||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 апреля 2002 г. N 48-о02-34

 

Председательствующий: Кунин Б.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего: Свиридова Ю.А.

судей: Мезенцева А.К. и Червоткина А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 19 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных П., С., П.С., К., Д., Х., П.В., П.П., адвокатов Заднепрянского А.В., Классен А.Н., Павловича О.В., Терентьева С.В., Морозовой Н.А., на приговор Челябинского областного суда от 21 июня 2001 года, которым

П., <...>, судимый:

1. 22 апреля 1980 года по ст. ст. 191-1 ч. 2, 206 ч. 2, 146 ч. 2 п. п. "а", "д" УК РСФСР к 12 годам лишения свободы, освобожден 23 января 1992 года по окончанию срока;

2. 12 мая 1999 года по ст. ст. 33 ч. 4, 285 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

осужден по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР (в редакции Закона от 01.07.94 года) к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 40 УК РСФСР по совокупности путем частичного сложения наказаний к отбытию П. назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

По ст. ст. 77, 218 ч. 1, 102 п. п. "а", "н", 224 ч. 3 УК РСФСР; по ст. ст. 116, 209 ч. 1, 210 ч. 1, 228 ч. 3 п. "б", 160 ч. 3 п. п. "а", "б", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "к", "н", 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "к", "н", 327 ч. 1, 126 ч. 3, 127 ч. 3, 163 ч. 3 п. п. "а", "б", 112 ч. 2 п. "г", 222 ч. 3, 223 ч. 3 УК РФ П. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

С., <...>, несудимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности путем частичного сложения к отбытию С. назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 218 ч. 1, 102 п. п. "а", "н", 15 ч. 1, 2, 102 п. п. "а", "и", "н", 77 УК РСФСР; по ст. ст. 223 ч. 3, 209 ч. 2, 210 ч. 2 УК РФ С. оправдан за отсутствием состава преступления.

П.С., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР к 9 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ к 10 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности путем частичного сложения к отбытию П.С. назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 77, 15 ч. 1, 2, 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР; по ст. ст. 209 ч. 2, 210 ч. 2, 223 ч. 3 УК РФ П.С. оправдан за отсутствием состава преступления.

К., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР к 9 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ к 12 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ к 20 годам лишения свободы, по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно к отбытию К. назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 15 ч. 1, 2, 102 п. п. "а", "и", "н", 77 УК РСФСР; по ст. ст. 209 ч. 2, 210 ч. 2, 223 ч. 3 УК РФ К. оправдан за отсутствием состава преступления.

На основании ст. 97 УК РФ К. назначено принудительное лечение от алкоголизма.

Д., <...>, судимый:

1. 30 сентября 1992 года по ст. ст. 103, 218 ч. 1 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы. Определением Верховного Суда РФ от 30 мая 1996 года содеянное со ст. 103 УК РСФСР переквалифицировано на ст. 104 УК РСФСР, наказание снижено до 5 лет лишения свободы. Освобожден 29 января 1997 года по окончании срока, -

осужден по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы, с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 127 ч. 3, 210 ч. 2 УК РФ Д. оправдан за отсутствием в содеянном состава преступления.

Х., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию Х. назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 126 ч. 3 п. "а", 112 ч. 2 п. "г", 210 ч. 2 УК РФ Х. оправдан за отсутствием состава преступления.

П.В., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ст. 327 ч. 3 УК РФ к исправительным работам сроком на 2 года

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения П.В. назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 126 ч. 3 п. "а", 112 ч. 2 п. "г", 159 ч. 3 п. п. "а", "б", 327 ч. ч. 1, 2, 210 ч. 2 УК РФ П.В. оправдан.

П.П., <...>, судимый:

1. 18 июня 1990 года по ст. ст. 90 ч. 2, 145 ч. 2 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 15 декабря 1995 года по окончанию срока, -

осужден по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д" УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ст. 309 ч. 4 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения П.П. назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 112 ч. 2 п. "г", 327 ч. ч. 1, 2, 126 ч. 3, 127 ч. 3, 163 ч. 3 п. п. "а", "б", 159 ч. 3 п. п. "а", "б", 210 ч. 2 УК РФ П.П. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Л., <...>, судимый:

1. 30 апреля 1998 года по ст. 318 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. От наказания освобожден на основании п. 6 Постановления Государственной Думы РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии...", -

осужден по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности путем частичного сложения назначено Л. 6 лет лишения свободы условно в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 5 лет. Возложена обязанность не менять место жительства и работы без уведомления соответствующего государственного органа.

