||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 апреля 2002 г. N 14-о01-60

 

Председательствующий: Хорошепцев В.З.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Коваля В.С. Давыдова В.А.

рассмотрела в судебном заседании 22 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных А., Т., О., адвокатов Брязгуновой В.Н., Глущенко Л.Н., Семенова А.Д. на приговор Воронежского областного суда от 19 октября 1999 года, по которому

А., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ на четыре года;

ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на десять лет с конфискацией имущества;

ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к" УК РФ на пятнадцать лет;

ст. 222 ч. 2 УК РФ на три года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Т., <...>, судимый 3 октября 1996 года по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ на два года лишения свободы, освобожден 5 мая 1998 года по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы по:

ст. 213 ч. 1 УК РФ на один год;

ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на десять лет с конфискацией имущества;

ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к" УК РФ на четырнадцать лет;

ст. 222 ч. 4 УК РФ на три года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

О., <...>, не судимая,

осуждена по ст. 33 ч. ч. 3, 5, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества; ст. 33 ч. ч. 3, 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "к" УК РФ на восемь лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено десять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., объяснения осужденных А., О., адвокатов Глущенко Л.Н., Семенова А.Д., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Кравца Ю.Н. об отмене приговора в части осуждения Т. по ст. 213 ч. 1, ст. 222 ч. 4 УК РФ, а А. - за незаконные действия с огнестрельным оружием; Т., А., О. за убийство, с целью сокрытия преступления и из корыстных побуждений, судебная коллегия

 

определила:

 

А. и Т. осуждены за разбойное нападение на Ф. с причинением тяжкого вреда его здоровью, а также за его убийство, совершенного по найму, с целью скрыть другое преступление, сопряженное с разбоем, а О. осуждена за соучастие в совершении этих преступлений в виде организации и пособничества.

Кроме того, А. осужден за кражу автомобиля Д. и незаконные приобретение, хранение, перевозку, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, а Т. - за незаконные приобретение и ношение газового оружия и хулиганские действия.

Преступления совершены ими в 1998 году на территории Воронежской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде осужденные вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Т. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что не совершал и не собирался совершать убийство Ф. и завладевать его автомашиной, а лишь хотел обмануть О., завладев ее деньгами и золотыми изделиями, которые она обещала за совершение убийства Ф. Полагает, что его вина в совершении этих преступлений не доказана, а убийство потерпевшего и хищение его автомашины совершил один А. Также считает, что не совершал хулиганских действий, а потерпевшая и свидетель М. его оговаривают. Отмечает, что ему назначено суровое наказание;

осужденный А. просит разобраться в деле, считая, что материалы дела фальсифицированы, выражает свое несогласие с осуждением по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к" УК РФ, указывая, что оговорил себя под воздействием недозволенных методов следствия. Полагает, что заключение судебно-психиатрической экспертизы в отношении него вызывает сомнения;

адвокат Брязгунова В.Н. в защиту интересов осужденного А. просит приговор в части его осуждения по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ отменить, дело прекратить, указывая, что А. совершил убийство не с целью завладения автомашиной, а из-за сочувствия О., а в дальнейшем осужденные воспользовались автомашиной лишь с целью сокрытия трупа;

адвокат Семенов А.Д. в защиту интересов А. просит приговор в части его осуждения по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ отменить, дело прекратить, отмечая, что его вина в содеянном не доказана. Считает, что осужденный совершил убийство потерпевшего не за обещанное вознаграждение, а из-за чувства сострадания к О. Просит о смягчении наказания;

осужденная О. просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что она не причастна к совершению убийства потерпевшего и разбойному нападению на него; оговорила себя под воздействием психического воздействия органов следствия;

адвокат Глущенко Л.Н. в защиту интересов О., не оспаривая квалификации ее действий по ст. 33 ч. 3, ч. 4, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, просит приговор в остальной части отменить, дело прекратить, указывая, что ее вина в организации и пособничестве разбойному нападению на потерпевшего и его убийству, сопряженном с разбоем не доказана, а в ходе предварительного следствия она оговорила себя в совершении этих преступлений. Считает, что осужденные А. и Т. воспользовались автомашиной потерпевшего лишь с целью сокрытия трупа, а не с целью завладения автомашиной. Просит также о снижении наказания, считая его суровым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Как следует из материалов дела и бесспорно установлено судом, между О. и сожителем ее матери Ф. сложились стойкие неприязненные отношения.

