и в связи с осуществлением ею служебной деятельности; а Д. - за пособничество им в таком убийстве Л.М.

Кроме того, С., К., Д., Р. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на ЦГСЭН и Л.М., совершенное группой лиц по предварительном сговору, с незаконным проникновением в помещение, с применением предметов, используемых в качестве оружия; с причинением тяжкого вреда здоровью Л.М., в целях завладения чужим имуществом в крупном размере; Д., кроме того, - неоднократно; а К., кроме того - как лицом, ранее два раза судимым за хищения.

С., К., Д. и Р. также признаны виновными и осуждены за неправомерное завладение транспортными средствами без цели их хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, неоднократно и с применением насилия, опасного для жизни и здоровья Л.М.

Преступления совершены ими 22 января 2001 г. в г. Корсакове Сахалинской области при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимые С., К., Д. и Р. виновными признали себя частично, при этом К. отказался давать показания.

В кассационной жалобе осужденный Д. ссылается на свое несогласие с приговором, не приводя мотивов своего несогласия и не указывая, как по его мнению, следует поступить в отношении приговора.

Осужденные К. и С. не обжаловали приговор в кассационном порядке, а осужденный Р. отозвал свою кассационную жалобу и приговор в отношении них проверяется в ревизионном порядке в соответствии с требовании ст. 332 УПК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., заключение прокурора Шаруевой М.В. об изменении приговора в отношении С., К., Д. и Р., проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы осужденного Д., судебная коллегия находит приговор в отношении С., К., Д. и Р. подлежащим изменению по следующим основаниям:

Виновность С., К., Д. и Р. в содеянном ими (за исключением признака неправомерного завладения транспортными средствами - с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и признака совершения С., К., Р. убийства Л.М. - в связи с осуществлением ею служебной деятельности и признака совершения Д. пособничества в убийстве Л.М. - в связи с осуществлением ею служебной деятельности) подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Так, из показаний Р. в ходе предварительного следствия видно, что он в январе 2001 г. работал сторожем в ЦГСЭН и был уволен за самовольное использование стоявшей на территории машины и поездку на ней. После увольнения у него возник умысел на ограбление ЦГСЭН и примерно 19 января 2001 г. он поделился задуманным с С. и Д., те согласились совершить преступление вместе с ним. Д. сказал, что им нужен человек, которого не знают местные жители, чтобы остаться у ворот и пропускать машины во двор на стоянку. День ограбления они выбрали специально, когда будет дежурить пожилая женщина, он (Р.) вычислил дату ее дежурства. С. пригласил К. принять участие в совершении преступления. 21 января 2001 г. все они собрались у него на квартире, ввели в ход дела К. и стали обсуждать план их действий. Первоначально была идея связать сторожа и они сказали об этом К., но тот заявил, что сторожа надо убивать. Он (Р.) сказал, что этого не следует делать, что у него есть бутылка с эфиром и сторожа можно усыпить. Д. посмотрел эту бутылку с эфиром и обнаружил, что срок годности эфира истек, сказал, что сторож может и не уснуть, и категорически заявил, что свидетелей нельзя оставлять, сторожа нужно убить, можно ударить ее монтировкой-гвоздодером, которая находилась в квартире. Сначала идея К. им не понравилась, но он рассказал, что отбывал лишение свободы за разбойное нападение на мясокомбинат и что это преступление милиция смогла раскрыть благодаря опознанию потерпевшим. После этого все они призадумались и все согласились с предложением К. Он (Р.) сразу сказал, что сам убивать сторожа не будет. Они распределили роли. В целях убийства из квартиры взяли гвоздодер, нес его С. У него (Р.) в квартире были химические ядовитые вещества, одно - ангидрит, а название другого ядовитого вещества он не знает. Д. предложил сделать сторожу укол яда. Он (Р.) сказал Д., где находятся шприцы, тот взял и наполнил два шприца. Оба шприца нес Д. Шприцы они взяли для того, что если у них не получится убить сторожа гвоздодером и та будет жива, то до конца намеревались убить ее при помощи этих ядов.