По ст. ст. 209 ч. 2, 210 ч. 2, 223 ч. 3 УК РФ Л. оправдан за отсутствием состава преступления.

Т., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 4 года.

По ст. ст. 127 ч. 3, 210 ч. 2 УК РФ Т. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Приговор в отношении Л. и Т. не обжалован и не опротестован, дело этой части рассмотрено в соответствии со ст. 332 УПК РСФСР.

Постановлено взыскать:

- с К., П.С., С. по 50000 руб. в пользу Х. в счет компенсации морального вреда;

- с К., П.С., С. по 40000 руб. в пользу Р. в счет компенсации морального вреда;

- с К., П.С., С. по 40000 руб. в пользу Ж. в счет компенсации морального вреда.;

- с К. и П.С. по 60000 руб. в пользу С.С. в счет компенсации морального вреда.

Этим же приговором осуждены В., М., У., К.Д., С.Ю., С.О., оправдан Р.С., в отношении которых приговор не опротестован и не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., объяснения осужденных П.В. и С., адвокатов Суслову З.В., Заднепрянского А.В., поддержавших жалобы, заключение прокурора Ерохина И.И., полагавшего действия С., П.С. и Л. по эпизодам приготовления к убийству и убийства потерпевших Ж., Р., З. квалифицировать как пособничество в указанных преступлениях, действия П.В. и Х. по эпизоду в отношении З.Ю. с вымогательства переквалифицировать на самоуправство, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. осужден за вымогательство по предварительному сговору группой лиц, под угрозой убийства, повторно; грабеж в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья.

С. осужден за приготовление к убийству - умышленному причинению смерти двум или более лицам в связи с осуществлением ими служебной деятельности, группой лиц по предварительному сговору, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму; убийство - умышленное причинение смерти двум и более лицам, потерпевшим Ж., Р., З.В. группой лиц по предварительному сговору, в связи с осуществлением ими служебной деятельности, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму, неоднократно; незаконное приобретение, перевозку, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору; незаконное приобретение, хранение, перевозку, ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, группой лиц по предварительному сговору;

П.С. осужден за умышленное убийство потерпевшего С.В. группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений; ношение огнестрельного оружия и боеприпасов без соответствующего разрешения; приготовление к убийству - умышленному причинению смерти двум или более лицам, в связи с осуществлением служебной деятельности, группой лиц по предварительному сговору, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму, неоднократно; убийство - умышленное причинение смерти двум и более лицам, потерпевшим Ж., Р., З.В. в связи с осуществлением ими служебной деятельности, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму; незаконное приобретение, ношение, перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору, неоднократно; незаконное приобретение, передачу, хранение взрывчатых веществ или взрывных устройств, группой лиц по предварительному сговору.

К. осужден за умышленное убийство потерпевшего С.В. группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений; ношение огнестрельного оружия и боеприпасов без соответствующего разрешения; приготовление к убийству - умышленному причинению смерти двум и более лицам в связи с осуществлением ими служебной деятельности, группой лиц по предварительному сговору, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму, неоднократно; убийство - умышленное причинение смерти двум и более лицам, потерпевшим Ж., Р., З.В. в связи с осуществлением ими служебной деятельности, группой лиц по предварительному сговору, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму, неоднократно; незаконное приобретение, перевозку, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору, неоднократно; незаконное приобретение, передачу, хранение взрывчатых веществ и взрывных устройств, группой лиц по предварительному сговору; незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических веществ, в крупном размере.

Д. осужден за грабеж в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Х. осужден за вымогательство в целях получения имущества в крупном размере под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору; мошенничество в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору; незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, группой лиц по предварительному сговору.

П.В. осужден за вымогательство группой лиц по предварительному сговору, под угрозой применения насилия, в целях получения имущества в крупном размере; незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, группой лиц по предварительному сговору; использование заведомо подложного документа.

П.П. осужден за грабеж, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, с причинением значительного ущерба; принуждение свидетеля или потерпевшего к даче ложных показаний или к уклонению от дачи показаний, с применением насилия опасного для жизни и здоровья.

Л. осужден за приготовление к убийству - умышленному причинению смерти двум и более лицам в связи с осуществлением ими служебной деятельности, группой лиц по предварительному сговору, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму; незаконное приобретение, перевозку, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.

