||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 апреля 2002 г. N 36-О02-6

 

Предс. Петров А.Е.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Рудакова С.В., Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 25 апреля 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного П. на приговор Смоленского областного суда от 14 декабря 2001 года, по которому

П., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,-

осужден по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

он же оправдан по ст. 316 УК РФ;

на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ П. назначено принудительное лечение от алкоголизма.

По этому же делу осужден по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к 18 годам лишения свободы, в отношении которого приговор не обжалован и не опротестован, Р.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., заключение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью К., 1949 года рождения группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено 24 апреля 2001 года в г. Сычевке Смоленской области при изложенных в приговоре доказательствах.

В судебном заседании П. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный П. указывает, что во время избиения Р. К. он пнул последнего около 4 раз, чтобы убедиться, живой ли он, после чего ушел в дом распивать спиртное. Через некоторое время Р. попросил его помочь вытащить труп К. из пруда, что он и сделал, после чего труп на тачке перевезли под мост и бросили в реку. Как был убит И., не знает, поскольку в это время спал и к его убийству не причастен. Просит разобраться в деле и смягчить наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор в отношении П. подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного П. в судебном заседании следует, что во время распития спиртного К. и Б.Т. стали ссориться и Р. предложил К. выйти на улицу. Через некоторое время он также вышел во двор и увидел, как Р. избивал лежавшего К. Он, П., также нанес потерпевшему около 8 ударов по ягодицам, чтобы убедиться, что он жив, после чего предложил Р. оставить К., а сам ушел в дом. Через несколько минут Р. вызвал его на улицу и сообщил, что утопил потерпевшего в пруду. Затем они вытащили труп потерпевшего и отвезли его к мосту на реке, где бросили в реку.

Из показаний осужденного Р., в судебном заседании усматривается, что когда он во дворе избивал К., из дома вышел П. и подключился к избиению потерпевшего. Вместе с П. они нанесли лежавшему К. примерно по 8 - 10 ударов ногами по телу и, возможно, по голове. Затем П. проверил у потерпевшего пульс и ушел в дом, а он бросил потерпевшего в пруд. Позднее он вытащил труп из пруда, вместе с П. на тележке отвезли его на мост и сбросили в реку.

Показаниям осужденных в приговоре дана оценка в совокупности с другими доказательствами.

Из заявления Р. и его показаний при допросах в качестве обвиняемого на предварительном следствии, исследованными в судебном заседании в порядке устранения противоречий, следует, что он подтвердил факт совместного избиения им и П. К. и утопления последнего, уточнив в судебном заседании, что ошибиться он мог лишь в количестве нанесенных потерпевшему ударов каждым из них и последовательности их нанесения (л.д. 16 - 17, 41 - 46, 326 - 328).

Из оглашенных в судебном заседании по тем же причинам показаний осужденного П., данных на предварительном следствии, видно, что они не противоречат показаниям Р.

Из этих его показаний следует, что во время драки между К. и Р. он помог последнему избивать потерпевшего. Оба били его ногами и руками по различным частям тела, в том числе, и по голове, после чего Р. бросил К. в канаву с водой. Затем они перевезли его на мост, с которого бросили в реку. Он лично нанес К. 7 - 8 ударов (л.д. 18, 57 - 60).

Причинам изменения П. показаний в судебном заседании, где он стал оспаривать умысел на убийство потерпевшего и цель нанесения ему ударов ногами, судом в приговоре дана мотивированная критическая оценка, с учетом других доказательств.

Из показаний свидетеля Б. усматривается, что ее бабушка Б.Т. в квартире распивала спиртное с П., Р. и К. После этого произошла ссора, и мужчины вышли из дома, а затем со двора послышались крики и голос К.

Спустя некоторое время в дом зашел П. и попросил у бабушки тяпку, веревку и тачку. Проснувшись утром, она увидела спавших в доме Р. и П., которые по приходе в дом работников милиции спрятались в другой комнате.

Факт обнаружения трупа К. в реке Лосьмина в 100 м от моста с признаками насильственной смерти, подтверждается протоколом осмотра места происшествия, которым также установлено, что высота перил моста составляет 1 м 5 см, расстояние от моста до воды 6 м 20 см, глубина реки под мостом 1 м 10 см (л.д. 6 - 7).

Из актов судебно-медицинской экспертизы следует, что причиной смерти К. явилась механическая асфиксия в результате закрытия просвета дыхательных путей водой при утопления;

на трупе потерпевшего обнаружены очаговые кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки, кровоподтеки кожно-мышечного лоскута головы, кровоподтеки и раны лица, разгибательные переломы со 2 по 5 ребер справа по заднеподмышечной линии с кровоизлияниями в мягкие ткани, разгибательный перелом ребер справа с 6 по 10 с кровоизлияниями в подлежащие мягкие ткани, разрывы пристеночной плевры, кровоизлияния в плевральную полость, которые образовались от многократного воздействия и твердыми тупыми предметами, незадолго до смерти, и в совокупности повлекли тяжкий вред здоровью потерпевшего (л.д. 170 - 174, 178 - 179).

При проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы в судебном заседании усматривается, что ее выводы не противоречат выводам первичной экспертизы.

Приведенные выше доказательства подтверждают согласованность действий осужденных при избиении потерпевшего, интенсивность его избиения и направленность их умысла на лишение его жизни, о чем в приговоре содержатся подробные мотивированные доводы, опровергающие доводы кассационной жалобы осужденного П. об отсутствии у него умысла на лишение потерпевшего жизни. Вопрос о причастности П. к убийству И. судом не рассматривался и за данное преступление он не осужден, в связи с чем его ссылка на это в жалобе значения не имеет.

Дав правильную оценку содеянному П., суд правильно, законно и обоснованно дал юридическую оценку его по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Вместе с тем, ссылка суда на предварительный сговор при совершении данного преступления подлежит исключению из приговора, поскольку предварительный сговор в приговоре ничем не подтвержден и фактически по делу отсутствует, что видно и из описательной части приговора.

Наказание П. назначено с учетом содеянного, данных о его личности, оснований для его смягчения не имеется.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Смоленского областного суда от 14 декабря 2001 года в отношении П. изменить, исключить ссылку на предварительный сговор из квалифицирующего признака п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ.

В остальном приговор в отношении него оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ПЕЛЕВИН Н.П.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

КУМЕНКОВ А.В.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"