Убивать сторожа должны были С. и Д. и они пошли в проходную, а он (Р.) и К. остались в подъезде, затем их позвал Д. Когда они зашли в сторожку, то он увидел лежавшую на полу в луже крови с окровавленным лицом сторожа, она произносила какие-то нечленораздельные фразы. Гвоздодер был в коридоре. Телефон с оторванным шнуром валялся на полу. Затем С. вырвал коробку сигнализации, Д., забрав ключи, пошел в здание. Он и С. сделали сторожу по уколу из принесенных шприцев. По его мнению, она была еще жива. Он (Р.) дал К. ключи от ворот и сторожки и тот остался стоять на улице, а они (он, С. и Д.) в здании стали собирать ценности. Ключи от машин из сторожки взял он (Р.). Они договаривались, что похищенное будут вывозить на машинах, после чего машины бросят. С. взял у него ключи от джипа, но выехал за территорию и машина застряла во дворе дома. Когда они пошли к машинам, то спросили у К., что со сторожем и тот сообщил, что сторож мертва, он воткнул ей в голову штырь. Похищенное они увозили: он (Р.) за рулем, с ним - С., машины "Марк-2", Д. - за рулем, с ним сел К., грузовика. Привезли награбленное они к нему домой, разгрузили. Затем он (Р.) - за рулем грузовика, а С. и Д. - на "Марке-2" поехали отгонять машины.

Судом проверялись доводы о даче указанных показаний Р. вследствие применения незаконных методов расследования, но эти доводы оказались несостоятельными, противоречащими материалам дела, и правильно отвергнуты судом. Все его допросы, как видно из материалов дела, проводились с участием адвоката.

Суд обоснованно признал достоверными приведенные показания Р. в ходе предварительного следствия, поскольку они соответствуют другим доказательствам, и дал надлежащую оценку изменению им показаний.

Объективно приведенные показания Р. подтверждаются:

- заключениями судебно-медицинских экспертиз о том, что смерть Л.М. могла наступить как от одного, так и от совокупности ударов, приведших к возникновению открытой черепно-мозговой травмы, образовавшейся не менее, чем от 8 травматических воздействий твердым продолговатым предметом, имеющим цилиндрическую форму и небольшой диаметр. Шесть ран в области головы могли быть причинены прутом или гвоздодером, а одна рана - торцевой частью металлического прута.

Кроме того, у Л.М. имелись кровоподтек тыльной поверхности правой кисти и две ссадины в этой же области, возникшие в результате двух инъекций шприца с иглой, и в ее внутренних органах и кожном лоскуте имелись глицерин и производное бензодиазепина (элениума);

- заключениями судебно-биологических экспертиз о наличии на изъятом металлическом пруте следов крови, происхождение которой возможно от Л.М. Следы крови также имелись на смыве с левой руки С. и его куртке, на джинсах, изъятых в квартире Р. и других предметах одежды.

Таким образом, выводы судебно-медицинской экспертизы о прижизненном образовании всех имевшихся у Л.М. телесных повреждений, а также приведенные показания Р. о том, что, как им сообщил К., он воткнул в голову Л.М. штырь и та мертва, подтверждают правильность выводов суда об участии К. в убийстве.

Поскольку, как правильно установлено по делу, между всеми осужденными имелся предварительный сговор на убийство Л.М. и в этих целях, в частности, Д. нес шприцы для инъекций, а Р. и С. делали инъекции Л.М., то независимо от того, от чьих конкретно действий из соучастников наступила смерть Л.М., Р. и С. обоснованно признаны соисполнителями убийства, а Д. - пособником убийства.

В ходе предварительного следствия С. также пояснял, что когда к ним (нему, Р. и Д.) приехал К., они все вместе предложили ему совершить хищение из СЭС. К. согласился. Перед уездом на чужих машинах от здания СЭС К. сказал ему, что он сторожа "добил".

К. в ходе предварительного следствия заявил, что он полностью признает свою вину в разбойном нападении (т. 3 л.д. 98), пояснял, что к зданию они пошли ночью - около 24 часов 21 января 2001 года. До этого в квартире Р. говорили что-то про яд и кислоту, а когда наполняли шприцы, то пахло уксусом. Из этих шприцев в сторожке сторожу впоследствии сделали уколы. Через ворота здания они перелазили. В сторожке он увидел стоявшего с гвоздодером в руках С., его перчатки и гвоздодер были в крови. Женщина находилась на полу, ее голова была в крови, она хрипела, ее 3 - 4 раза С. ударил кулаком по лицу, а затем - нанес ей 6 ударов гвоздодером по голове.