Т. осужден за совершение грабежа в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Преступления совершены в 1994 - 1999 годах в гор. Челябинске и Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании П., С., П.С., Д., Х., П.В., П.П., Л., Т. свою вину не признали, К. виновным себя признал частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный П. просит приговор отменить, дело производством прекратить; он ссылается на то, что вымогательства по предварительному сговору с Н. не совершал, впервые увидел потерпевшего Б. в суде, денег с него не требовал и никому этого не поручал; в части осуждения по ст. 161 ч. 3 УК РФ осужденный утверждает, что цели хищения джипа "Ниссан-Патрол" не имел, указывает на то, что не установлена истинная стоимость данного автомобиля, полагая, что свыше 40 млн. руб. он стоить не мог.

- адвокат Заднепрянский А.В. в кассационной жалобе с приговором не согласен, полагая, что по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР вина П. не доказана, а по ст. 161 ч. 3 УК РФ действия осужденного квалифицированы неправильно; в дополнительной жалобе адвокат просит приговор в отношении П. отменить, а дело производством прекратить - по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР в связи с отсутствием доказательств виновности; по мнению адвоката, приговор постановлен на доказательствах, добытых в ходе расследования, имеющих существенные противоречия; потерпевший Б. показал, что все разговоры с ним о выплате денег вел Н., осужденного потерпевший видел только один раз, П. накричал на него; в жалобе указывается на противоречия в показаниях потерпевшего и свидетеля К.И., оспариваются ссылки на показания потерпевшего относительно некоего преступного авторитета П.; в части осуждения по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ адвокат ссылается на то, что к моменту появления П. Т. и Д. уже завладели автомобилем и преступление было окончено; оспаривается корыстный мотив в содеянном и умысел П. на обращение автомашины в свою собственность; в жалобе указывается, что показания потерпевших в суде были оглашены без достаточных оснований, очные ставки на следствии не проводились, ставится под сомнение обоснованность оценки автомашины потерпевшего.

- осужденный С. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней, полагает, что приговор суда является незаконным и необоснованным, по ст. ст. 222 ч. 2, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ он должен быть оправдан, в связи с этим является неправомерным взыскание с него компенсации морального вреда; он полагает, что приговор постановлен на показаниях осужденных К., П., Л., данных в ходе предварительного расследования, имеющих существенные противоречия, которые не получили надлежащей оценки; С. считает, что в отношении К. применялись недозволенные методы, кроме того, в жалобе утверждается, что анализ показаний осужденных, свидетелей и всей совокупности доказательств, на которых основан приговор, не позволяет сделать вывод о причастности С. к преступлениям, которые вменяются ему в вину; как утверждает С., в момент убийства потерпевших он находился в другом месте, о чем подтвердили свидетели Ш. и Р.В., однако показания указанных свидетелей не получили надлежащей оценки; С. считает, что не доказан мотив преступления, в котором он обвиняется, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, осужденные и свидетели в судебном заседании не дали уличающих его показаний; в жалобе приводится подробный анализ приговора, показаний осужденных на следствии и в суде; С. не оспаривает свою вину по ст. 222 ч. 2 УК РФ в части приобретения, хранения, ношения гранаты и патронов калибра 7,62 мм, ставит вопрос о назначении наказания в пределах санкции указанной статьи; он просит учесть совокупность смягчающих обстоятельств: его положительные характеристики, наличие на иждивении малолетней дочери, страдающей тяжелым заболеванием, состояние здоровья самого осужденного, его продолжительное содержание под стражей; С. ссылается на то, что фактически он был задержан 23 октября 1997 года, однако срок лишения свободы ему ошибочно исчислен с 24.10.97 г.

- адвокат Павлович О.В. в кассационной жалобе просит приговор в отношении С. изменить, уголовное дело в части обвинения его по ст. 105 ч. 2 УК РФ прекратить; в дополнительной жалобе адвокат ставит вопрос об отмене приговора в части осуждения С. по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ; по мнению адвоката, выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании; указывается, что на следствии К. утверждал, что к месту убийства его подвозил некий "Евгений", однако очных ставок между осужденными не проводилось, С. для опознания никому не предъявлялся; адвокат считает, что суд безосновательно отверг показания свидетелей Р.В. и Ш. относительно алиби С., не дано оценки тому обстоятельству, что у последнего не имелось во владении автомобиля ВАЗ-2108 вишневого цвета, не подтвержден корыстный мотив в действиях, которые вменяются в вину С.; в жалобе указывается, что при назначении меры наказания суд не учел в полной мере, что ранее С. не судим, положительно характеризуется, имеет на иждивении ребенка.

