||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 апреля 2002 г. N 18-кпо02-21

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Верховного Суда РФ Иванова Г.П. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 23 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных А., К., Е., Л., адвокатов Негода И.А., Власенко В.А., Коновалова И.В. на приговор Краснодарского краевого суда от 30 октября 2001 года, которым

К., <...>, награжденный орденом "Знак Почета", житель п. Парковый Краснодарского края, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ к лишению свободы на 10 лет в исправительной колонии строгого режима;

Е., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5; 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 9 лет; по ст. 222 ч. 1 УК РФ - на 2 года; по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ - на 7 лет с конфискацией имущества. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 12 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

А., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 9 лет; по ст. 222 ч. 2 УК РФ - на 3 года; по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ - на 7 лет с конфискацией имущества. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 12 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Л., <...>, житель ст. Челбасской Коневского района Краснодарского края, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 12 лет; по ст. 222 ч. 1 УК РФ - на 2 года. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 13 лет в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., объяснения адвоката Негода И.А., поддержавшего кассационные жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

К., Е. и А. осуждены за соучастие в форме подстрекательства и пособничества в покушении на убийство из корыстных побуждений и по найму потерпевшего З., а К. еще и в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности в должности начальника ОБХСС, а затем заместителя главы города Тихорецка.

Л. осужден за покушение на убийство из корыстных побуждений и по найму потерпевшего З.

Кроме того, Л. осужден за незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов; Е. - за незаконное приобретение, хранение, перевозку и передачу огнестрельного оружия и боеприпасов; А. - за незаконное приобретение, передачу, хранение и перевозку огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Е. и А. осуждены за вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества в крупном размере под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего К.О. (сына осужденного К.) и его близких, а А. еще и под угрозой применения насилия, совершенное в целях получения имущества в крупном размере.

В судебном заседании осужденные виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный К. в своих многочисленных кассационных жалобах приговор считает незаконным, постановленным по сфабрикованным материалам дела в период предвыборной кампании, в которой он принимал активное участие. В этой связи он оспаривает вывод суда о мотивах содеянного. По утверждению К., данное уголовное дело - расправа, организованная главой города К.А. за его гражданскую позицию во время предвыборной кампании и за его разоблачительную деятельность в отношении местной администрации. К., кроме того, обращает внимание на то, что с К.А. у него, к тому же сложилась конфликтная ситуация по поводу рынка, одним из основателей которого он (К.) являлся. Осужденный также считает, что по делу не имеется доказательств его вины в совершении инкриминированного ему преступления, а его осуждение основано на противоречивых показаниях Е. Осужденный обращает внимание на противоречивые выводы суда в приговоре относительно времени подстрекательства им Е. к убийству потерпевшего. По мнению осужденного, Е. и А. его оговорили под воздействием недозволенных методов следствия.

Отрицая свою причастность к покушению на убийство потерпевшего, К. утверждает, что не испытывал вражды к З., что никаких переговоров с другими осужденными по поводу убийства потерпевшего не вел и денег им не передавал им денег.

К. ссылается также и на нарушения его конституционных прав:

дело вопреки его ходатайству рассмотрено не судом присяжных или коллегией из 3-х судей-профессионалов;

свидетель В., вызванный по его ходатайству первым, допрашивался прокурором.

Он также обращает внимание на необъективность председательствующего судьи и считает, что суд не выполнил указания кассационной инстанции. По мнению осужденного, приговор постановлен с нарушением ст. ст. 20, 68, 69, 144, 254, 342 - 344, 347, 352 УПК РСФСР; судом не установлено время совершения преступления, по делу остались непроверенными справки о его состоянии здоровья на момент совершения инкриминированного ему преступления (не вызваны врачи, дававшие оспариваемое им в обоснование своего алиби заключение о его состоянии здоровья).

К. обращает внимание на свое состояние здоровья, на свою предыдущую профессиональную и общественную деятельность, отмеченные правительственными наградами, на наличие у него больной матери преклонного возраста и дочери-инвалида 2-ой группы. С учетом изложенного он просит об освобождении;

