||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 апреля 2002 г. N 84-о02-4

 

Председательствующий: Антонова Г.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А., судей - Говорова Ю.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 22 апреля 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного С. на приговор Новгородского областного суда от 29 ноября 2001 года, которым

С., <...>, русский, со средним образованием, холостой, неработавший, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к десяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании п. "г" ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ С. назначено принудительное лечение от алкоголизма.

Постановлено взыскать с С. в пользу Б. в счет компенсации морального вреда 100000 рублей, в доход государства судебные издержки в размере 300 рублей.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения адвоката Прокопова А.А., поддержавшего жалобу осужденного, заключение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным и осужден за убийство Б.Н., 1953 года рождения, совершенное им группой лиц с целью скрыть другое преступление в ночь на 28 мая 1999 года при указанных в приговоре обстоятельствах в дачном доме, расположенном за дер. Новая Мельница Новгородского района Новгородской области.

В кассационной жалобе осужденный С. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным. Утверждает, что умысла на убийство Б.Н. у него не было. Никаких действий объективной стороны преступления он не выполнял. От его действий смерть потерпевшей не наступила. Совершать убийство Б.Н. необходимости у него не было. Предварительного сговора на убийство или группы с Л. при совершении преступления не было. Умысел и цель на убийство были у Л. Считает себя виновным по ст. 316 УК РФ и за это преступление готов нести ответственность. Просит приговор отменить, уголовное дело по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, квалифицировать его действия по ст. 316 УК РФ и назначить ему наказание в пределах санкции этой статьи.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия считает, что вина С. в содеянном им подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, сам С. показал в судебном заседании, что в ту ночь Л., В., мужчина по имени Сергей, Б.Н. и он находились на даче за деревней Новая Мельница, где распивали спиртные напитки. Потом Б.Н. и Сергей ушли в спальню. Примерно через 40 минут Б.Н. оттуда вышла и пожаловалась на Сергея, сказав, что он заставляет ее заниматься сексом в извращенной форме. Л., обещая разобраться с этим, пошел к Сергею в спальню. Минут через 20 позвал его (С.). Увидев мертвого Сергея, поняв по внешнему виду, что его задушил Л., спросил последнего, зачем он это сделал. Тот ответил ему, что об этом теперь думать поздно, надо убить свидетельницу - Б.Н. В этом разговоре он (С.) предложил Л. напоить Б.Н. спиртным и отправить домой. Вышел в комнату, где находились Б.Н. и В. Налил себе стакан спирта, выпил. Услышал крик Л.: "Держи". Увидел, что Л. перекинул через шею Б.Н. бельевую веревку, которой ранее задушил Сергея, и душит ее. Б.Н. сопротивлялась, пыталась руками оттянуть веревку от шеи. Л. стал кричать ему, чтобы он держал ее ноги. На это он (С.) автоматически положил ноги Б.Н. на диван и выбежал из комнаты. Их действия видела В. Возвратившись, помог отнести мертвую Б.Н. в спальню.

Забрав спиртное, закуску, он, Л. и В. ушли к последней на дачу, где в течение двух дней употребляли спиртные напитки. На другой день к вечеру он сходил к себе на дачу. Там "стоял" неприятный запах. Вернулся к Л. и В., сказал, что надо убирать трупы. Л. предложил сбросить трупы в колодец. Сбрасывая их туда, они проводом привязали к шее Сергея бетонный блок, а к шее Б.Н. - круглый камень. Одежду Сергея взял себе Л. Б.Н. оставалась в плаще. Туфли ее после сожгли. Через некоторое время колодец с трупами он зарыл, а потом разобрал и его сруб.

Об убийстве рассказал своей сожительнице Б.П., позже - своей сестре.

Узнав о смерти Л., о совершенном преступлении работникам милиции дал явку с повинной. В тот же день было возбуждено уголовное дело. Он рассказал все как было на самом деле.

Между тем, сообщая органам милиции о совершенном преступлении, в явке с повинной от 30 апреля 2001 года С. указывал, что Л. душил Б.Н. веревкой, а он при этом держал ее ноги, чтобы она не дергалась (л.д. 2 т. 1). Признал в суде, что явку с повинной он давал добровольно, без всякого на то принуждения, сведения в этой явке с повинной изложены правильно.