- осужденный П.С. просит приговор изменить исключить его осуждение по ст. 102 УК РСФСР по эпизоду убийства С.В. в гор. Троицке; он считает, что приговор в данной части постановлен на доказательствах, добытых в ходе расследования с процессуальными нарушениями, он не всегда был обеспечен адвокатом, опознания с участием свидетеля Ч. проведены с нарушениями, свидетель М. в суде не допрошен.

- осужденный К. в кассационной жалобе с приговором не согласен, просит его отменить, дело направить для производства дополнительного расследования; свою вину К. признает только в части осуждения по ст. 222 ч. 1 УК РФ; в дополнениях к кассационной жалобе осужденный ставит вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение в ином составе судей; К. ссылается на то, что в судебном заседании он свою вину не признал, а на следствии давал признательные показания в связи с применением недозволенных методов; вместе с тем, осуждение по ст. 222 ч. 1 УК РФ в части приобретения и хранения взрывчатого вещества К. не оспаривает; он утверждает, что в ходе расследования применялись недозволенные методы, нарушения ст. ст. 49, 50, 201, 342, 345 УПК РСФСР, нарушалось его право на защиту.

- осужденный Д. с приговором не согласен, полагая, что осужден несправедливо, просит тщательно разобраться в обстоятельствах дела, принять обоснованное решение и освободить его из-под стражи; он ссылается на то, что не на всех его допросах присутствовал адвокат, ходатайства осужденного о проведении очных ставок необоснованно отклонялись, потерпевшие в суде не были допрошены, экспертизы по определению стоимости автомашины потерпевшего не проводилось; Д. утверждает, что действий, предусмотренных ст. 161 УК РФ он не совершал, опасности для потерпевших не представлял, обстоятельства дела не получили в суде надлежащей оценки.

- адвокат Морозова Н.А. в кассационной жалобе просит приговор в отношении Д. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе судей; в дополнениях к жалобе ставится вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу; по мнению адвоката, приговор постановлен на противоречивых доказательствах, добытых в ходе расследования, в судебном заседании потерпевшие не были допрошены, утверждения осужденного о своей невиновности не опровергнуты.

- осужденный Х. с приговором не согласен, полагая, что осужден необоснованно; он ссылается на то, что по эпизоду вымогательства и незаконного лишения свободы приговор постановлен на показаниях потерпевшего З.Ю. в ходе расследования, однако он в суде не был допрошен; в жалобе утверждается, что в судебном заседании не исследован вопрос о наличии у З.Ю. долга птицефабрике "Сосновская", действия последнего носили криминальный характер; относительно эпизода хищения сигарет Х. утверждает, что выводы о его виновности основаны на показаниях свидетеля Ж.К. на следствии, полученных с применением недозволенных методов.

- адвокат Терентьев С.В. в кассационной жалобе просит приговор в отношении Х. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение; утверждается о нарушениях ст. ст. 342 - 346 УПК РСФСР, адвокат полагает, что из показаний потерпевшего З.Ю., свидетелей К.А., З.О., Щ., данных в ходе расследования нельзя сделать вывода о виновности осужденного в вымогательстве и лишении человека свободы, кроме того, указанные лица в суде не были допрошены, а свидетели Я. и Е. показали, что сам З.Ю. склонен к мошенничеству; адвокат считает, что З.Ю. имел возможность покинуть гостиничный номер, где он находился; вина осужденного по эпизоду мошенничества основана на показаниях свидетеля Ж.К. в ходе расследования, от которых тот в суде отказался; в дополнительной жалобе ставится вопрос об отмене приговора и прекращении производства по делу; по мнению адвоката, выводы о виновности осужденного не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; утверждается, что потерпевший З.Ю., свидетели З.О., К.А., Щ., на показаниях которых постановлен приговор, не уличали Х. в преступлениях, в гостинице никто З.Ю. не удерживал, денег у него не вымогали, речь шла об урегулировании вопросов с долгами ЗАО "Равис"; относительно осуждения по эпизоду хищения сигарет ЗАО "Незабудка", то приговор постановлен на показаниях свидетеля Ж.К. на следствии, полученных с процессуальными нарушениями допускались нарушения при проведении очных ставок, ст. 51 Конституции РФ в ходе расследования осужденному не разъяснялась, в отношении У. применялись недозволенные методы, свидетели А., М., О., Р.Б. не уличали Х. в совершении преступлений.

