||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 апреля 2002 г. N 84-о01-22

 

Председательствующий: Ражев Н.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Говорова Ю.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 22 апреля 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного Т. на приговор Новгородского областного суда от 9 июля 2001 года, которым

Т., <...>, русский, с высшим образованием, женатый, -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "и", "н" УК РФ к восемнадцати годам лишения свободы, а по ст. 116 УК РФ к шести месяцам исправительных работ с удержанием 15% его заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Т. назначено восемнадцать лет один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Т., поддержавшего свои жалобу и дополнения к ней, заключение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

Т. признан виновным и осужден приговором суда за убийство из хулиганских побуждений А. 1970 года рождения и за убийство на почве личных неприязненных отношений М. 1969 года рождения общеопасным способом, совершенное неоднократно, а также за совершение в отношении С. насильственных действий, причинивших ей физическую боль, не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, совершенные им 12 декабря 2000 года при изложенных в приговоре обстоятельствах в городе В. Новгород.

В кассационной жалобе осужденный Т. указывает, что приговор в отношении него является очень суровым. Излагает, что в ту ночь он находился в баре. До 2-х часов выпил 100 граммов водки. Заказал еще 50 граммов и ушел танцевать. М., проходя мимо его столика, забрал водку. Он (Т.) обратился с претензиями к официантке, которая должна была ему сдачу 4 рубля. К ним подошли братья М. и М.Г. - руководители бара. Он их узнал, поскольку они раньше неоднократно применяли к нему противоправные действия. Когда он раньше заходил в бар, расплачивался за закуску, то видел, что один из братьев подходил к его столику и пил его спиртное. Потом к нему (Т.) подходили 2 - 3 кавказца и он уходил из бара, слыша вслед словесные оскорбления. До драки дело не доходило.

Ночью 12 декабря 2000 года, подойдя к нему и официантке, поняв их спор, М. и М.Г. пытались откупиться, но он напомнил им прошлые оскорбления. Согласился выйти с ними на улицу. Там они и другие с ними армяне его "умно", не оставив следов на открытых частях тела, избили, выпроводили домой.

Затаив злобу, он пришел домой. Взял в кладовке карабин и боеприпасы, сел в автомашину. У него появилась мысль "правовыми методами" наказать кавказцев. Поехал к судмедэксперту. Однако ночью там освидетельствование лиц не проводили.

После этого он снова заехал домой, разбудил жену и сказал, что может произойти большая неприятность. Он поехал в бар, а жена его даже не пыталась остановить.

У бара он стал заряжать карабин. Услышал голос, увидел идущего к машине человека и что-то кричит кому-то "на кавказском языке". Подошел к нему метра на три и сказал: "Тебе чего, дед, мало. Сейчас добавим еще". Он (Т.) узнал в нем одного из тех, кто бил его час назад.

Он (осужденный) поднял карабин и произвел выстрел. Армянин, естественно, отвернулся и упал. Не останавливаясь, он (Т.) вошел в бар, так как основные обидчики находились там, крикнул: "Всем пригнуться к столу". Выстрелил в потолок 2 этажа. К нему от стойки бара повернулся А. Подойдя к нему поближе, он (Т.) выстрелил в него. Стрелял 5 раз, быстро. Утверждает, что на линии огня за М. никого не было. Просит не считать С. потерпевшей, так как эту "подставку" сделал М.Г.

Статью 116 УК РФ "убрать" из приговора.

Когда он (Т.) выходил из бара, на него в тамбуре напал второй М.Г., вырвал у него карабин и стал избивать. Он (осужденный) потерял сознание, очнулся в больнице, ему были нанесены тяжкие телесные повреждения.

Отмечает, что он признавал и признает себя виновным в убийстве 2-х армян, о чем раскаялся, одного он убил общеопасным способом. Хулиганских побуждений у него не было. Была "месть за психологическое и физическое насилие".

