||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 апреля 2002 г. N 59-о01-33

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Коннова В.С.

судей - Глазуновой Л.И. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в судебном заседании от 25 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных К., С.С. и Я. на приговор Амурского областного суда от 2 августа 2001 года, которым

К., <...>, русский, с образованием 9 классов, не работавший, ранее судимый

- 19 февраля 1998 года по ч. 3 ст. 144, ст. 210 УК РСФСР, ч. 2 ст. 325 УК РФ к четырем годам лишения свободы, освобожден в соответствии с постановлением начальника колонии от 17 августа 2000 года на основании п. 7 Постановления Государственной Думы РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов";

- 30 января 2001 года по ч. 1 ст. 213 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в шесть месяцев, -

осужден

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к четырем годам лишения свободы;

по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. "б" ч. 3 ст. 226 УК РФ - к девяти годам лишения свободы;

по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Постановлено на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору от 30 января 2001 года и по совокупности приговоров назначено наказание в виде лишения свободы сроком на двенадцать лет три месяца с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

По ч. 1 ст. 209 и ч. 1 ст. 167 УК РФ К. оправдан за отсутствием этих составов преступлений;

С.С., <...>, русский, с образованием 9 классов, не работавший, ранее не судимый, -

осужден:

по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - к пяти годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к трем годам лишения свободы;

по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 2 ст. 209 и ч. 1 ст. 167 УК РФ С.С. оправдан за отсутствием составов преступлений; по п. "а" ч. 4 ст. 226 и п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ (по эпизоду кражи имущества из дома С.А.) - оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления;

Я., <...>, русский, со средне-специальным образованием, ранее не судимый, -

осужден по ч. 5 ст. 33 и п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 2 ст. 209 и п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ Я. оправдан.

Постановлено взыскать:

- с К., С.С., Я. в пользу ООО "УРС-Райчихинск" - 128757 руб. 69 коп. солидарно;

- с К., С.С. и Ч. солидарно в пользу Д. 4000 руб. в возмещение ущерба, причиненного хищением.

По данному делу также осужден по ч. 5 ст. 33 и п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ Ч., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

К. признан виновным и осужден за хищение у С.А. огнестрельного оружия - двухствольного охотничьего ружья "ИЖ-27 ЕМ", совершенное 10 января 2001 года неоднократно; за кражу имущества С.А., совершенную 10 января 2001 года неоднократно и с незаконным проникновением в жилище.

К. и С.С. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на магазин и продавца Х., совершенное 17 января 2001 года группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в крупных размерах (на сумму 165137 руб. 17 коп.), а К. - и неоднократно; за кражу имущества Д., совершенную 20 февраля 2001 года группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба (на сумму 5000 руб.) и неоднократно.

Я. признан виновным и осужден за пособничество К. и С.С. в разбойном нападении, совершенном 17 января 2001 года группой лиц по предварительному сговору и в целях завладения чужим имуществом в крупных размерах.

Преступления совершены ими в г. Райчихинске Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимые С.С. и Я. виновными себя признали, а подсудимый К. виновным признал себя частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденные:

- К. просит отменить приговор и направить дело на новое расследование, ссылаясь на проведение предварительного следствия и судебного разбирательства с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, на неправильное определение подсудности дела. Утверждает, что поскольку заранее, до проникновения в квартиру С.А. у него не было умысла на хищение оружия, а уже находясь в квартире он его взял с целью продажи или охоты, то его действия в этой части должны квалифицироваться ч. 1 ст. 158 УК РФ. Полагает, что суд неверно установил наличие у него умысла на кражу телки у Д. и неправильно усмотрел признак проникновения в помещение, поскольку сарай, где находилась телка, заперт не был. Считает неверными выводы суда о предварительной подготовке разбоя, о сумме похищенного из магазина, о наличии умысла на хищение в крупных размерах. По его мнению, гражданский иск ООО "УРС-Райчихинск" разрешен неверно. Как считает К., он необоснованно направлен отбывать наказание в колонию особого режима, у него не имеется особо опасного рецидива. Полагает, что ему назначено чрезмерно строгое наказание;

- С.С. просит изменить приговор и смягчить ему наказание до условного, ссылаясь на чрезмерную строгость наказания. Считает, что он неверно осужден по признаку неоднократности кражи и что суд необоснованно не применил ст. 64 УК РФ при назначении ему наказания за кражу;

- Я. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение либо смягчить ему наказание до условного, ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора и на чрезмерную строгость назначенного ему наказания.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., заключение прокурора Костюченко В.В. об оставлении приговора в отношении С.С. и Я. без изменения и об изменении приговора в отношении К., проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и дополнений к ним, судебная коллегия находит приговор в отношении С.С., Я. и К. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Виновность К., С.С. и Я. в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Виновность К. в похищении имущества и ружья у С.А. в жалобе не оспаривается.