При допросе в качестве подозреваемого С. пояснял, что Л. после убийства Сергея сказал ему, что надо убить свидетельницу - Б.Н. Подошел к ней сзади, накинул ей на шею веревку и начал ее душить, а ему крикнул, чтобы он держал Б.Н. ноги, что он и делал. Держал ноги Б.Н. до тех пор, пока Л. не задушил ее (л.д. 7 - 9 т. 1).

В ходе исследования этих показаний в суде С. признал, что такие пояснения на следствии он давал, действительно держал ноги потерпевшей, пока Л. душил ее. Отпустил их после того, как Л. сказал ему: "Все". Это означало, что Б.Н. мертва.

В качестве обвиняемого при допросе с участием его защитника в лице адвоката С. указывал, что после убийства Сергея Л. сказал, что надо убивать свидетельницу Б.Н.

Выпив стакан спирта, услышал крик Л.: "Держи ноги". Увидел, что тот душит Б.Н. веревкой. Та сопротивлялась, вырывалась, дергала ногами. Он (С.) сразу же схватил Б.Н. за ноги, не позволял ей дергать ногами, вырваться от Л. Последний крикнул ему: "Держи сильнее". Он (С.) схватил Наталью за ноги еще крепче, не давая вырваться. В конце концов с его помощью Л. задушил Б.Н. (л.д. 21 - 23 т. 1).

Аналогичные показания осужденный давал при допросе с участием защитника в качестве обвиняемого 12 октября 2001 года (л.д. 251 - 252 т. 1).

Эти показания на следствии С. в суде подтвердил, указал, что давал их.

В этих случаях С. был допрошен с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и его права на защиту. Предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации ему разъяснялись, он их знал, они ему были поняты, что удостоверял своею подписью. После допросов отмечал в протоколах, что с его слов сведения в них записаны верно. Замечаний по ведению допросов, их объективности С. и его защитник не приносили. Показания С. на предварительном следствии и в судебном заседании проверялись, причины изменений им пояснений выяснялись, всем этим доказательствам при постановлении приговора дана верная юридическая оценка. Самооговора С. Судебная коллегия не усматривает.

Положенные в основу обвинения осужденного его показания подтверждаются другими фактическими данными по делу.

Свидетель В. пояснила в суде, что 27 мая 1999 года она, Л. и С. находились в кафе "Встреча" на железнодорожном вокзале г. В. Новгорода, где познакомились с мужчиной, который представился им по имени Сергей. В процессе распития спиртных напитков, общения с ними Сергей попросил найти ему женщину для интимных отношений. По выходу из кафе на вокзальной площади встретили Б.Н., которую она знала тогда только по имени. Л. подошел к ней, поговорил и все они, в том числе и Б.Н., поехали на дачу к С., предварительно приобретя спирт, закуску. На даче они продолжали употреблять спиртное. Потом Б.Н. и Сергей ушли в другую комнату. Через некоторое время Б.Н. вышла одна и сказала, что Сергей заставляет ее заниматься сексом в извращенной форме. Л. пошел в спальню, где был Сергей, потом позвал туда С. Она тоже хотела заглянуть в спальню, но Л. выгнал ее. Она прилегла в комнате на диван. Б.Н. сидела на стуле у окна. Через некоторое время от шума открыла глаза. Увидела Л., который стоял позади сидящей Б.Н., на шею последней была накинута белая веревка. Слышала крик Л. С.: "Держи". Л. говорил С., что свидетелей надо "убрать". Веревкой Л. душил Б.Н., а С. в то же время, присев возле потерпевшей, руками держал ноги Б.Н. Б.Н. сопротивлялась, оттягивала руками веревку от своей шеи, но задушили ее быстро. Увидев происходящее, она (В.) испугалась, притворилась спящей. Утром С. ей сказал, хорошо, что она спала, а то была бы третьей. Через день С. сказал, что трупы нужно убрать, потому, что они пахнут.

С. и Л. вытащили трупы Б.Н. и Сергея из дома. На шею Сергея проводом привязали бетонный блок, а на шею Натальи таким же проводом черного цвета - камень и сбросили их в колодец. При этом Сергей находился только в плавках, а Б.Н. - в плаще, а под ним было платье.

Свои показания В. подтверждала на следствии на месте преступления. Утверждала в суде, что С. она не оговаривает, показания ее соответствуют действительности. Не доверять показаниям В. у суда оснований не было.

Свои показания на следствии С. подтверждал при осмотре места происшествия с его участием, из чего видно, что в ходе этого следственного действия был разрыт колодец, из которого были извлечены останки трупов, камень, обвязанный проводом черного цвета, голова человека с полиэтиленовой проволокой на мягких тканях шеи, был обнаружен бетонный блок с проводом.