Приговор считает несправедливым, ибо преступление, совершенное им, должно рассматриваться по ст. 107 УК РФ, ибо потерпевшие длительное время применяли к нему противоправное и аморальное поведение перед совершенным им преступлением, создав психотравмирующую ситуацию, применили к нему физическое насилие. Преступление он совершил одно - убил двух лиц, а потому рецидива нет. Разбирательству по делу он не мешал, оказал следствию "авансовую" помощь, поскольку преступление совершил один, из своего оружия, при свидетелях, следы преступления (гильзы, пули) остались на месте. Показания свидетелей неточно учтены в приговоре, в нем нет указания о заключении в отношении него судебно-медицинской экспертизы, не в полной мере суд учел состояние его здоровья. Кроме причиненных ему армянами повреждений, он имеет ряд хронических заболеваний.

Просит рассмотреть его жалобу, режим содержания при отбывании им наказания оставить прежним.

Аналогичные доводы осужденный приводит в своих дополнениях к жалобе, указывая, что до психологического срыва его довели армяне, потерпевшие по делу.

Приводит данные о своей личности. Полагает, что изложенные им обстоятельства судом не учтены. С. он не мог причинить ранение, так как она находилась на одной линии с М.Г., перпендикулярно дулу карабина, влево от М.Г. в метрах 3 - 4. Отскочившей пулей от стены попасть в нее было невозможно. Рецидива преступлений у него нет. Считает, что в его действиях нет неоднократности убийства. Первое убийство расценивает как преступление, предусмотренное ст. 105 ч. 1, а второе ст. 105 ч. 2 п. "е" УК РФ.

Указывает, что в целом он признает, что совершил преступление по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "е" УК РФ, а пункты "н", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ просит из приговора убрать.

С точки зрения осужденного, суд не учел, что после его (Т.) стрельбы М.Г., не зная об убийстве брата, совершил в отношении него преступление по ст. ст. 30 и 105 ч. 1 УК РФ, поскольку искалечил его прикладом карабина.

Просит вынести по делу справедливое решение, квалифицировать его действия, по его мнению, надо по ст. 107 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия считает, что вина Т. в содеянном им подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Сам осужденный факты убийства им А. и М. в жалобе не оспаривает.

Свидетель К. пояснила в суде, что в ночь на 12 декабря 2000 года она работала официанткой в кафе-баре "Эмигрант", обслуживала клиентов, сидевших за столиками. За одним из них сидел пожилой мужчина - Т. Делая заказ, он говорил: "Пятьдесят грамм и девочку". Т. сидел с двумя молодыми девушками, угощал их водкой. Неоднократно он подходил к другим девушкам, но те на него не обращали внимания. Занимаясь своей работой, проходя мимо столика, за которым сидел Т., она увидела стоящий пустой стакан, забрала и отнесла в моечную. Через некоторое время ее остановил Т. и спросил, почему с его стола убрали стакан. Она объяснила, что он был пустой, поэтому унесла его в моечную. Т. стал возмущаться, обвинять ее в присвоении водки. К ним подошли хозяева бара - братья М. и М.Г. Т. стал высказывать им претензии о пропавшей водке, говорил, что она (К.) не дала ему сдачу 4 рубля, хотя она сдачу ему отдала. Братья М. и М.Г. предложили Т. покинуть зал, а ее отправили продолжать работать.

Около 4 часов в бар зашел Т. В руках он держал оружие, что-то крикнул и выстрелил. От страха вначале она спряталась под один из столов, а потом выскочила и побежала в туалет, откуда услышала доносившиеся из зала выстрелы. Через некоторое время все стихло. Она вернулась в зал. На полу лежали М., рядом с ним - Г. Оба были ранены.

Указала, что после первого выстрела Т. стал стрелять в сторону музыкантов.

А. она знала. В тот вечер в кафе его не было. При появлении Т. с оружием в кафе было много посетителей, все столики были заняты.