- осужденный П.В. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней с осуждением его по ст. ст. 163 ч. 3 п. "б", 127 ч. 2 п. "а" УК РФ не согласен, просит приговор в этой части отменить, дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления; он ссылается на односторонность судебного следствия и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушения уголовно-процессуального закона, его права на защиту; П.В. указывает на то, что вел переговоры с З.Ю. относительно долга, который имелся у потерпевшего перед птицефабрикой "Сосновская", при этом осужденный утверждает, что имел надлежащие полномочия от руководства птицефабрики; П.В. указывает, что в суде не были допрошены свидетели, показания которых имели существенное значение для принятия обоснованного решения, в приговоре не приведены мотивы, по которым были отвергнуты доводы осужденного и защиты; осужденный ссылается на то, что состав вымогательства в его действиях отсутствует, не приведено убедительных доказательств о том, что З.Ю. был лишен свободы и П.В. к этому причастен; в жалобе и в дополнениях к ней приводятся расчеты и доводы о том, что и на 8 июня 1999 г. З.Ю. имел задолженность перед фабрикой в размере 93 млн. 686 тыс. руб.; одновременно осужденный просит учесть его положительные характеристики, наличие на иждивении двоих малолетних детей, престарелых родителей, его состояние здоровья.

- адвокат Классен А.Н. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор по ст. ст. 163 ч. 3 п. "б", 127 ч. 2 п. "а", 327 ч. 3 УК РФ в отношении П.В. отменить, дело производством прекратить по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2, 3 ст. 342 УПК РСФСР; в жалобе указывается на то, что П.В. обратился с предложением к З.Ю. выплатить задолженность птицефабрике "Сосновская" в сумме 100000 руб., действовал по поручению директора птицефабрики, в содеянном осужденным отсутствует состав вымогательства; по мнению адвоката, в приговоре не приведено бесспорных доказательств того, что в гостинице, куда З.Ю. приехал с осужденными, потерпевший был лишен свободы, указывается, что показания З.Ю. о его похищении признаны судом ложными; адвокат ссылается на то, что в судебном заседании потерпевший З.Ю. и свидетели, на показаниях которых основан приговор, в судебном заседании не допрошены; адвокат считает, что не нашла своего подтверждения вина П.В. в использовании заведомо подложного документа, в судебном заседании свидетель Е. показывал, что осужденный при задержании предъявил свои документы, эти показания не получили надлежащей оценки.

- осужденный П.П. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней просит приговор отменить, дело производством превратить, полагая, что вина его не доказана, задержан он за преступления, которые не совершал; в жалобах утверждается, что при возбуждении и расследовании настоящего дела допускались нарушения уголовно-процессуального закона, в деле не содержится сведений о времени возбуждения дела, ходатайства осужденного о проверке его доводов судом безосновательно отклонялись, освидетельствование потерпевшего и судебно-медицинская экспертиза также проведены с нарушениями; П.П. ссылается на то, что в судебном заседании И. заявил, что никто у него автомашину не забирал, кроме показаний потерпевшего на предварительном следствии каких-либо доказательств, свидетельствующих о виновности осужденного не представлено, доводы осужденного о его невиновности не опровергнуты.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах, судебная коллегия находит приговор в отношении П., С., П.С., К., Л., Д., Т., Х., П.В. подлежащим изменению.

Вина осужденных в содеянном подтверждена совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами опознания, обыска, очных ставок, изъятия вещественных доказательств, осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, баллистических, химической, технико-криминалистической, судебно-психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о невиновности осужденных судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В частности, по эпизоду вымогательства, вмененного П., вина последнего подтверждена директором ИЧП "Катерина" - потерпевшим Б., который в ходе расследования и в суде последовательно показывал, что Н. и П. требовали с него крупные суммы денег за предоставление "крыши", в случае отказа угрожали расправой, убийством, поджогом. Из показаний потерпевшего следует, что его заместитель К.И. выплатил вымогателям в три приема 12, 16 и 20 миллионов рублей.

Свидетель К.И. показал, что Н. и П. друзья с детства. Действительно, Н. предлагал Б. "объединиться" с ТОО "Круг", фактическим владельцем которого являлся П., но потерпевший отказался. Подтвердил К.И. и то, что Н. предлагал Б. пойти под "крышу" П. К.И. показал, что по просьбе Б. передавал Н. пакет с деньгами, от потерпевшего ему известно, что последний и сам передавал вымогателям крупные суммы денег, кроме того, люди П. забирали часть продукции предприятия. Из показаний К.И. следует, что он ездил с потерпевшим в офис К П., последний ругал Б., обзывал его.