По заключению судебно-медицинских экспертов обнаруженные 3 мая 2001 года в колодце садового товарищества "Вишенка" в д. Новая Мельница останки относятся к двум человеческим скелетам. Первый скелет принадлежит женщине европеоидной расы, биологический возраст которой на момент смерти находился в пределах 45 - 55 лет, рост в пределах 147 - 157 см, он с наибольшей долей вероятности принадлежит Б.Н. 1953 года рождения.

Второй скелет принадлежит мужчине европеоидной расы, биологический возраст которого на момент смерти находился в пределах 40 - 50 лет, рост в пределах 171 - 181 см.

Состояние останков соответствует давности их захоронения с мая 1999 года.

При предъявлении для опознания личности по фотографии свидетель В. опознала Б.Н., как поехавшую с ними на дачу С., где была убита С. с другим лицом.

Потерпевший Б. пояснил в судебном заседании, что его мать - Б.Н. в конце мая 1999 года ушла из дома и не вернулась. После этого примерно через неделю об исчезновении матери они сообщили в милицию. Уходила мать из дома в плаще. В 2001 году от Н. узнал, что к ней приходила В. и говорила, что его мать убита, она знает место ее захоронения. Эту информацию он передал работникам милиции. Считает, что изъятые в колодце останки принадлежат его матери. У нее была травма ноги, вставлены спицы, на верхней челюсти отсутствовал зуб, имелись коронки, что отражено в заключении судебно-медицинской экспертизы.

Пояснения Б. соответствуют показаниям свидетеля Н.

Свидетель Ф. показала в суде, что она имеет дачный участок, расположенный рядом с дачным домиком, где проживал С.

В августе 1999 года она (Н.) почувствовала неприятный запах, доносившийся с участка С., в частности, он шел от колодца, о чем она говорила ему и его сожительнице. Однажды она заглянула в колодец. Он был засыпан мусором, хламом, а потом он был засыпан опилками. Спустя какое-то время С. разобрал сруб колодца.

Свидетель Б.Н.А. пояснила, что ее брат - С. проживал на даче за деревней Новая Мельница. Летом 1999 года она обнаружила, что на дачном участке зарыт колодец. С. объяснил ей, что в колодце протухла вода, он будет рыть новый. За месяц до его задержания брат говорил, что на нем - 2 трупа.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в убийстве Б.Н. группой лиц с целью сокрытия другого преступления.

Действия С. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Положенные в основу обвинения осужденного доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Указанные выше доказательства позволили суду обоснованно признать, что С. являлся соисполнителем убийства Б.Н. О намерениях названного им лица убить потерпевшую как свидетеля убийства Сергея С. знал. Когда тот начал душить Б.Н., осужденный присоединился к нему, стал держать ноги потерпевшей, подавлял ее сопротивление, лишая возможности защищаться. Характер своих действий и действий другого лица в процессе посягательства на Б.Н. С. сознавал. Действуя совместно с ним с умыслом, направленным на совершение убийства, применяя к ней насилие, С. непосредственно участвовал в процессе лишения жизни Б.Н. Установленные по делу фактические данные свидетельствуют о наличии у осужденного умысла на убийство потерпевшей. При таких установленных по делу обстоятельствах ссылки С. в жалобе на то, что от его действий смерть Б.Н. не наступила, на юридическую оценку его действий не влияют.

Доводы осужденного об отсутствии у него умысла на убийство Б.Н., что он никаких действий, направленных на лишение ее жизни, не совершал, несостоятельны, противоречат материалам дела.

Эти утверждения по делу проверялись, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Мотив действий С. в отношении Б.Н. по делу исследован, он установлен и верно указан в приговоре.

С учетом заключения судебной психолого-психиатрической экспертизы, данных о его личности, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний С. обоснованно признан вменяемым.

Данных, свидетельствующих о нахождении его в той ситуации в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, по делу не установлено.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права С. на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Наказание С. назначено с учетом требований ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное ему наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является. При назначении наказания требования закона не нарушены.

Для смягчения осужденному наказания Судебная коллегия оснований не находит.

Принудительное лечение от алкоголизма С. назначено, гражданский иск потерпевшего разрешен в соответствии с требованиями закона.

Кассационная жалоба осужденного удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда от 29 ноября 2001 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"