По этой причине О., познакомившись в июне 1998 года с Т., предложила ему за денежное вознаграждение в размере 15 000 рублей совершить убийство Ф., на что Т. согласился. Впоследствии О. во исполнение договоренности передала ему часть вознаграждения в виде денег и ювелирных изделий на сумму не менее 7 000 рублей.

В конце августа 1998 года Т. предложил своему знакомому А. принять участие в убийстве Ф. за половину обещанной ему О. суммы, на что А. также согласился. В начале сентября 1998 года, собравшись вместе, А., Т. и О. обговорили условия совершения убийства, при этом О., сообщив им о том, что у Ф. имеется автомобиль ВАЗ-21061, и предложила им в счет обещанного ею вознаграждения, завладеть этим автомобилем.

6 сентября 1998 года Т., О. и А. на автомашине, похищенной ранее А. и под его управлением, приехали в дом, где проживал Ф., и стали ожидать его приезда. Перед этим А. приобрел у бывшего мужа О. обрез охотничьего ружья с патронами, который имел при себе. Кроме того, А. и Т. вооружились топорами, которые им дала О., а у Т. имелся также с собой газовый пистолет, приобретенный им летом 1998 года у неустановленного лица.

Когда Ф. на своей автомашине во втором часу ночи приехал домой и зашел во двор, то А. с целью убийства нанес ему несколько ударов обухом топора по голове, а Т. - несколько ударов ногами по телу. Вырвавшись от них, Ф. забежал в дом, туда же забежали А. и Т. В доме А. произвел из обреза два выстрела в грудь и живот Ф., а когда он упал, то нанес ему несколько ударов прикладом обреза по голове. После этого Т. с целью убийства нанес Ф. несколько ударов обухом топора по голове. От полученных повреждений Ф. скончался на месте происшествия.

После совершения убийства А. и Т. завладели автомашиной потерпевшего стоимостью 19 913 рублей 78 коп. и приняли меры к сокрытию следов преступления, орудий убийства и трупа.

Доводы жалоб о том, что убийство потерпевшего было совершено одним А., а О. и Т. не причастны к этому, нельзя признать состоятельными.

Как следует из явок с повинной О. и А., а также показаний их и Т. на предварительном следствии, преступления были ими совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Кроме того, из показаний А. следует, что когда во дворе дома потерпевший от его удара топором упал на землю, то подбежавший Т. наносил ему удары ногами. А из показаний О. следует, что непосредственно перед убийством А. и Т. почистили и зарядили обрез. Когда Ф. со двора забежал в дом с окровавленной головой и лицом и пытался закрыть дверь, то она ему воспрепятствовала в этом, оцарапала лицо и заявила ему, что он покойник. После двух выстрелов она слышала из гостиной звуки глухих ударов, после которых на кухню вышел А., сказав: "Обрезу конец". Затем вновь услышала глухой удар, после чего на кухню вышел Т. с топором в руках, который был в крови, отдал его ей и сказал помыть. Топор она выбросила во двор, в котором позже видела два топора, обухи и ручки которых были в крови. Она стерла кровь с топоров, отнесла их в сарай, а позднее выдала следователю прокуратуры.

Каких-либо оснований считать, что осужденные оговорили себя и друг друга под воздействием недозволенных методов следствия, не имеется, поскольку они были допрошены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, после разъяснения им положений ст. 51 Конституции РФ, с участием адвокатов.

Более того, их показания подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре.