С. по предложению Д. сломал сигнализацию. Они пошли в здание, чтобы что-нибудь украсть, а ему С. сказал, что нужно добить сторожа и что у входа стоит металлический прут. Этим металлическим прутом он два раза "ткнул", "толкнул", "надавил" на голову женщины, почувствовал, что прут вошел в ее голову. Он убедился, что женщина мертва. Затем он также находился у ворот, а из здания раздавались шум, грохот, как будто там что-то ломали. Он в сторожке собрал все ключи от автомашин, стоявших на стоянке, их у него взял С., подбирал их к машинам, завел джип. Он открыл С. ворота и тот выехал. Затем С. вернулся и стал заводить другую машину, подогнал ее к дверям здания. Он и другие стали носить ворованные компьютеры и другую технику в машину и грузовик. Уезжал он с территории на грузовике с Р. Из похищенного он взял детские вещи, курточку, брюки, шапку (т. 3 л.д. 59 - 60, 63, 84 - 76, 78, 84).

Приведенные показания свидетельствуют, что забирая ключи от машин, передавая их С., открывая С. ворота для выезда чужой машины, сам участвуя в поездках на чужих машинах, К. участвовал в неправомерном завладении транспортными средствами.

Д. в ходе предварительного следствия пояснял, что 19 января 2001 года Р. предложил ему и С. совершить хищение компьютеров и денег из санэпидемстанции. Они согласились с ним и планировали, что с ними будет еще один человек. Этот человек приехал 21 января 2001 года и в квартире Р. он, Р., С. и К. решили совершить хищение в эту ночь, зная, что будет дежурить пожилая женщина. При совершении хищения К. находился у входа, чтобы предупредить их в случае возникновения опасности (л.д. 161, 167, 172, 172 т. 3).

Изменению показаний суд дал надлежащую оценку.

Виновность С., К., Д. и Р. подтверждается и другими имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Доводы К. о том, что он заранее ничего не знал и не понимал, что совершаются преступления, получили правильную оценку суда. Они являются несостоятельными и опровергаются приведенными доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С., К., Д., Р. - в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью Л.М., в целях завладения чужим имуществом в крупном размере, Д. - неоднократно, К. - как лицом, ранее два раза судимым за хищения; в неправомерном завладении транспортными средствами без цели их хищения совершенном неоднократно и группой лиц по предварительному сговору; а также о доказанности вины С., К. и Р. - в убийстве Л.М., совершенном группой лиц по предварительному сговору и сопряженном с разбоем, а Д. - в пособничестве убийству Л.М. группой лиц по предварительному сговору и сопряженном с разбоем, и верно квалифицировал их действия: Д. - по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 и ч. 5 ст. 33, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ; С. и Р. - по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ; К. - по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и п. п. "б", "в", "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ по указанным признакам.

Вместе с тем, действия С., К., Д. и Р. подлежат переквалификации с ч. 4 ст. 166 УК РФ на п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ как неправомерное завладение транспортными средствами, совершенное неоднократно и группой лиц по предварительному сговору.

Как следует из материалов дела, для неправомерного завладения машинами ни к кому насилия не применялось. Ко времени выполнения объективной стороны неправомерного завладения машинами Л.М. была уже убита. Ее убийство совершилось в целях хищения имущества.

Как установлено приговором суда, машины были нужны виновным для перевозки похищенного и неправомерному завладению машинами предшествовало совершение разбойного нападения, в связи с чем в действиях виновных установлено наличие признака неоднократности.

Кроме того, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости исключения из осуждения С., К., Р. квалифицирующего признака убийства - совершения его в связи со служебной деятельностью Л.М. (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ), а из осуждения Д. - того же квалифицирующего признака пособничества в убийстве (ч. 5 ст. 33 и п. "б" ч. 2 ст. 105).

По смыслу уголовного закона, умышленное причинение смерти другому человеку следует квалифицировать по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, когда признак выполнения пострадавшим своего служебного долга является доминирующим (основным) мотивом при совершении преступления. Между тем, из материалов данного уголовного дела следует, что убийство Л.М. совершалось при разбойном нападении с целью завладения чужим имуществом, а не по каким-либо иным мотивам.

Кроме того, как следует из материалов дела, Л.М. при ее убийстве никаких мер по охране вверенного ей имущества, пресечению корыстных действий виновных не совершала. Приговором суда установлено, что С. и Д. в ночное время попросили у Л.М. разрешения позвонить из проходной по телефону, Л.М. согласилась с их просьбой и в нарушение требований п. 6.1 Должностных обязанностей работника сторожевой охраны открыла им ворота, впустила их на охраняемую территорию, где ее в проходной и убили, что как признал суд, способствовало совершению преступлений.