Потерпевший М.Г. показал в судебном заседании, что 11 декабря 2000 года после 22 часов он находился в баре "Эмигрант". Видел в нем пожилого мужчину, как после ему стало известно, Т., который находился в компании молодых девушек, пил спиртное, танцевал, вел себя вольно.

К полуночи в кафе-бар приехал его (потерпевшего) брат - М.

Около 3 часов ночи в баре возник шум. Увидел, что возле одного из столиков стояли М., официантка К. и Т. Последний обвинял К. в том, что у него со столика была украдена водка, заявил, что она не дала ему сдачу 4 рубля. Та объясняла, что в мойку она отнесла со стола пустой стакан, деньги отдала. М. достал из своего кармана несколько 10-рублевых купюр, сунул их в нагрудной карман Т. и они предложили ему покинуть бар. Т. деньги переложил в задний карман своих брюк, одел куртку, взял пакет, в котором находилась бутылка с пивом и направился к выходу. По пути он (М.Г.) сказал Т., что за 20 грамм водки тот готов "поставить всех на уши". На это Т. ответил, что он всех здесь уложит.

Примерно в 4 часа он (М.Г.) осматривал территорию, прилегающую к кафе-бару, а, заходя в бар, услышал выстрелы. В дверном проеме увидел Т. с ружьем, схватил оружие. Между ними завязалась борьба. Прозвучал выстрел в сторону входной двери бара. Подбежавшие посетители бара помогли Т. обезоружить.

Услышал крики, что кого-то убили. На полу в баре лежал его брат - М., а рядом с ним - другой человек. Им кто-то из посетителей, представившись врачом, стал оказывать помощь. Закричали, что на улице лежит А. Он побежал туда. А. лежал на земле в 20-ти метрах от входа в бар.

А. погрузили в первую попавшуюся автомашину и отправили в больницу.

Приехали работники милиции, которым передали карабин Т.

Указал, что, предъявляя претензии официантке до этих событий, Т. кричал, что у него в стакане оставалось 20 грамм водки, пошел танцевать, а когда вернулся, этой водки не оказалось. Они с братом вывели Т. из бара и тот ушел. Никто из них его не бил.

Из показаний потерпевшего Г. на следствии видно, что в ту ночь он находился в кафе-баре "Эмигрант". Примерно с 3 до 3 часов 30 минут в зал зашел мужчина, дошел до середины, остановился, огляделся, потом ушел. М. в это время сидел у стойки. Примерно в 4 часа он (Г.) подошел к Сергею - музыканту, стояли с ним у музыкальных инструментов. Справа от него стоял у стойки бара М. Хлопнула входная дверь бара. Послышался крик, вроде: "Всем лечь на пол", - раздался выстрел. Последовали еще выстрелы. М. упал. Увидел мужчину с ружьем, который до этого приходил и осматривал зал бара. Мужчина держал ружье таким образом, что стволы были направлены в него (Г.). Спасая свою жизнь, он бросился за музыкальные колонки. Туда же спрятался Сергей. Выстрелы продолжались. На своей спине он (Г.) почувствовал жжение, понял, что получил ранение. Затем наступила тишина. Перед ним лежал М., из-под ног которого вытекала кровь. Потом его (Г.) доставили в больницу, где ему была сделана операция.

Потерпевшая С. показала в суде, что 11 декабря 2000 года после 23 часов она, ее сестра, М.О. пришли в бар "Эмигрант". Обратила внимание на мужчину, который сидел за четвертым столиком в компании молодых девушек, с которыми он пил водку. Тот мужчина заказывал спиртное, выходил танцевать; как после ей стало известно, это был Т.

Ночью она выходила на улицу. Потом заметила там братьев М. и М.Г. и Т. Она зашла в кафе, куда пришли М.Г. и М.

Через некоторое время в баре вновь появился Т., затем ушел.