адвокат Негода И.А. со ссылкой на доводы, аналогичные доводам, изложенным в кассационных жалобах К., считает, что приговор в отношении К. не соответствует материалам судебного следствия и вынесен в нарушение ст. ст. 20, 68, 144, 254, 423 УПК РСФСР. В жалобах обращается внимание на то, что, делая вывод о дате сговора К. и Е. на убийство потерпевшего, суд вышел за рамки предъявленного обвинения. С учетом того, что, по мнению защиты, К. знал со слов Е. о причастности последнего к покушению на убийство З., в жалобах поставлены разные правовые вопросы: в одном случае - о переквалификации действий К. на ст. 316 УК РФ с оправданием его по ст. 105 ч. 2 УК РФ, в другом - о прекращении в отношении осужденного К. дела с применением акта амнистии по ст. 5 ч. 4 УПК РСФСР;

осужденный Е. приговор считает незаконным и подлежащим отмене по тем основаниям, что на следствии в отношении него применялись недозволенные методы следствия, в результате чего он оговорил К., давая показания со слов работников милиции, которые, в частности, скорректировали его показания относительно времени встречи с К. согласно обвинению с февраля на декабрь 1998 г. В обоснование этого довода Е. ссылается на вымышленный характер его показаний об обстоятельствах встречи с К. в декабре 1998 г. во время продажи им автомобиля "Альфа-ромео", проданной им на самом деле летом 1997 г. Е. считает, что его осуждение основано на противоречивых доказательствах, что выводы суда носят предположительный характер, что не проверено его алиби - нахождение его в период с августа 1998 г. по январь 1999 г. в Грузии, что судом не выполнены указания суда кассационной инстанции. Осужденный обращает внимание на необъективность, неполноту и односторонность судебного разбирательства, на фальсификацию доказательств по делу; оспаривает обоснованность выводов экспертов-психиатров относительно вменяемости осужденного Л. Оспаривая его осуждение за вымогательство, Е. ссылается, к тому же, и на его оговор со стороны потерпевшего.

Е. считает также, что суд без достаточных оснований осудил его за перевозку огнестрельного оружия. Полагая, что приговор постановлен с нарушением ст. ст. 68, 314, 20 УПК РСФСР, осужденный просит об отмене приговора в отношении себя с направлением дела на дополнительное расследование;

адвокат Власенко В.А. со ссылкой на доводы, аналогичные доводам, изложенным в кассационных жалобах Е., ставит вопрос об отмене приговора в отношении осужденного с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления,

осужденный А. считает, что при новом рассмотрении его дела суд не устранил нарушения уголовно-процессуального закона (ст. ст. 68, 69 УПК РСФСР), не установил мотив преступления, выводы суда основаны на недопустимых доказательствах, добытых с применением недозволенных методов следствия в отношении него. Отрицая свою причастность к содеянному в полном объеме, считает, что приговор в отношении него постановлен по неполно и односторонне исследованным материалам.

адвокат Коновалов И.В. со ссылкой на доводы, аналогичные доводам А., приговор в отношении А. считает незаконным и необоснованным. По мнению защиты, приговор в отношении А. постановлен с нарушением ст. 314 УПК РСФСР. В связи с изложенным в жалобе поставлен вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение;

осужденный Л., отрицая умысел на убийство потерпевшего, просит о переквалификации его действий на ст. 111 ч. 2 УК РФ.

Потерпевший З. с доводами, изложенными в кассационных жалобах, не согласен и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина осужденных в содеянном установлена показаниями потерпевшего З. о том, что в силу своих служебных обязанностей сначала в должности начальника ОБХСС в г. Тихорецке, а затем в должности заместителя главы города по работе с правоохранительными органами и казачеством, лично и через своих помощников сталкивался с К. по роду деятельности последнего, являвшегося сначала директором кирпичного завода, а затем возглавлявшего вещевой рынок города. По результатам проверок кирпичного завода возбуждались уголовные дела в отношении ряда работников завода, в частности, в отношении главного бухгалтера завода. В результате организованных с его стороны проверок деятельности рынка в связи с поступавшими жалобами выявлялись недостатки и в работе рынка, способствующие укрытию доходов и неуплате налогов. В связи с этим К. угрожал "разобраться" с ним, так как он "круто начал свою работу". К 1999 году доходы рынка упали и тогда К. стал высказывать угрозы не только в его адрес, но и в адрес главы города К.А. В конце 1998 г. к нему на работу пришел незнакомый ему человек и сообщил, что К. подыскивает киллера для убийства его и К.А. Эту информацию он сообщил начальнику отделения УФСБ по г. Тихорецку и К.А., со слов последнего узнал, что и тому поступила такая же информация. 19.07.99 г. в 7 часов 15 минут, когда он вышел к автомашине, чтобы ехать на работу в него произвел выстрел Л. практически в упор.