Бухгалтер предприятия К.Т. показала, что ее знакомая Я. говорила, что Б. все равно "работать не дадут".

Оснований полагать, что потерпевший и свидетели П. оговорили, у суда не имелось. Противоречий в показаниях потерпевшего и свидетелей, которые ставили бы под сомнение выводы в приговоре о виновности осужденного, не усматривается.

По эпизодам убийства потерпевшего С.В., приготовления к убийству и убийства потерпевших Ж., Р., З. вина осужденных подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, первоначально в судебном заседании К. и П.С. свою вину в совершении указанных убийств не отрицали, убедительных аргументов в связи с последующим изменением показаний осужденными не приведено.

В ходе предварительного расследования, допрошенные неоднократно с соблюдением процессуальных положений, после разъяснения ст. 51 Конституции РФ, в том числе с участием адвокатов, К. и П. давали неоднократные показания об обстоятельствах, при которых они совместно совершили убийство С.В., признавали вину и по эпизоду убийства потерпевших Ж., Р., З.

Так, К. показывал, что действительно они с П. ездили в гор. Троицк, оба стреляли в потерпевшего из пистолетов. П.С. обещал, что за данное убийство им заплатят, К. полагал, что "заказ" на убийство исходил от З., к которому он после данного убийства был принят на работу.

Из показаний П.С. на следствии следует, что убийство было совершено по заданию З., который передал П.С. пистолеты, оба осужденных стреляли в потерпевшего.

Свидетель Ч. подтвердил, что перед убийством потерпевшего к нему в сторожку заходили двое мужчин, у одного в кармане был пистолет. Данного мужчину свидетель опознал по фотографии, им был К.

Свидетель М.Д. показал, что незадолго до убийства мимо прошли двое мужчин, посмотрели на них и зашли в контору, следом в помещение зашел и потерпевший, послышались выстрелы, С.В. выбежал на улицу, указанные мужчины - за ним, в руке у одного из них пистолет. Этого мужчину свидетель опознал по фотографии - им был К. На улице преступники произвели еще несколько выстрелов.

Установлено, что смерть потерпевшего С.В. наступила в результате сквозных огнестрельных ранений с повреждением сердца, легких, желудка, печени.

Обнаруженные на месте преступления гильзы являются пистолетными, стреляны из двух экземпляров огнестрельного оружия, вероятнее всего, из самодельных пистолетов, переделанных из газовых. Изъятые по делу пули также стреляны из двух экземпляров оружия.

В ходе расследования К. дал показания, из которых следует, что убийство работников пивзавода совершено по заданию З. 26 мая 1997 года с П.С. в складе на базе взяли автомат, предполагалось, что П.С. подаст ему сигнал о приближении автомашины с потерпевшими. Ждали автомашину потерпевших на повороте, но не совершив убийства, вернулись на базу.

Как следует из показаний К., на следующий день к месту преступления их привез Евгений (С.). К. достал из сумки автомат, сумку передал П.С., последний ушел на условленное место, откуда спустя некоторое время подал сигнал.

Когда автомашина ГАЗ-24 поравнялась с ним, К. произвел очередь по машине, а после того, как она юзом пошла в кусты - дал по ней вторую очередь из автомата. С места преступления его также отвез С.

П.С. в ходе расследования признавал, что указанное убийство совершено по заданию З. Увидев, что проезжающая автомашина ВАЗ-2108 или 2109 красного цвета подает фарами условленный сигнал, он в свою очередь подал сигнал К., со стороны которого вскоре послышались выстрелы. Сумку, в которой они привезли автомат, П.С. выбросил. Позднее П.С. за данное убийство получил 3 миллиона руб.

Из показаний Л. на следствии следует, что 26 мая 1997 года он действительно по указанию З. привоз К. и П.С. раньше обычного на территорию "Челябоблмебельбыт", а затем к пивзаводу, у последних была сумка, которую они вынесли из гаража. У пивзавода К. и П.С. с данной сумкой или свертком вышли, а спустя некоторое время мимо них проехал в автомашине цвета "спелая вишня" с включенными фарами С. После этого он привез К. и П.С. на фабрику.

На следующий день З. уехал на машине, заявив, что не вернется. Утром 28 мая 1997 года, узнав о совершенном преступлении, Л. понял, что их действия 26 мая были подготовкой к убийству.