В частности из показаний свидетелей Н., Р., К., и М.А., матери О., следует, что между О. и Ф. существовали стойкие неприязненные отношения, что подтвердили в суде и сами осужденные.

В ходе предварительного следствия А. указал место захоронения трупа потерпевшего, добровольно выдал обрез ружья и газовый пистолет Т., а О. выдала свою кофту, в которую в момент убийства был одет Т., а также два топора.

В месте, указанном А., был обнаружен труп Ф., смерть которого по заключению судебно-медицинской экспертизы наступила от комбинированной травмы головы в виде перелома костей черепа и двух огнестрельных дробовых ранений груди и живота с повреждением диафрагмы, селезенки, левой почки, большого сальника, брыжейки тонкого кишечника и забрюшинной клетчатки. Раны в области груди и живота причинены действием огнестрельного дробового оружия, а по голове было нанесено не менее 7 ударов, причем удары могли быть причинены ударами обуха топора.

Согласно заключению криминалистической экспертизы войлочные пыжи, изъятые из ран трупа, и войлочные пыжи в представленных на экспертизу патронах, выданные А. совместно с обрезом, одинаковы между собой по виду материала, способу изготовления, цвету, составу, форме, размерам.

В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы на куртке А., а также на кофте, в которой в момент убийства был одет Т., обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевшего не исключается.

По заключению физико-технической экспертизы раны на кожном лоскуте волосистой части головы трупа могли быть причинены при ударе обухами топоров, выданных О.

Не соответствуют действительности и доводы жалоб о том, что осужденные не завладевали автомашиной потерпевшего, воспользовались ею лишь с целью сокрытия трупа.

Во-первых, из приведенных выше показаний осужденных следует, что автомашиной они договорились завладеть заранее.

Во-вторых, как следует из материалов дела, из гаража потерпевшего его автомобиль угонял к месту захоронения трупа Т., а А. управлял вторым автомобилем, в котором находился труп. После захоронения трупа А. отогнал автомашину Ф. в гараж своему знакомому В., из показаний которого следует, что А. приехал к нему на этой автомашине в начале сентября 1998 года и попросил, чтобы автомашина постояла несколько дней в гараже в связи с неполадками в двигателе. Так как А. за автомашиной не приходил, он 27 сентября 1998 года решил на ней покататься, но был задержан сотрудниками милиции.

Таким образом, осужденные путем разбойного нападения и убийства потерпевшего реализовали свою договоренность по завладению его автомашиной.

При таких обстоятельствах, Т. и А. обоснованно признаны виновными в совершении разбойного нападения на Ф. с причинением тяжкого вреда его здоровью; его убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, а Т., получивший непосредственно от О. часть вознаграждения, - и в убийстве, совершенном по найму; О. в организации убийства, совершенного по найму, сопряженного с разбойным нападением, а также в организации разбойного нападения. Действия осужденных правильно квалифицированы: Т. и А. - по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, а О. - по ст. 33 ч. 3, ст. 162 ч. 3 п. "в", ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Вместе с тем, суд необоснованно квалифицировал действия А., связанные с убийством потерпевшего, как совершенные по найму.

По смыслу закона как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения.

В данном случае А. совершил убийство потерпевшего по просьбе О., а в качестве оплаты завладел путем разбойного нападения автомашиной, принадлежащей Ф., и к которой О. какого-либо отношения не имела, и непосредственно какого-либо другого вознаграждения А. не обещала и не передавала.

Указанные действия А., по завладению автомашины, уже квалифицированы судом по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, как разбойное нападение, а связанное с ним убийство Ф. по ст. 105 ч. 2 п. п. "з" УК РФ и поэтому не могут быть одновременно квалифицированы как убийство, совершенное по найму.

Кроме того, правильно установив, что совершенное ими убийство потерпевшего было сопряжено с разбоем, суд необоснованно квалифицировал действия осужденных как убийство, совершенное с целью скрыть другое преступление: А. и Т. по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а О. по ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ.