Наказание С., К., Д. и Р. по разбою и убийству (а Д. - по пособничеству в убийстве) назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

У Д. и К. судом правильно установлено наличие особо опасного рецидива и применены правила ч. 2 ст. 68 УК РФ при назначении им наказания.

Р. по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ; К. - по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ назначено минимально возможное наказание, а С. - по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и Р. - по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено наказание, близкое к минимально возможному, установленному санкциями уголовного закона.

С учетом того, что объем преступных действий виновных и данные об их личности оставлены без изменения, несмотря на исключение осуждения: С., К. и Р. по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ; Д. - по ч. 5 ст. 33 и п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, принимая во внимание, что наказание им назначено справедливое, судебная коллегия не находит оснований к смягчению им наказания за убийство (С., К. и Р.) и пособничество в убийстве (Д.).

Судом проверялось психическое состояние осужденных, в отношении них проводились судебно-психиатрические экспертизы и они признаны вменяемыми. Законом не предусмотрено проведение стационарной судебно-психиатрической экспертизы в зависимости от тяжести предъявленного обвинения. То, что К. обучался во вспомогательной школе, ранее лечился, комиссии экспертов-психиатров было известно. В отношении К. и ранее (в связи с совершением преступления) проводилась судебно-психиатрическая экспертиза и он признавался вменяемым. После этого он неоднократно осуждался, то есть вновь признавался вменяемым. С учетом осмысленных, целенаправленных действий С., К., Д., Р., поддержания ими адекватного речевого контакта, отсутствия у них бреда, галлюцинаций, они обоснованно признаны вменяемыми.

Вид исправительной колонии каждому из них назначен в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

Гражданские иски Центра ГСЭН и Л. разрешены судом в соответствии с действующим законодательством. Поскольку разбойное нападение совершалось по предварительному сговору, с незаконным проникновением и при этом выламывались двери, вскрывались хранилища, повреждалось имущество, суд обоснованно взыскал ущерб в солидарном порядке со всех виновных в разбое лиц, независимо от того, кто и что из них делал.

Вместе с тем, приговор в части разрешения гражданского иска И. подлежит отмене, поскольку ущерб ему причинен в результате дорожно-транспортного происшествия и последующей пропажи из машины ценностей, в чем осужденные не признаны виновными, а в уголовном деле согласно ст. 29 УПК РСФСР подлежат разрешению лишь иски, вытекающие из обвинения. Данный иск И. подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

За исключением вносимых изменений, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Опечатывание листов дела при ознакомлении обвиняемых с материалами предварительного следствия законом не предусмотрено.

Как видно из протоколов, материалы дела им представлялись в пронумерованном и прошитом виде. Нумерация листов карандашом закону не противоречит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Сахалинского областного суда от 16 августа 2001 года в отношении С., К., Д. и Р. изменить.

Исключить из приговора осуждение С., К., Р. по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Исключить из приговора осуждение Д. по ч. 5 ст. 33 и п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Переквалифицировать действия С., К., Д. и Р. с ч. 4 ст. 166 УК РФ на п. п. "а", "б" ст. 166 УК РФ, по которой назначить им наказание:

С.- в виде лишения свободы на три года шесть месяцев;

К.- в виде лишения свободы сроком на пять лет три месяца;

Д.- в виде лишения свободы сроком на пять лет три месяца;

Р. - в виде лишения свободы сроком на три года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105; п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, назначить С. окончательное наказание путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на пятнадцать лет с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. п. "б", "в", "г" ч. 3 ст. 162 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить наказание К. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на пятнадцать лет шесть месяцев с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УК РФ и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105; п. п. "б", "в", "г" ч. 3 ст. 162; п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, окончательное наказание назначить К. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на шестнадцать лет с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

По совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162; п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166; ч. 5 ст. 33 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить Д. наказание путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на пятнадцать лет шесть месяцев с конфискацией имущества.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательное наказание назначить Д. путем частичного присоединения к наказанию, назначенному по данному приговору, неотбытой части наказания по приговору от 21 декабря 1999 года в виде лишения свободы сроком на шестнадцать лет с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105; п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, окончательное наказание назначить Р. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на двенадцать лет с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Тот же приговор в части взыскания с С., К., Д. и Р. в пользу И. 2600 рублей отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части тот же приговор в отношении С., К., Д. и Р. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОННОВ В.С.

 

Судьи

ГЛАЗУНОВА Л.И.

ХЛЕБНИКОВ Н.Л.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"