||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 апреля 2002 г. N 30-О02-5

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

рассмотрела 23 апреля 2002 года в судебном заседании дело по частному протесту прокурора Макова Н.М. на определение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 4 марта 2002 года, которым дело по обвинению

А. <...>, судимого 15 февраля 2000 года по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "к", ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, направлено для дополнительного расследования.

Заслушав доклад судьи Лаврова Н.Г., заключение прокурора Сафонова Г.П., поддержавшего протест, судебная коллегия

 

установила:

 

А. обвиняется в том, что 27 марта 2001 года примерно в 1 час ночи, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на автомашине ВАЗ-21011 вместе с Т.Х. и Т.Р. приехали на АЗС N 27 ОАО "Роснефть" в пос. Курджиново, чтобы заправиться. Решив совершить разбойное нападение на АЗС, А. предложил Т.Р. и Т.Х. принять участие в совершении разбойного нападения. Т.Р. и Т.Х. остались на улице, а А. проник в здание АЗС и нанес оператору АЗС К. не менее 8 ударов по голове монтировкой, а также ногами и руками в различные части тела, причинив ей открытую черепно-мозговую травму с ушибом и сдавлением головного мозга, кровоизлиянием в мягкие ткани лица и головы, оскольчатые переломы костей свода черепа, кровоизлияния под оболочки и желудочки головного мозга, от которых наступила смерть К.

Совершив убийство К., А. похитил из кассы АЗС 10869 рублей, и с места происшествия скрылся.

Суд направил дело для дополнительного расследования по ходатайству защитника в связи с неполнотой предварительного следствия и существенным нарушением органами предварительного следствия уголовно-процессуального закона.

В частном протесте прокурора поставлен вопрос об отмене определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование протеста указывается, что по делу имеется достаточно доказательств, позволяющих суду сделать вывод о виновности или невиновности А. в совершении преступлений, а возникшие сомнения в правильности выводов судебно-медицинской экспертизы суд мог устранить без направления дела для дополнительного расследования. При необходимости суд мог по собственной инициативе допросить свидетелей и осмотреть вещественные доказательства в судебном заседании. В протесте также указывается, что право на защиту А. не было нарушено, А. разъяснялось право не свидетельствовать против себя и иметь адвоката, по заявлению А. ему был предоставлен адвокат Т.Х., который участвовал в следственных действиях.

В возражениях на частный протест адвокат Узденова Ю.И., указывая на несостоятельность изложенных в протесте доводов, просит оставить его без удовлетворения, а определение суда - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частного протеста, судебная коллегия находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР суд направляет дело для дополнительного расследования в случае неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании.

Обосновывая вывод о неполноте предварительного следствия, суд указал на необходимость проведения комплексной судебно-медицинской экспертизы для выяснения вопроса о том, использовался ли при нападении на потерпевшую нож. По мнению суда, необходимо выяснить вопрос использовались ли для открывания двери АЗС отмычки, устранить противоречия в показаниях Т.Х. о том, когда был сломан замок багажника автомашины ВАЗ 21011, допросить эксперта-психолога по заключению экспертизы, допросить свидетеля Т.Р., установить дату его рождения.

Однако, как видно из материалов дела, указанные судом обстоятельства, в том числе механизм причинения телесных повреждений, обнаруженных при исследовании трупа К. и способ открытия двери АЗС, проверялись в ходе предварительного следствия.

Как видно из постановления о привлечении А. в качестве обвиняемого и обвинительного заключения, А. обвиняется в том, что он незаконно проник в помещение АЗС и монтировкой нанес не менее 8 ударов в область головы К. В использовании отмычек для проникновения в помещение и применении ножа при нападении на К., а также причинении ей повреждений ножом А. не обвиняется.

Устранить причину противоречий в показаниях Т.Х., допросить эксперта-психолога по заключению экспертизы, свидетеля Т.Р. и установить дату его рождения, при необходимости, суд мог самостоятельно без возвращения дела для дополнительного расследования.

По всем этим и другим вопросам органами следствия высказано суждение и были представлены определенные доказательства, которые суду надлежало проверить и дать соответствующую оценку.

Таким образом, содержащиеся в определении суда ссылки на необходимость проверки указанных выше обстоятельств не свидетельствуют о нарушении органами следствия требований ст. 20 УПК РСФСР, в связи с чем основанием для направления дела на дополнительное расследование являться не могут.

Нельзя признать состоятельными и доводы суда о нарушении органами предварительного следствия уголовно-процессуального закона.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР суд направляет дело для дополнительного расследования в случае существенного нарушения органами предварительного следствия уголовно-процессуального закона.

При этом направление дела для дополнительного расследования по указанному основанию может иметь место, если допущенные органами предварительного следствия существенные нарушения уголовно-процессуального закона привели к лишению или стеснению гарантированных законом прав участников процесса или иным путем повлияли или могли повлиять на всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела.

Указывая на нарушение права на защиту обвиняемого А. в ходе предварительного следствия, суд не привел в определении каких-либо данных, свидетельствующих об этом.

Ссылка суда на то обстоятельство, что Т.Х., который по настоящему делу является свидетелем, боялся собственного адвоката Голикова, поэтому органы следствия должны были обеспечить его другим адвокатом, не свидетельствуют о нарушении органами следствия его прав, и сами по себе не могут являться основанием для направления дела для дополнительного расследования.

Протокол осмотра места происшествия с участием А., явка с повинной и протокол допроса А. в качестве подозреваемого, на которые указывается в определении суда, подлежат проверке и оценке в соответствии с требованиями ст. ст. 69, 71 УПК РСФСР.

При таких условиях нельзя согласиться с тем, что органами следствия были допущены указанные судом существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

С учетом изложенного частный протест прокурора подлежит удовлетворению, а определение отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует надлежащим образом исследовать собранные по делу доказательства, дать им соответствующую оценку и решить вопрос о виновности или невиновности А. в предъявленном ему обвинении.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

определение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 4 марта 2002 года в отношении А. отменить. Дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"