||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 апреля 2002 г. N 18кпо02-40

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Микрюкова В.В., Иванова Г.П.

рассмотрела в судебном заседании от 23 апреля 2002 года уголовное дело по частному протесту государственного обвинителя и частным жалобам представителя потерпевшей Р., защитника адвоката Карапетян Л.С. на определение Краснодарского краевого суда от 8 февраля 2002 года, которым:

Р.Д., <...>, гражданин РФ, со средним-специальным образованием, холостой, студент Армавирского филиала КГУ, военнообязанный, место жительства г. Армавир <...>, ранее не судимый

освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасных деяний, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "а", ст. 222 ч. 1, ст. 317 УК РФ с применением принудительных мер медицинского характера - принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения представителя потерпевшей Р., адвоката Чубарь А.Г., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Шиховой Н.В., поддержавшей доводы протеста судебная коллегия

 

установила:

 

по определению суда весной 2000 г. Р.Д. в районе водохранилища г. Армавира нашел боеприпасы 11 штук патронов калибра 9 мм к пистолету "Макарова", незаконно привез их на своей автомашине ВАЗ-2107 <...> в свой дом, <...>, где незаконно хранил их до 9 июля 2000 г.

Он же 9 июля 2000 г. около 23.30 минут на своей автомашине ВАЗ-2107 вместе со своими близкими подругами Г. и Р.У. приехал на кладбище г. Армавира, где во время ссоры с последними, возникшей по неустановленной причине из имеющегося у него пистолета ИЖ-79 переделанного для стрельбы патронами для пистолета "Макарова", произвел 5 выстрелов в Г. и 6 выстрелов в Р.У., убив последних, после чего Р.Д., оставив автомобиль с трупами Г. и Р.У. на месте происшествия, скрылся, а утром 10 июля 2000 г. явившись с повинной в УВД г. Армавира и находясь в кабинете N 41 отделения уголовного розыска совместно с оперуполномоченным П., являющимся сотрудником правоохранительного органа, с целью убийства П., накинул взятый на столе кожаный ремешок на шею П. и стал стягивать его концы, однако довести свой умысел до конца не смог, по независящим от него обстоятельствам ввиду сопротивления П. и вмешательства других работников милиции.

В частном протесте государственный обвинитель просит определение суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку суд необоснованно отклонил ходатайство о проведении повторной психиатрической экспертизы в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

Как указано в протесте, в соответствии со ст. 305 УПК РСФСР обсуждая вопрос о вменяемости подсудимого, суд должен исходить из имеющихся в деле фактических данных ч. 1 ст. 69 УПК РСФСР, свидетельствующих о факте психического заболевания подсудимого, заключения судебно-психиатрической экспертизы, поведения подсудимого до и после совершения преступления, состоял ли он на учете в психоневрологическом диспансере, случаев связанных с травмой головы. Однако в деле не имеется сведений о том, что Р.Д. состоял на учете в лечебном учреждении, ранее обращался в лечебные учреждения по поводу причинения ему черепно-мозговых травм.

Суд не дал оценки свидетельским показаниям, поведению Р.Д. в период совершения преступления, отсутствию объективных данных о состоянии здоровья Р.Д. Кроме того, суд при назначении вида меры принудительного медицинского характера исключил рекомендацию экспертов о содержании его в стационаре типа с интенсивным содержанием.

В частной жалобе представителя потерпевшей Р. кроме аналогичных доводов указывается на несогласие с суждением суда, что вывод, сделанный экспертами подтверждается беспричинностью совершения общественно опасных деяний, неадекватностью поведения в ходе следствия.

По мнению автора жалобы, исходя из явки с повинной, преступление готовилось заранее.

Осталось без внимания экспертов поведение Р.Д. после совершения преступления: поездка из Армавира в Ростов-на-Дону, отыскание в незнакомом городе улицы и дома, где находился его отец. В жалобе отмечено, что в заключении экспертизы указано, что мать Р.Д. при опросе ее в период проведения экспертного обследования подтвердила, что ее сын получил родовую травму голову. Автор жалобы полагает, что это документально ничем не подтверждено. Также представитель потерпевшей полагает, что эксперты не имели права общаться с матерью Р.Д.

В частной жалобе защитник адвокат Карапетян Л.С. просит изменить определение суда, переквалифицировать действия Р.Д. со ст. 317 УК РФ на ст. 115 УК РФ, так как не доказан умысел покушения на жизнь работника милиции. В части осуждения Р.Д. по ст. 222 ч. 1 и ст. 105 ч. 2 пп. "а" УК РФ адвокат просит определение отменить и производство прекратить, полагая, что вина Р.Д. в совершении убийства не доказана.

Проверив материалы дела, доводы частного протеста, частных жалоб, судебная коллегия считает определение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В ходе предварительного и судебного следствия Р.Д. был трижды освидетельствован комиссиями психологов и психиатров. Выводы первого из заключений противоречат двум другим.

В последней экспертизе не дана оценка расхождениям в выводах экспертов о вменяемости и невменяемости Р.Д.

Кроме того, отдельные выводы экспертов не основаны на тех материалах, на которые они ссылаются в своих заключениях. Так в последнем заключении (т. 3 л.д. 51) указывается на наличие у Р.Д. негативной симптоматики с агрессивным поведением, которое подтверждается свидетельскими показаниями на л.д. 136, 146, 141 т. 2.

Как видно из материалов дела на вышеуказанных листах имеются соответственно протоколы допросов свидетелей Т., П.Р. и потерпевшей Р. В данных показаниях свидетели не отмечают агрессивное поведение Р.Д.

В актах экспертиз отсутствует необходимое для правильной диагностики детальное и полное описание психического состояния Р.Д. на момент совершения ответственных действий и сразу после содеянного. В них нет однозначного описания интеллектуально-волевых качеств Р.Д., его критических способностей, оценки ситуации после происшедшего.

При назначении дополнительной психиатрической экспертизы суд поставил вопрос: "Какие данные медицинских исследований положены в основу о наличии у Р.Д. родовой травмы и последующих черепно-мозговых травм?" Однако на поставленный вопрос экспертами фактически не дан ответ, в экспертизе дана лишь ссылка на показания матери Р.Д.

В заключениях экспертиз отсутствуют данные о том, проводились ли какие-либо объективные методы обследования Р.Д., делалась ли ему рентгенография черепа, электроэнцефалография.

Не истребовались и не исследовались истории болезней Р.Д.

Для восполнения допущенной по делу неполноты судебного следствия и устранения нарушений требований ст. 20 и 70 УПК РСФСР необходимо проведение нового судебного разбирательства, повторной стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отделе судебно-психиатрической экспертизы Центральной судебно-медицинской лаборатории МО РФ на клинической базе Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, с участием ведущих сотрудников этого центра.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

определение Краснодарского краевого суда от 8 февраля 2002 года в отношении Р.Д. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения оставить содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"