Около 4 часов услышала громкий хлопок. У входной двери с ружьем увидела Т., который громко крикнул: "Всем лечь на пол", - и произвел выстрел вверх. М. стоял у стойки, стал разворачиваться, сделал один - два шага, как прозвучали еще несколько выстрелов один за другим. Все прятались кто куда. М. упал на пол рядом со столиком, где она сидела. Почувствовала боль в области правого плеча. Стрельба прекратилась. Она подбежала к М. Последний был ранен, ему стали оказывать помощь. Указала, что А. она хорошо знала, его в ту ночь в баре не видела.

Аналогичные показания по обстоятельствам происходивших событий в зале кафе-бара дали в судебном заседании свидетели С.Т., М.О., указавшие, кроме того, что Т. производил из оружия выстрелы в сторону М. и находившихся рядом с ним музыкантов. В результате выстрелов был ранен Г. А. (погибшего в ту ночь) в баре они не видели.

Свидетель М.И. пояснила в суде, что в ту ночь она видела в баре "Эмигрант" Т. Он сидел с двумя девушками, неоднократно заказывал водку. Подходил к девушкам, сидевшим за другими столиками, в том числе и к ним, приглашал танцевать, пойти с ним в сауну, постоянно передвигался по залу. Потом подозвал официантку, что-то ей сказал, стал спорить, предъявлял претензии по поводу водки. К ним подходил М., но Т. не унимался. Потом осужденный оделся и из зала ушел. Других конфликтов не было. Через некоторое время она пошла в туалет. Оттуда она услышала выстрелы. Возвратившись в зал, на полу увидела лежащего М.

Вина Т. подтверждается указанными в приговоре данными, отраженными в протоколе осмотра места происшествия.

Свидетель Т.Н. на следствии поясняла (в судебном заседании, ссылаясь на положения ст. 51 Конституции РФ, от дачи показаний отказалась), что 11 декабря 2000 года осужденный на машине уехал на охоту. Около 24 часов позвонил ей по телефону, пригласил в сауну. Она от его предложения отказалась. У них произошла ссора. Через несколько минут он появился дома. У нее с ним возник скандал. Он хватал ее за одежду, она отбивала его руки. После этого Т. ушел. Примерно в 3 часа 45 минут он открыл своим ключом квартиру, прошел к ней в спальню, зажег свет. Спокойным голосом сказал ей, что произойдет трагедия, так как бармен украл у него 50 грамм водки, пока он (Т.) танцевал. Сказав, что карабин у него в машине, ушел. На его лице и одежде крови она не видела, синяков, других телесных повреждений у него не было. Находился он в нетрезвом состоянии, но не сильно пьян.

Минут через 20 после ухода мужа, она слышала звуки выстрелов. Из окон их квартиры виден бар "Эмигрант".

Из записей дежурного ОМ-2 УВД г. В. Новгорода видно, что сообщение о стрельбе в баре "Эмигрант" поступило в 4 часа 5 минут 12 декабря 2000 года.

Материалами дела установлено, что у Т. имелся охотничий карабин "ОПСКС" калибра 7,62 мм N ИВ-794.

Из протокола выемки следует, что по месту жительства Т. были изъяты, наряду с другими предметами, патроны калибра 7,62 мм.

Заключением судебно-баллистической экспертизы установлено, что изъятый у Т. после производства им выстрелов в установленное судом время карабин N ИВ-794 являлся нарезным огнестрельным оружием - самозарядным карабином (СКС) калибра 7,62 мм, изготовленным заводским способом. Изъятые по месту его жительства патроны являлись (86 штук) боеприпасами к нарезному оружию - 7,62 x 39 мм патронами к автоматам АК, АКМ, АКМС, самозарядному карабину СКС и т.п.

Карабин N ИВ-794 был исправным, он и патроны были пригодны для производства стрельбы и выстрелов.

Семь гильз и две пули с места преступления являлись составными частями патрона центрального боя калибра 7,62 x 39 мм. Деформированные части оболочек пуль и три сердечника являлись, вероятно, частями пуль от патронов калибра 7,62 мм.