Его ссылка на то, что у него отсутствовал предварительный умысел на хищение ружья, а взял он его с целью продажи или охоты, когда уже находился в квартире С.А., не влияет на правильность вывода суда о наличии у него умысла на хищение оружия. Время возникновения такого умысла (до проникновения в чужую квартиру или при нахождении в ней) не влияет на сам факт наличия умысла на хищение оружия. Последующее изготовление из ружья обреза и его использование при нападении на магазин подтверждает наличие у К. умысла на хищение оружия.

Его доводы, что хищение оружия, как и похищение другого имущества С.А., должно квалифицироваться по ст. 158 УК РФ, несостоятельны, поскольку за похищение огнестрельного оружия законом предусмотрена отдельная ответственность - по ст. 226 УК РФ.

Поскольку приговором от 19 февраля 1998 года К. был осужден по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР и данная судимость у него не погашена, в его действиях по краже имущества С.А. и по похищению огнестрельного оружия правильно установлен судом признак неоднократности.

Виновность К. и С.С. в разбойном нападении, а Я. - в пособничестве в разбойном нападении, в жалобах не оспаривается.

Ссылки К. об отсутствии предварительной подготовки к разбойному нападению - являются несостоятельными.

Как пояснял С.С. в ходе предварительного следствия, недели за две до Нового 2001 года, К. рассказал ему и Я., что он часто заходит в магазин N 13 и обратил внимание на выставленное на продажу золото и серебро, на отсутствие охранника и наличие всего 1 - 2 продавцов, высокие цены на продаваемые товары и редкое посещение, в связи с этим, магазина покупателями. К. предложил им ограбить магазин. Он (С.С.) согласился с предложением К. Примерно 4 января 2001 года ему и Я. К. вновь предложил ограбить магазин. Он (С.С.) поинтересовался у К., как можно ограбить магазин без оружия, на что К. заявил, что для себя он оружие достанет. Они распределили роли. В его (С.С.) обязанности входило: зайти в магазин, отодвинуть ящики и забрать золото. Я. должен был на машине привезти их к магазину и отвезти от него. Они договорились, что он (С.С.) и К. сделают себе маски из шапочек, что они и сделали. К. сообщил, что у своего дяди С.А. он возьмет ружье, чтобы использовать оружие при ограблении, и ночью 10 января 2001 года К. пошел в дом дяди и вернулся с ружьем. Они договорились сделать из ружья обрез, что он (С.С.) и сделал. Перед нападением дома у К. они обменялись куртками.

Аналогичные показания С.С. давал и в судебном заседании. Изменению им показаний суд дал надлежащую оценку.

Свидетель С.Е. пояснял в судебном заседании, что примерно в конце декабря 2000 года к нему подходил К. и просил взять у отца ружье. В последующем он узнал о хищении ружья у отца, а где-то в начале марта 2001 года К. дал ему золотую цепочку и просил никому не говорить о том, что он (К.) просил его взять у отца ружье.

Из показаний подсудимого Я. видно, что ночью 10 января 2001 года К. показывал ему ружье, но где его взял - не говорил. После этого он приезжал к С.С. и тот показывал сделанный из ружья обрез. В период с 12 по 14 января 2001 года К. в присутствии С.С. предложил ограбить магазин, определив функции его (Я.) - привезти и увезти их. Он отказался. 17 января 2001 года К. в присутствии С.С. вновь предложил ограбить магазин, предложив ему выполнение тех же функций. Он согласился. Он видел, что К. и С.С. брали с собой обрез и шапочки, сделанные как маски.

Подсудимый К. не отрицал, что похитив ружье, его видел Я. Это ружье он оставил С.С., чтобы тот сделал обрез, что тот и сделал. 13 или 14 января 2001 года он говорил С.С. и Я., что в магазине есть золото и его можно ограбить. С.С. согласился с ним. 17 января 2001 года он и С.С. для нападения на магазин из шапок сделали маски.

Приведенные доказательства свидетельствуют, что К. заранее подыскивал соучастников для нападения на магазин, разрабатывал план нападения, принимал меры по обеспечению оружием, изготовлению из ружья обреза, принимал меры по обеспечению их транспортным средством, по сокрытию внешности (путем предварительного изготовления масок), при совершении разбоя были распределены роли соучастников. Совокупность этих обстоятельств опровергает доводы К., что подготовки к разбойному нападению не было.