В соответствии с требованиями ст. 314 УПК РСФСР суд правильно положил в основу приговора в части убийства потерпевших С.В., Ж., Р., З. показания в ходе расследования осужденных К., П.С. и Л., поскольку они последовательны, согласуются между собой, с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

В ходе расследования З. показал, что действительно он был заинтересован в устранении заместителя директора пивзавода З.В., убийство которого поручил К. и П.С. После совершенного убийства выплатил им частями 25 - 30 млн. рублей, в детали преступления не вникал. Из материалов дела следует, что К., Л., П.С., С. З. хорошо знал.

Из показаний свидетелей С.Л., И., М., У. следует, что они были очевидцами расстрела К. автомашины с потерпевшими. Приметы преступника, о которых показали указанные свидетели, совпадают с приметами К.

Установлено, что смерть потерпевших Ж., Р., З. наступила в результате пулевых огнестрельных ранений с повреждениями жизненно важных органов.

При осмотре места происшествия были обнаружены автоматные гильзы калибра 5, 45 мм, фрагменты и сердечники пуль. Гильзы и пули стреляны из одного экземпляра автомата Калашникова АК-74 или его модификации.

В ходе обыска в складском помещении АО "Челябоблмебельбыт", директором которого являлся З., были обнаружены автомат АК, магазин к автомату с патронами, пистолет ПМ с магазином, два компенсатора к автомату.

На следствии К. и П.С. показывали, что именно из этого помещения они брали автомат с патронами. С этим оружием они приезжали к месту преступления 26 мая 1997 года на автомашине под управлением Л. и 27 мая 1997 года на автомашине под управлением С.

Из анализа фактических обстоятельств дела, показаний осужденных и свидетелей следует бесспорный вывод о том, что как 26, так и 27 мая 1997 года С. оказал пособничество К. в приготовлении, а затем и в совершении убийства потерпевших. Согласно договоренности, первоначально С. подавал условленный сигнал соучастникам преступления, на следующий день подвозил к месту убийства К. и П.С. с автоматом, а после преступления увез К. на базу.

Доводы в жалобах о том, что 26 мая 1997 года осужденные "отказались" от совершения преступления судебная коллегия находит несостоятельными, они опровергаются анализом фактических обстоятельств дела, показаний самих осужденных, последующим развитием событий.

Противоречий в показаниях осужденных, на которых основаны выводы о их виновности, ставящих под сомнение обоснованность приговора, судебная коллегия не усматривает.

Несостоятельными являются ссылки в жалобах о применении в отношении осужденных недозволенных методов, поскольку свою вину К. и П.С. признавали, в том числе и с участием адвокатов, что исключает оказание какого-либо давления.

Проверялись и опровергнуты доводы С. о том, что в момент убийства потерпевших он находился в другом районе города с Ш. и Р.В.

Надуманными являются ссылки в жалобах, что показывая об участии в преступлении "Евгения", К. имел в виду не С., а какое-то неизвестное лицо.

Утверждения С. об отсутствии у него в указанное время в собственности автомобиля ВАЗ-2108 или 2109 красного цвета не могут свидетельствовать о его невиновности.

Из материалов дела следует, что к моменту расстрела потерпевших автомашина ВАЗ, подававшая условленный сигнал, уже скрылась с места преступления. При таких обстоятельствах беспочвенными являются указания С. о том, что свидетели С.Л., И., М., У., явившиеся очевидцами убийства, не видели данной автомашины.

По эпизоду завладения автомашиной потерпевшего М.Н. вина осужденных П., Т. и Д. подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В судебном заседании Т. и Д. показали, что никакого насилия и угроз в адрес потерпевших с их стороны не имело места. Поскольку у потерпевших была неисправна автомашина, попросили П. оказать помощь, последний поручил своему водителю увезти потерпевших до Уфы. Т. ссылался на то, что он решил "оказать помощь в ремонте" автомашины, которую оставили в Челябинске. Эти доводы выдвигал в судебном заседании и Д.

Вместе с тем, потерпевший М.Т. в ходе расследования неоднократно давал показания, из которых следует, что П., Д. и Т. под угрозой насилия завладели его автомобилем "Ниссан-Патрол".

