||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 апреля 2002 г. N 3-Д02-14пр

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Истоминой Г.Н. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 22 апреля 2002 года дело по протесту в порядке надзора заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Печорского городского суда Республики Коми от 15 февраля 2000 года, которым

Д., <...>, коми, с образованием 9 классов, холостой, неработавший, несудимый и

Ф., <...>, русский, с образованием 9 классов, холостой, неработавший, несудимый, -

осуждены оба по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ Д. к семи годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества, Ф. к семи годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с Д. и Ф. в пользу М. в возмещение ущерба 264 рубля.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми от 18 апреля 2000 года данный приговор в отношении Ф. оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Коми от 5 декабря 2001 года протест прокурора Республики Коми был оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., прокурора Мамонова Д.А., поддержавшего протест, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда Д. и Ф. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение, как указано в приговоре, при следующих обстоятельствах:

6 октября 1999 года между 19 и 20 часами осужденные, оба в состоянии алкогольного опьянения, в селе Приуральске Печорского района Республики Коми по предварительному сговору между собой с целью завладения чужим имуществом решили напасть на жителя того же села М. Увидев последнего идущим к своему дому с ведром воды, Д. и Ф., распределив роли, догнали его. Ф., обогнав М., схватил его за куртку и ударил головой в лицо, потребовал деньги на водку или бутылку водки. Услышав ответ потерпевшего, что ни того, ни другого у него нет, Ф. стал наносить удары М. кулаками по лицу. Д. в это время пнул по ведру с водой, стал пинать потерпевшего ногой по спине, обшаривал карманы куртки М. Ф. достал из одежды имевшийся у него самодельный нож и замахнулся на М. Реально воспринимая действия Д. и Ф., как опасными для своей жизни и здоровья, М. обеими руками схватился за правую руку Ф., в которой у того был нож, и стал выворачивать ее, звал посторонних лиц на помощь.

Тем временем Д., обнаружив в кармане куртки М. 257 рублей и 2 пачки сигарет "Прима", с похищенным убежал.

М. отобрал у Ф. нож, после чего последний в направлении к Д. скрылся.

М. совместными действиями осужденных были причинены кровоподтеки и ссадины лица, головы, спины, ушибленная рана нижней губы, не причинившие вреда здоровью, и материальный ущерб в размере 264 рублей.

Не оспаривая законность и обоснованность осуждения Д. и Ф. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ, автор протеста просит приговор Печорского городского суда Республики Коми от 15 февраля 2000 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми от 18 апреля 2000 года, постановление президиума Верховного Суда Республики Коми от 5 декабря 2001 года в отношении Д. и Ф. изменить, исключить указание суда о взыскании с осужденных в возмещение ущерба в пользу М. 264 рубля, а в остальном оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит протест обоснованным, а указанные судебные решения в части взыскания с осужденных в пользу потерпевшего 264 рубля подлежащими отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 29 УПК РСФСР лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, вправе, а не обязано при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск.

Гражданский иск может быть предъявлен с момента возбуждения уголовного дела до начала судебного следствия.

Как видно из материалов дела, потерпевший М. ни в ходе предварительного расследования, ни до начала судебного следствия гражданский иск не предъявлял. Более того, при выяснении у него этого вопроса в судебном заседании М. просил суд не взыскивать с подсудимых причиненный ими ему материальный ущерб, заявил, что от иска он отказывается (л.д. 101).

Постановления и определения о признании Д. и Ф. гражданскими ответчиками следствие и суд не выносили и соответственно не разъясняли им прав, предусмотренных ст. 55 УПК РСФСР.

Прокурор в ходе предварительного следствия и до начала судебного следствия гражданский иск в интересах М. не предъявлял.

Только в судебных прениях государственный обвинитель по делу, указав, что "хотя потерпевший отказался от гражданского иска", просил взыскать в пользу М. 264 рубля с подсудимых солидарно.

Постановляя приговор, суд указал, что "гражданский иск прокурора в интересах потерпевшего суд находит подлежащим удовлетворению", тогда как такой иск в установленном законом порядке вообще не предъявлялся. Оснований для предъявления прокурором или поддержания гражданского иска по настоящему делу в интересах М. при наличии указанного волеизъявления последнего по этому вопросу по делу не установлено.

По существу вопрос о возмещении материального ущерба потерпевшему судом разрешен по собственной инициативе.

При наличии допущенных судом первой инстанции нарушений норм уголовно-процессуального закона, касающихся прав осужденных при решении вопроса о взыскании с них в пользу потерпевшего материального ущерба, с утверждениями президиума Верховного Суда Республики Коми о том, что судом правильно решен этот вопрос, согласиться нельзя.

Вместе с тем, согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2001 года "По жалобе гражданки М.Е. Костровой на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 29 УПК РСФСР..." положения части четвертой статьи 29 УПК РСФСР и пункта 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР, как наделяющие суд не свойственным функции правосудия правом в отсутствие предъявленного гражданского иска по собственной инициативе, без выяснения позиций сторон и без соблюдения принципов состязательности разрешить вопрос о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, как аналогичные положениям статей 232, 248, 258, 377, 418 УПК РСФСР, ранее признанным не соответствующими Конституции Российской Федерации, не могут применяться судами.

В связи с изложенным названные судебные решения в части взыскания с Д. и Ф. в возмещение ущерба в пользу М. 264 рублей подлежат отмене.

Руководствуясь ст. ст. 377 - 381 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Печорского городского суда Республики Коми от 15 февраля 2000 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми от 18 апреля 2000 года, постановление президиума Верховного Суда Республики Коми от 5 декабря 2001 года в отношении Д. и Ф. в части взыскания с них в пользу М. в возмещение ущерба 264 рублей отменить, а в остальном данные судебные постановления оставить без изменения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

ИСТОМИНА Г.Е.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"