Как пояснял подсудимый С.С., когда они узнали о рекламе того, что в магазин поступила большая партия изделий из золота, то К. предложил похитить их. Он сообщил, что заходил в магазин и видел лежащее там золото. Ими из магазина ювелирных изделий было похищено очень много.

Подсудимый К. не отрицал, что он предлагал похитить изделия из золота.

Как видно из показаний С.С. и К., К., видя количество похищаемых С.С. ювелирных изделий, стал и сам забирать золотые и серебряные изделия и, кроме того, направлял С.С. забрать деньги из кассы магазина, чего тот не смог сделать.

При таких данных, с учетом того, что похищались из магазина дорогостоящие изделия из золота и серебра, с учетом фактической стоимости похищенного и попытки похитить деньги из кассы магазина, ссылки К. об отсутствии у него умысла на хищение в крупном размере являются несостоятельными, противоречащими материалам дела.

Перечень похищенного и его стоимость установлены судом правильно, в соответствии с имеющимися доказательствами и подтверждаются справкой, счетом-фактурой, инвентаризационной описью, сличительной ведомостью, актом о результатах проверки ценностей (т. 1 л.д. 31 - 35, 36 - 48), показаниями Б.

В судебном заседании подсудимые С.С. и Я. (т. 4 л.д. - 110, 125) поясняли, что они согласны с количеством похищенного, указанным в обвинительном заключении, и с суммой причиненного ущерба. Других причин образования недостачи в магазине, кроме похищения ценностей С.С. и К., из материалов дела не усматривается.

Виновность К. в изъятии и завладении телкой Д. и виновность С.С. в краже имущества Д. в жалобах не оспаривается.

Судом проверялись доводы К. о том, что изымая и завладевая телкой, он полагал, что она принадлежит бабушке С.С. и ее забой производится по ее просьбе, однако эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом.

Как пояснял подсудимый Я., он слышал разговор между К., С.С. и Ч. о том, что им нужны деньги и они хотят украсть мясо. Они решили зарезать телочку. Около 3-х часов ночи К. и С.С. пошли похищать телочку. Они договорились, что Ч. должен был взять машину и перевезти мясо (л.д. 121 т. 4).

Из показаний Ч. видно, что К. спрашивал его, сможет ли он продать мясо, говорил, что у него (К.) есть живая говядина. После этого ночью К. просил Я. привезти мясо. Когда они на машине подъехали, туша лежала в тележке, они затащили ее в багажник и поехали на озеро, где выбросили кишки. Голову и ноги туши К. забрал себе. Впоследствии мясо он вместе с К. сдали на рынке М., а деньги забрал К.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании С.С. пояснял, что Я. и Ч. в присутствии его и К. завели разговор, что если бы было мясо, то его можно было бы продать, Ч. говорил, что знает, кому можно сдать мясо. Ему (С.С.) и К. нужны были деньги для поездки в г. Зея для продажи похищенного золота. Они стали думать, где украсть животное, забить его и сдать на мясо. Все они согласились у кого-нибудь зарезать телочку и продать мясо, а деньги поделить. Д. ближе всех жила к его даче, он знал, что у нее есть хозяйство, и предложил телочку украсть у нее, попросил К. помочь ему. Он и К. должны были зарезать телочку, поэтому пошли вместе, а Ч. пошел за машиной, чтобы перевезти забитую телочку. К. знал, что они идут к чужой бабушке, что будут красть телочку. Через огород ночью они зашли во двор Д., затем - в сарай и вывели телку, зарезали ее в огороде. Затем на машине подъехал Ч., они на тележке подвезли тушу к машине, погрузили, поехали на озеро, где разделали тушу, оставили там внутренности. Впоследствии на деньги, вырученные от продажи мяса, они купили продукты и ездили в г. Зея (т. 2 л.д. 21, 36; т. 4 л.д. 102, 105, 134).

Сам подсудимый К. не отрицал, что присутствовал при разговоре между С.С. и Ч. о краже телочки (л.д. 131 т. 4). За телкой он пошел со С.С. в ночное время. Он не может объяснить, почему, если телочка, как он полагал, принадлежала бабушке С.С., то деньгами от продажи мяса распорядился он (К.).

При таких доказательствах и с учетом обстоятельств совершения кражи суд пришел к обоснованному выводу о недостоверности указанных доводов К.

Его же ссылки на отсутствие признака проникновения в помещение при краже телки несостоятельны, поскольку, как правильно установлено судом, в сарай домовладения Д., где находилась телка, К. заходил с целью ее кражи. При этом то обстоятельство, что дверь сарая не была заперта, не влияет на наличие данного признака, поскольку проникновение К. в сарай было противоправным.