Семь гильз и две пули были выстреляны из карабина СКС N ИВ-794.

По заключению судебно-химической экспертизы на поверхностях рукавов куртки Т. были обнаружены следы нитратов (N 03), которые могли быть образованы в результате сгорания пороха при выстреле.

Согласно заключений судебно-медицинского эксперта смерть А. наступила от причиненного ему тяжкого вреда здоровью - огнестрельного пулевого сквозного ранения живота с повреждением печени, желудка, поджелудочной железы, кишечника, аорты, левой почки, 3-го поясничного позвонка, сопровождавшегося тяжелым шоком и обильной кровопотерей.

Эти повреждения у него образовались в результате одного выстрела из ручного огнестрельного оружия снаряженного пулевым зарядом.

Входная рана с дефектом кожи (минус ткань) с ровными краями с пояском осаднения была расположена в поясничной области, в 2 см левее средней линии. Выходная рана располагалась по средней линии на передней стенке живота под мечевидным отростком.

Выстрел в потерпевшего был произведен в направлении сзади наперед в момент, когда он мог находиться в вертикальном положении при наклонении туловища вперед спиной к дульному срезу оружия.

Смерть А. наступила в 5 часов 40 минут 12 декабря 2000 года.

Смерть М. наступила в период времени с 4 до 4 часов 30 минут 12 декабря 2000 года от причиненного ему тяжкого вреда здоровью - огнестрельного пулевого сквозного ранения живота с повреждением толстого и тонкого кишечника, левой подвздошной кости, сопровождавшегося обильной наружной и внутренней кровопотерей.

Повреждения у М. образовались в результате одного выстрела из ручного огнестрельного оружия, снаряженного пулевым зарядом.

Входная огнестрельная рана с дефектом кожи (минус ткань) с пояском осаднения была расположена на правой боковой стенке живота, а выходная рана - в проекции задней части крыла левой подвздошной кости.

Выстрел в него был произведен в направлении справа налево и слегка сверху вниз, спереди назад в момент, когда потерпевший находился в вертикальном положении и был обращен к дульному срезу оружия правой боковой поверхностью тела.

У Г. имелись телесные повреждения, которые были причинены при действии огнестрельного оружия, осколками от преграды. При получении повреждений Г. находился задней поверхностью тела по отношению к травмирующей силе.

У С. установлен линейный рубец правого плеча, который явился следствием заживления раны, которая могла образоваться в результате касательного действия пули, выпущенной из огнестрельного оружия.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Т. в умышленном причинении смерти А. из хулиганских побуждений, в умышленном причинении после этого смерти М., совершенном неоднократно, общеопасным способом, в насильственных действиях в отношении С., причинивших ей физическую боль, не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Действия Т. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "и", "н", 116 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда о доказанности вины осужденного в содеянном, квалификации его действий мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно, в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР.

Положенные в основу обвинения Т. доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Не доверять показаниям потерпевших, свидетелей, в том числе С., у суда оснований не было. Допрошенные в судебном заседании потерпевшие и свидетели как на предварительном следствии, так и в суде давали последовательные показания. Положенные в основу обвинения осужденного доказательства согласуются между собой, каждое из доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу. Достоверность показаний С. сомнений не вызывает. Ее пояснения не противоречат материалам дела, установленным обстоятельствам происшедших событий. Какого-либо влияния на ее показания со стороны М.Г., как о том указывает Т. в жалобе, не установлено. Изложенные в приговоре пояснения потерпевших и свидетелей соответствуют их показаниям в судебном заседании, отраженным в протоколе судебного заседания.

Оговора Т. со стороны потерпевших и свидетелей судебная коллегия не усматривает.

С утверждениями осужденного о необъективности заключений судебно-медицинских экспертов в отношении Г. и С. согласиться нельзя.