Свидетель К.А. показал, что З. координировал и контролировал работу правоохранительных органов, бескомпромиссно вел борьбу с различного рода злоупотреблениями и правонарушениями, в том числе организовывал проверки работы рынка, руководимого К., где были выявлены различные нарушения. После этого К. стал им угрожать. Примерно в конце 1998 года во время объезда объектов города к нему подошел незнакомый человек и сообщил, что К. заказал убийство его и З. Вскоре об этом же сообщил ему и З. В связи с этим он поручил З. сообщить об этом С. - начальнику отделения УФСБ по г. Тихорецку.

Свидетель С. подтвердил, что ему как начальнику отделения УФСБ, от К.А. и З. в конце декабря 1998 г. стало известно о готовящемся К. покушении на них, о чем он доложил в управление ФСБ по Краснодарскому краю. Убывая к новому месту службы, поручил работу по этой информации своему преемнику по должности - Н. Изложенное подтвердил и свидетель Н.

По показаниям свидетеля К.Р., водителя З., до случившегося последний предупреждал его быть внимательным и осторожным, чтобы ничего не подложили под машину и не взорвали. 19.07.99 г. в 7 часов 15 минут он подъехал за З. к его дому. Напротив дома увидел Л., который после появления З. с расстояния 2-х метров прицельно выстрелил в голову потерпевшего, держа пистолет двумя руками. З. упал. Л. повернувшись к нему (К.Р.) стал передергивать пистолет. Не сумев перезарядить пистолет, Л. стал убегать. Он на машине стал преследовать Л., но тому удалось скрыться в роще. Изложенное опровергает доводы осужденного Л. о том, что у него не было умысла на убийство потерпевшего, которого он хотел лишь напугать. Об этом же свидетельствуют и показания самого осужденного Л., в том числе и в судебном заседании, в соответствии с которыми он стрелял с расстояния около 2-х метров, выкинув две руки вперед и держа пистолет обеими руками.

Из показаний свидетеля К.Л. следует, что утром 19 июля 1999 г. при следовании на работу по Ростовской трассе обнаружил пистолет со следами крови, который сдал начальнику милиции. Осматривая пистолет, свидетель обнаружил, что последний патрон в магазине вставлен неправильно - пулей в обратную сторону.

Осужденный Л. не отрицал того, что, скрываясь с места происшествия на автомашине К.Е., выбросил в пути пистолет, из которого стрелял в потерпевшего, предварительно стерев с него отпечатки своей рубашкой, которую также выбросил в пути.

Согласно заключению баллистической экспертизы обнаруженный на указанной свидетелем трассе пистолет переделан из газового, в раму которого кустарным способом запрессован и закреплен при помощи штифта ствол с 4-мя нарезами с патронажем под 9 мм к пистолету Макарова. Гильза, изъятая с места происшествия, стреляна из данного пистолета, а изъятые из него патроны являются боевыми припасами.

По заключению эксперта-биолога, на этом пистолете обнаружена кровь человека, происхождение которой от осужденного Л. не исключается. В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы у Л. на первом пальце левой кисти обнаружен рубец, образование которого не исключается в результате повреждения этого пальца при производстве выстрела затворной рамой пистолета.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы З. было причинено огнестрельное пулевое сквозное ранение шеи и головы с повреждением по ходу раневого канала мягких тканей шеи и лица, оскольчатым переломом нижней челюсти, тяжелым ушибом головного мозга, ушибленная рана кожи волосистой части головы в теменной области слева. Повреждения повлекли тяжкий вред здоровью.

