||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 апреля 2002 г. N 13-Д02пр-4

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Свиридова Ю.А., судей Семенова Н.В. и Талдыкиной Т.Т. рассмотрела в судебном заседании 19 апреля 2002 года

дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г. на приговор Уваровского районного суда Тамбовской области от 11 марта 2001 года, по которому

М., <...>, ранее не судимый,

оправдан по ч. 3 ст. 264 УК РФ, ст. 265 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Постановлено взыскать с М. в пользу П. 10.000 руб.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Тамбовского областного суда от 29 мая 2001 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Тамбовского областного суда от 27 сентября 2001 года протест прокурора оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Семенова Н.В., объяснения М., выступление прокурора Модестовой А.А., поддержавшей доводы протеста,

судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного расследования М. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 264, ст. 265 УК РФ, а именно в том, что 9 июня 1999 года, управляя в состоянии алкогольного опьянения автомашиной ГАЗ-2410, на автодороге Мучкап - Уварово Тамбовской области допустил нарушение п. п. 2.7, 10.1 Правил дорожного движения, совершив наезд на пешехода П.И., который скончался в результате полученных телесных повреждений, при опрокидывании автомашины под его управлением пассажир К. от полученных телесных повреждений умер, здоровью пассажира Р. был причинен тяжкий вред, здоровью пассажира Ш. - вред средней тяжести.

В нарушение требований п. 2.5 Правил дорожного движения М. с места происшествия скрылся.

Оправдывая М., суд указал в приговоре, что органы предварительного расследования не представили неоспоримых доказательств того, что в момент дорожно-транспортного происшествия автомашиной управлял М., а также не опровергли доводы М. о том, что за рулем находился Ш.

В протесте поставлен вопрос об отмене приговора ввиду односторонности и неполноты судебного следствия, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенных нарушений уголовно-процессуального закона. В протесте указывается, что в основу оправдательного приговора суд положил показания М. и потерпевшего Р. в суде о том, что в момент дорожно-транспортного происшествия за рулем автомашины находился потерпевший Ш., однако их показания на предварительном следствии и в суде в этой части противоречивы, оценки их показаниям на предварительном следствии судом не дано. Кроме того, суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетеля Д. о том, что сразу после аварии Р. сообщил ей, что за рулем находился М., а также показаниям свидетеля Б. о том, что к Р. в больницу приходили родители М. и просили его дать показания о том, что за рулем находился Ш., аналогичные показания на следствии давала и свидетель Ч., однако в суде она не была допрошена. Судом не исследовано заключение судебно-медицинской экспертизы о том, что обнаруженные у М. телесные повреждения являются повреждениями, характерными для воздействия выступающих частей салона легкового автомобиля, возможно рулевой колонки и не выяснены причины противоречий между этим заключением и выводами повторной экспертизы о том, что у М. отсутствуют повреждения, характерные для водителей, ходатайство прокурора о вызове в суд эксперта для выяснения этих вопросов отклонено. Не исследован судом и протокол опознания М. потерпевшим П.О., который опознал М. как лицо, управлявшее автомашиной в момент наезда на его брата, поэтому вывод суда о том, что протокол не может являться доказательством является преждевременным и необоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению.

В основу обвинения М. органы предварительного расследования положили показания потерпевшей П. о том, что автомашиной, совершившей наезд на ее сына, управлял мужчина крупного телосложения, аналогичные показания потерпевшего П.О., который также опознал в М. мужчину, управлявшем автомашиной в момент наезда, показания потерпевшего Ш., отрицавшего, что автомашиной в момент наезда управлял он, показания свидетеля Б. о том, что к находившемуся в больнице Р. приходили родители М. и просили Р. дать показания о том, что в момент аварии за рулем автомашины находился Ш., выводы автотехнической, дактилоскопической, судебно-медицинских экспертиз, и в том числе выводы судебно-медицинской экспертизы о механизме образования телесных повреждений, полученных М.

Оправдывая М. за недоказанностью его участия в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 264 УК РФ, ст. 265 УК РФ, суд указал, что органами расследования не представлено неоспоримых доказательств того, что в момент ДТП автомашиной управлял М., не опровергли доводы М. о том, что автомашиной управлял Ш.

Однако, как обоснованно указывается в протесте, такой вывод сделан судом без всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Потерпевшая П. и свидетель П.О. показали, что в момент происшествия за рулем автомашины находился человек крупного телосложения.

На предварительном следствии свидетель П.О. опознал М. по внешнему виду как лицо, находившееся в момент наезда за рулем автомашины.

Признавая протокол опознания М. недопустимым доказательством, суд сослался, в том числе, на нарушения следствием требований ст. ст. 164, 165 УПК РСФСР.

Однако, делая такой вывод, суд не в полной мере исследовал обстоятельства, при которых производилось опознание, не допросил присутствовавших на этом следственном действии понятых, а также педагога.

Отвергая показания свидетеля Б. о том, что в больницу к Р. 11 июня 1999 года приходили родители М. и просили его дать показания о том, что за рулем автомашины находился Ш., суд указал, что Р. по обстоятельствам дела был допрошен 10 июня 1999 года и тогда же дал показания, что за рулем автомашины находился Ш.

Между тем, на предварительном следствии аналогичные показания дала свидетель Ч., однако судом она не допрошена, ее показания не исследованы и не получили оценки.

Не допрошена судом и свидетель Д., бабушка потерпевшего П.И., из показаний которой на предварительном следствии видно, что около 9 час. утра 10 июня 1999 года она приехала в больницу к внуку, в палате с ним находился Р., который на ее вопрос о том, кто находился за рулем автомашины, ответил, что М.

Первоначальный допрос Р., как видно из дела, проводился 10 июня 1999 года с 15 час. 15 мин. до 16 час., т.е. после посещения Д. больницы, однако это обстоятельство судом не исследовано и не получило оценки.

Не исследованы судом и показания на предварительном следствии свидетеля К., который показывал, что, когда он подошел к лежавшей на правом боку автомашине "Волга", то увидел, что в районе передней правой и задней правой дверей один на другом лежали два мужчины, мужчина крупного телосложения в возрасте примерно 35 лет лежал на мужчине среднего телосложения, он вытащил крупного мужчину через переднее лобовое стекло, второго мужчину достали через заднее лобовое стекло. В салоне находился еще один мужчина в возрасте 50 лет, ему помогли выбраться через заднее стекло.

Как обоснованно указывается в протесте, не дал суд и оценки противоречиям в выводах судебно-медицинских экспертиз о механизме образования телесных повреждений у М.

Так, согласно выводам судебно-медицинской экспертизы, проведенной на предварительном следствии, кровоподтеки на передней поверхности грудной клетки и передней поверхности плеча у М. являются повреждениями, характерными для воздействия выступающих частей салона легкового автомобиля, возможно рулевой колонки (л.д. 190 - 191).

Дополнительная судебно-медицинская экспертиза, назначенная судом, пришла к выводу о том, что у М. отсутствуют повреждения, характерные для водителей автомобиля (л.д. 522 - 533).

Суд, огласив заключение дополнительной экспертизы, заключение первичной экспертизы не исследовал, отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о вызове в суд экспертов для выяснения причин противоречий в выводах экспертиз.

При таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суду надлежит полно, объективно и всесторонне исследовать материалы дела и принять обоснованное и законное решение.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Уваровского районного суда Тамбовской области от 11 марта 2001 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Тамбовского областного суда от 29 мая 2001 года и постановление президиума Тамбовского областного суда от 27 сентября 2001 года в отношении М. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"