Данные экспертизы проведены компетентными на то лицами. Выводы экспертов мотивированы, сделаны они на основе осмотра С., истории болезни на Г., поступившего в больницу из кафе-бара с огнестрельными ранами задней поверхности грудной клетки в 4 часа 45 минут 12 декабря 2000 года. Какой-либо заинтересованности в исходе дела эксперты не имели.

Данных, свидетельствующих о незаконных методах ведения следствия, по делу не установлено.

Использование в качестве орудия преступлений огнестрельное оружие - охотничий карабин "ОП-СКС", поражающие свойства которого он знал, производство им из него выстрелов с относительно близкого расстояния на улице в А., а в зале кафе-бара в М., где он производил выстрелы неоднократно, характер и локализация причиненных им телесных повреждений свидетельствуют о наличии у Т. умысла на лишение жизни как первого, так и второго потерпевшего.

Т. заранее вооружился огнестрельным оружием, боеприпасами к нему, сам зарядил карабин. Материалами дела установлено, что карабин и патроны были исправны, пригодны к стрельбе, о чем осужденный знал. Действовал он целенаправленно.

Между действиями Т. и наступившими последствиями - смертью А. и М. имеется прямая причинная связь.

Ссылки осужденного на то, что А. за час до производства им (Т.) в него выстрела принимал участие в его избиении, материалами дела не подтверждены.

Потерпевшая С., свидетели К., С.Т., М.О. пояснили, что до происшедших событий А. в кафе-баре не было.

В судебном заседании Т. пояснил, что приехал в кафе отомстить М. и М.Г. Сам признал в суде, что А. "оказался просто случайным человеком, который своей репликой напросился на выстрел".

Доказательствами по делу установлено, что убийство А. Т. совершил без какого-либо на то повода, на почве явного неуважения к обществу и общепринятым правилам поведения. Поведение осужденного явилось открытым вызовом общественному порядку, обусловлено было желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать свою силу.

Из показании самого Т. в суде видно, что он, услышав от проходившего мимо человека слова, которые для него были не совсем понятны, ничего не выясняя и не спрашивая, сразу поднял карабин, вскинул его и выстрелил вслед убегавшему А. в область спины. Стрелял в него прицельно, попал с первого раза. Оскорбительных выражений в его адрес тот не высказывал. Поравнявшись с его машиной, насилия не применял и не пытался этого делать. Ранее они знакомы не были.

Вывод суда о совершении Т. убийства А. из хулиганских побуждений является обоснованным.

Мотив действий осужденного в отношении М. выяснялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

С целью убийства М. Т. производил из карабина выстрелы неоднократно, что признал в суде. Стрелял он в зале кафе-бара, где на тот момент находилось много посетителей. Его действиями создавалась реальная угроза лишения жизни наряду с намеченной им жертвой и других лиц, опасность для их жизни, что Т. сознавал.

Суд обоснованно признал, что убийство М. осужденный совершил общеопасным способом.

Данное обстоятельство Т. в жалобе не отрицает.

Вначале осужденный убил А., а затем - М.

Установленные по делу обстоятельства не свидетельствуют о том, что умыслом Т. сразу охватывалось убийство обоих потерпевших, что приехал он на место совершения преступления убить того и другого.

Намерения его были направлены в отношении братьев М. и М.Г., а встреча у него и А. произошла случайно. После убийства А. Т. реализовал свой первоначальный умысел - убил М., совершил убийство последнего неоднократно.

Психическое состояние осужденного исследовано полно.

Заключением комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы установлено, что Т. в период инкриминируемого ему деяния каким-либо психическим заболеванием или временным расстройством психики не страдал. Он имеет высшее образование, по месту работы характеризуется положительно, водил машину, имел разрешение на оружие, на учете у психиатра никогда не состоял, психотических расстройств в момент содеянного не обнаруживал. Его действия были целенаправленными, он правильно ориентировался в окружающем, сохранял речевой контакт. В период инкриминируемого ему деяния мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время он обнаруживает признаки органического расстройства личности травматического генеза. Однако указанные экспертами изменения у него психики выражены не столь значительно, он может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период инкриминируемых ему деяний Т. в состоянии физиологического аффекта, стресса, фрустрации, растерянности не находился.