Действия О. - организатора разбойного нападения на потерпевшего и его убийства суд излишне квалифицировал как пособничество в совершении разбойного нападения и убийства, поскольку указанные действия охватываются составами преступлений, предусмотренными соответственно ст. 33 ч. 3, ст. 162 ч. 3 п. "в" и ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

В связи с изложенным приговор суда подлежит изменению.

Нельзя согласиться и с доводами Т. о необоснованном осуждении его за хулиганские действия в кафе "Погребок".

Из показаний свидетеля Ш. следует, что Т. в кафе распивал с друзьями принесенную с собой водку. В связи с эти она сделала им замечание и попросила уйти из кафе. После этого дала указание барменше М. не обслуживать их столик и ушла домой.

Из показаний свидетеля М., также оглашенных в судебном заседании, следует, что после ухода Ш., Т. подошел к ней и потребовал убрать их столик, а затем взял без разрешения с прилавка бутылку настойки, которой трижды ударил по кассовому аппарату, повредив его, при этом выражался нецензурной бранью.

В соответствии с актом стоимость ремонтно-восстановительных работ составила 523 рубля.

Оснований не доверять показаниям свидетелей не имеется.

Поэтому Т. обоснованно признан виновным в содеянном, а его действия правильно квалифицированы по ст. 213 ч. 1 УК РФ.

Вместе с тем, в связи с истечением срока давности со дня совершения указанного преступления приговор в части осуждения Т. по ст. 213 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению.

Подлежит отмене приговор и в части осуждения Т. за незаконное приобретение и ношение газового оружия, а также в части осуждения А. за незаконные приобретение, хранение, ношение, перевозку огнестрельного оружия (обреза) в связи добровольной ими выдачей указанного оружия.

Поскольку А. обоснованно признан *** в незаконном приобретении и хранении 350 патронов калибра 5,6 мм, изъятых у него при обыске и которые он добровольно не выдал в отличие от обреза и газового пистолета, то его действия в связи с изложенным подлежат переквалификации со ст. 222 ч. 2 УК РФ на ст. 222 ч. 1 УК РФ как незаконное приобретение и хранение боевых припасов.

Заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, согласно которому А. каким-либо психическим расстройством не страдает и не страдал им в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, вынесенное врачами-психиатрами высшей категории, сомнений не вызывает.

Каких-либо других нарушений закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не допущено.

Несмотря на указанные изменения приговора судебная коллегия не находит оснований для смягчения осужденным наказания, назначенного им с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности.

Руководствуясь ст. 332, ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Воронежского областного суда от 19 октября 1999 года в отношении Т. в части осуждения по ст. 213 ч. 1 УК РФ отменить дело прекратить в связи с истечением срока давности со дня совершения преступления на основании ст. 5 ч. 1 п. 3 УК РСФСР.

Этот же приговор в отношении Т. в части осуждения по ст. 222 ч. 4 УК РФ, а также в отношении А. в части осуждения за незаконные приобретение, хранение, ношение, перевозку огнестрельного оружия (обреза) в связи добровольной выдачей ими указанного оружия на основании примечания к ст. 222 УК РФ ***.

Этот же приговор в отношении Т., А., а также О. изменить

Исключить из приговора осуждение:

- А. и Т. по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

- О. по ст. 33 ч. 3, ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ; ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ;

- А. за совершение убийства, совершенного по найму;

- А. и Т. за убийство, совершенное из корыстных побуждений, а О. - за организацию и пособничество в совершении этого преступления.

Переквалифицировать действия А. со ст. 222 ч. 2 УК РФ на ст. 222 ч. 1 УК РФ, по которой назначить два года шесть месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначить путем частичного сложения окончательное наказание:

- А. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 2 п. "г", ст. 162 ч. 3 п. "в", ст. 222 ч. 1, ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, шестнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества;

- Т. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 3 п. "в", ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, семнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества;

- О. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 33 ч. 3, ст. 162 ч. 3 п. "в", ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, десять лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"