Осужденные Л., А., Е., допрошенные с соблюдением уголовно-процессуального закона, уличали друг друга и себя в совершении преступлений при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Из показаний потерпевшего К.О. усматривается, что осужденный Е. является братом его жены и с весны 1999 года жил у них в семье в г. Тихорецке до середины лета 1999 года. Примерно в августе 1999 года А. и К.Е. под угрозой разглашения сведений о причастности его отца к покушению на убийство потребовали от него деньги. По этому поводу его отец сказал ему следующее "Это мои вопросы и я сам буду с ними разбираться". Впоследствии под этим предлогом деньги с него требовали не только А. с К.Е., но и Е. в августе - сентябре 1999 года, который звонил с этими требованиями из г. Тбилиси. При этом А. и К.Е. требовали с него 10 тысяч долларов США, а Е. - 4 тысячи долларов США. Опасаясь названных лиц, он дважды переслал Е. в Тбилиси 300 долларов США (200 + 100) и при встрече с ним в г. Тбилиси обещал отдать деньги по частям, для чего передать ему свою автомашину ВАЗ-2105. Показания потерпевшего К.О. объективно подтверждаются протоколами выемки документов компании "Вестерн Юнион" и копиями этих документов, свидетельствующих о перечислении К.О. в г. Тбилиси для Е. 300 долларов США.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в содеянном и дал правильную юридическую оценку их действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. При ознакомлении с материалами дела в порядке ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР К. после разъяснения ему особенностей рассмотрения дела судом присяжных от этой формы судопроизводства отказался. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно. Из протокола судебного заседания следует, что К. был обеспечен возможностью полно реализовать свое право при допросе свидетелей по делу, в том числе и свидетеля В. Доводы о том, что по делу не установлен мотив совершения преступления, не основаны на материалах дела. В частности, из показаний осужденного Е. следует, что К. предложил ему самому убить З., из-за деятельности которого стал плохо работать рынок, или найти за деньги другое лицо. Об этом же мотиве свидетельствуют также показания потерпевшего З., свидетеля К.А. Ссылка в опровержение этого мотива на то, что З. в силу своих должностных обязанностей не выполнял указанной в приговоре деятельности в отношении К. не основана на материалах дела. В этой связи кроме показания свидетеля К.А. судом исследованы должностные обязанности потерпевшего. При этом судом установлено, что согласно должностных обязанностей заместителя главы г. Тихорецка по работе с правоохранительными органами и казачеством на З. была возложена работа с правоохранительными органами, их взаимодействие, направленное на укрепление законности и правопорядка в городе, рассмотрение жалоб и заявлений граждан, организация и проведение проверок по сообщениям о злоупотреблениях и коррупции, содействие правоохранительным органам, осуществление полномочий администрации в области обеспечения законности, правопорядка, охраны прав и свобод граждан. Исследованы судом и материалы, свидетельствующие о том, что К. с 1968 по 1974 год являлся директором кирпичного завода, с 1994 года - директором ПТК "Мир". Согласно протоколу - соглашению N 3 от 17.06.97 г. об изменении состава учредителей ПТК "Мир" чистая прибыль от результатов деятельности ПТК распределена между осужденным К. (15%) и его сыном - К.О. (14%).

Проверены судом и доводы осужденных об их оговоре друг друга и самооговоре под воздействием недозволенных методов следствия и обоснованно опровергнуты в приговоре. В этой связи суд обоснованно указал в приговоре на то, что перечисленные выше лица давали свои показания в присутствии адвокатов. Кроме того, при проведении следственных действий в отношении них участвовали прокурор, защиты, понятые. На предварительном расследовании в связи с заявлениями на последнем допросе А. и Е. была проведена проверка, по поводу чего было вынесено соответствующее постановление. Кроме того, совокупность изложенных выше доказательств опровергает и доводы об оговоре осужденными Е., А. и Л. осужденного К. и их самооговоре под воздействием недозволенных методов следствия.

В судебном заседании проверена и ссылка Е. на его алиби. По показаниям матери Е., осужденный уезжал в г. Тбилиси осенью 1999 года, откуда он возвратился в декабре того же года, что подтверждает показания потерпевшего К.О. Проверены также в судебном заседании и доводы осужденного К. о том, что он по состоянию здоровья *** и обоснованно опровергнуты в приговоре. В этой связи судом установлено, что по состоянию здоровья у К. имелись определенные ограничения только в период с 5 по 16 ноября 1999 года, в остальное время он в период нахождения на лечении мог вести активный образ жизни, принимать посетителей, вести телефонные переговоры.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами о нарушении судом ст. 254 УПК РСФСР в связи с указанием в приговоре времени склонения им Е. к совершению инкриминированного ими деяния в конце декабря 1998 г. Согласно предъявленному обвинению эти действия К. совершил в декабре 1998 года. При таких обстоятельствах суд не вышел за пределы предъявленного обвинения и не нарушил право осужденного на защиту.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности содеянного каждым из них, обстоятельств, касающихся личности осужденных, характеризующихся положительно, которые суд учел в качестве смягчающих их наказание обстоятельств. К смягчающим их наказание обстоятельств суд отнес то, что они впервые привлекаются к уголовной ответственности, А. имеет малолетнего ребенка, состояние здоровья К., его возраст состояние здоровья членов его семьи и то, что он награжден орденом.

Оснований как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией действий осужденных и со смягчением назначенного им наказания по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Краснодарского краевого суда от 30 октября 2001 года в отношении К., Е., А. и Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"