Экспертиза проведена компетентными на то лицами, с участием психолога. Обстоятельства по делу, данные о его личности, состоянии его здоровья экспертам в ходе проведения экспертизы были известны, ими исследованы, в заключении получили оценку. Выводы врачей-экспертов подробно мотивированы, они соответствуют материалам дела.

С учетом заключения данной экспертизы, личности осужденного, всех обстоятельств по делу в их совокупности в отношении инкриминируемых ему деяний суд обоснованно признал Т. вменяемым.

Для проведения в отношении осужденного повторной, в том числе стационарной, судебной психолого-психиатрической экспертизы оснований по делу не установлено.

С момента ухода Т. из кафе до его посягательства в отношении потерпевших прошло определенное время. Действия осужденного были продуманы, им была проведена определенная подготовка к совершению преступления в отношении М. Он сходил домой, вооружился огнестрельным оружием. При этом, как поясняла Т.Н., осужденный разговаривал спокойно, сообщил ей лишь о том, что у него украли 50 граммов водки, о применении к нему насилия кем-либо, не говорил, на состояние здоровья не жаловался. Телесных повреждений, следов крови у него она не видела. Из показаний Н. усматривается, что осужденный об оказании ему медицинской помощи не просил, видимых повреждений, на что она обратила внимание, у него не было. Оставив автомашину недалеко от входа в бар, Т. зашел в помещение бара, осмотрелся, убедился, что там находится М. Вышел к автомашине, зарядил карабин. После убийства А. зашел в бар и убил М.

При таких обстоятельствах, установленных по делу фактических данных суд обоснованно признал, что в той ситуации при совершении преступлений Т. в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения не находился.

Показания Н., в том числе, что он был возбужден, возмущался, о чем указывает Т. в жалобе, выводам суда по изложенным выше основаниям не противоречат.

Факт получения осужденным телесных повреждений после того, как он уже до этого совершил убийства потерпевших, на юридическую оценку его действий не влияет.

Доводы Т. об исключении из его обвинения насильственных действий в отношении С., об отсутствии у него при убийстве А. хулиганского мотива, признака убийства - неоднократности, о том, что убийства им совершены в состоянии аффекта, несостоятельны, на материалах дела не основаны.

Эти версии проверялись, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права Т. на защиту, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Для отмены приговора в части осуждения Т. по ст. 116 УК РФ, а также по п. п. "и", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, для переквалификации его действий на ст. 107 УК РФ, как о том он ставит вопросы в своей жалобе, оснований не имеется.

Приговором от 25 ноября 1999 года Т. был судим по ст. 116 УК РФ к шести месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием 15% его заработка в доход государства. Постановлением Новгородского городского суда Новгородской области от 10 августа 2000 года на основании п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" Т. от наказания по приговору от 25 ноября 1999 года освобожден. В соответствии со ст. 86 ч. 2 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

В силу изложенного указание суда о наличии в действиях Т. рецидива преступлений и о признании этого обстоятельства отягчающим наказание из приговора подлежит исключению.

Вместе с тем, наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, в том числе с учетом данных о его личности, изложенных им в жалобе, состояния его здоровья, всех установленных по делу обстоятельств. Назначенное ему наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является. При назначении наказания требования закона судом не нарушены.

Для смягчения Т. наказания, применения в отношении него ст. 64 УК РФ, о чем осужденный просит в жалобе, судебная коллегия оснований не находит.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда от 9 июля 2001 года в отношении Т. изменить, исключить указание суда о наличии в его действиях рецидива преступлений и о признании рецидива преступлений обстоятельством, отягчающим наказание, а в остальном данный приговор в отношении него оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"