Довод С.С. о неверном установлении в его действиях признака неоднократности кражи - несостоятелен, поскольку совершению им кражи предшествовало совершение разбоя. Согласно ч. 3 примечания к ст. 158 УК РФ неоднократным в статьях 158 - 166 настоящего Кодекса признается совершение преступления, если ему предшествовало совершение одного или более преступлений, предусмотренных этими статьями.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К., С.С. и Я. в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: К. и С.С. - по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158, п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ; К. - по п. "б" ч. 3 ст. 226 УК РФ; Я. - по ч. 5 ст. 33 и п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Поскольку К. ранее по приговору от 19 февраля 1998 года осуждался за совершение тяжкого (согласно ст. 7.1 УК РСФСР) преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 144 УК РСФСР (соответствующая ей ч. 3 ст. 158 УК РФ также относится к тяжким преступлениям и судимость за это преступление не погашена) К. освобожден от неотбытой части наказания на основании постановления начальника колонии от 17 августа 2000 года в соответствии с п. 7 Постановления Государственной Думы РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", то есть он освобожден не от всего наказания, а лишь от его части, что в силу ст. 86 УК РФ не влечет погашения судимости) и вновь совершил 17 января 2001 года особо тяжкое преступление, предусмотренное п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, то в соответствии с п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ в его действиях правильно установлено наличие особо опасного рецидива, а согласно п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ вид колонии ему назначен верно.

Наказание К., С.С. и Я. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Ссылка С.С. на его осознание и чистосердечное раскаяние в содеянном несостоятельна с учетом изменения им показаний в судебном заседании. Оснований для назначения ему по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ наказания с применением ст. 64 УК РФ с учетом конкретных обстоятельств дела и его роли в совершении кражи - не усматривается.

Ссылка Я. на то, что от его действий не наступило вредных последствий, несостоятельна, поскольку разбой совершался с распределением ролей и преступный результат являлся общей целью всех соучастников. С учетом противоречивых, непоследовательных показаний Я. в ходе предварительного следствия, его ссылка на активное способствование раскрытию преступления также несостоятельна. Способствование Я. розыску похищенного судом учтено при назначении ему наказания.

Как следует из материалов дела, Я. ранее осуждался (19 февраля 1998 года) за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 144 УК РСФСР; п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, однако несмотря на данный факт, вновь совершил преступление, что судом обоснованно расценено как его склонность к совершению преступлений. Данное обстоятельство относится к данным о личности виновного и могло учитываться судом при назначении ему наказания. Степень общественной опасности преступления согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ подлежит учету при назначении наказания.

Другие обстоятельства, на которые имеются ссылки в жалобах, учтены судом при назначении наказания К., С.С., Я. При этом Я., а также С.С. - по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ наказание назначено с применением ст. 64 УК РФ, а по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ в виде лишения свободы С.С. назначено наказание, близкое к минимально возможному, установленному законом.

К., С.С. и Я. назначено справедливое наказание и оснований к его смягчению не усматривается.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством. Ссылка С.С. на то, что он выдал большую часть похищенного, а невозмещенную часть ущерба взыскали со всех виновных, не влияет на правильность приговора в этой части, поскольку ущерб причинен совместными действиями виновных лиц и подлежит возмещению всеми виновными в солидарном порядке, независимо от того, кто и что из похищенного выдал. Иск ООО "УРС-Райчихинск" разрешен правильно, исходя из установленной судом суммы похищенного.

Данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом - рассмотрено, всесторонне, полно и объективно. Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Не усматривается также нарушений закона при постановлении судом приговора. С учетом того, что уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязанности суда постановлять приговор в отношении каждого из подсудимых в отдельности после выслушивания каждого из их последних слов, суд имел право объявить перерыв после выслушивания последнего слова одного (или нескольких) из подсудимых и после перерыва предоставить последнее слово другому подсудимому, после чего удалиться в совещательную комнату для постановления приговора в отношении всех подсудимых.

В компетенцию суда не входит решение вопроса, в возмещение какого ущерба обратить перстень С.С. либо ущерб возмещать пропорционально. Решение этого вопроса является компетенцией службы судебных приставов-исполнителей системы органов Министерства юстиции РФ.

Поскольку осужденные обвинялись в бандитизме, дело в отношении них в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 36 УПК РСФСР правильно рассматривалось областным, а не районным судом.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб, а поэтому руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 2 августа 2001 года в отношении К., С.С. и Я. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОННОВ В.С.

 

Судьи

ГЛАЗУНОВА Л.И.

ХЛЕБНИКОВ Н.Л.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"