Потерпевший пояснил, что осужденные стали обвинять его в том, что он является сутенером Б.А. и Ю., которые "работают по клофелину". Как показал потерпевший, П. неоднократно куда-то звонил, якобы потерпевшим от клофелинщиц, пригрозив, что если их опознают, то им придется "купаться в реке Сим". П. заявил, что их отвезут в Уфу, а автомашину заберут. Д. забрал у него ключи и документы от автомашины. На автомашине "Мерседес" их отвезли в Уфу. Спустя две недели потерпевшему сообщили из милиции, что его машина найдена в исправном состоянии, машину М.Т. оценил в 100 млн. руб. Вина осужденных по данному эпизоду подтверждена Б.А. и Ю., которые показали, что их обвинили, как "клофелинщиц", П. спрашивал, кто из "блатных" может за них поручиться, заявил, что автомашину у них забирают.

Свидетель В.В. - работник УОП, показал, что получив от потерпевших данные об осужденных, они установили за последними наблюдение, после чего те вернули автомашину потерпевшего к гостинице, откуда она была изъята.

Оснований полагать, что потерпевший М.Т. и свидетели осужденных оговорили, у суда не имелось. Доводы осужденных относительно якобы неисправности автомашины потерпевшего, в связи с чем она была оставлена в Челябинске, судом проверялись и признаны несостоятельными.

По эпизоду в отношении потерпевшего З.Ю. П.В. показал, что действительно по просьбе работника Сосновской птицефабрики П.А., он ездил с последним к З.Ю., чтобы урегулировать вопросы с долгами последнего фабрике. Для разрешения вопросов администрацией птицефабрики ему была оформлена соответствующая доверенность. Очередная поездка состоялась 9 октября 1997 года автомашине с Х. В целях "сверки документов" они привезли З.Ю. из Кургана в г. Челябинск, отвезли в гостиницу, где на следующий день сверяли документы. З.Ю. свои долги фабрике признал и пообещал их погасить.

Х., показав об обстоятельствах данной поездки, утверждал что никто угроз в адрес потерпевшего не высказывал, вдвоем с потерпевшим они в гостинице пили пиво.

Вместе с тем из показаний потерпевшего З.Ю. следует, что действительно он заключал договор на поставку фуражного зерна с представителем Сосновской птицефабрики П.А., полностью расплатился по договору, никаких претензий со стороны фабрики к нему не было. В октябре - ноябре 1997 года к З.Ю. приехал П.А. с двумя мужчинами, заявил, что потерпевший должен им 100 млн. руб. После того, как они разобрались, оказалось, что никакого долга фабрике у З.Ю. нет, наоборот П.А. сам был должен ему.

Спустя несколько дней на улице его остановили трое парней, вышедших из микроавтобуса "Мерседес", предъявили красные удостоверения, взяли под руки и посадили в микроавтобус. Из показаний потерпевшего следует, что одним из парней был П.В., он приезжал к потерпевшему и раньше с П.А. Во время поездки осужденный и другие парни заявили, что он должен им 100 млн. руб., в случае неуплаты обещали повесить его вниз головой, сломать позвоночник. После того, как П.А. пообещал на следующий день представить необходимые документы, потерпевшего увезли в какой-то офис не разрешали позвонить, затем перевезли в гостиницу "Турист". Удерживающие его люди вели себя жестко и профессионально, дважды обыскали.

Из показаний потерпевшего следует, что в гостинице его охранял Х., возможности уйти из номера не имелось.

Утром потерпевшего увезли на главпочтамт, куда приехал и П.А. с документами, но к единому выводу о том, кто кому должен, не пришли. Затем З.Ю. отвезли на вокзал, купили билет до Кургана, П.В. предупредил, что в случае неуплаты до 1 января 1998 года 100 млн. руб. потерпевший будет должен уже 150 млн. руб. Позднее П.В. дважды звонил ему, напоминал о долге, предупреждал, чтобы тот "думал".

Оснований сомневаться в достоверности показаний З.Ю. у суда не имелось, они последовательны, согласуются с фактическими обстоятельствами по делу и подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Х. З.Ю. опознал по фотографии. Из показаний жены потерпевшего - З.О. следует, что муж рассказывал ей о претензиях П.А. относительно долга, которого у потерпевшего фактически не имелось.

Свидетель З.В. показала, что со слов отца ей известно, что какие-то бандиты увезли его в Челябинск, требовали деньги.

Свидетель Щ. - заместитель З.Ю. показал, что долгов у них перед птицефабрикой не имелось. Действительно, в один из дней осенью 1997 года потерпевший звонил ему, просил передать документы, чувствовалось, что был напуган. Позднее потерпевший рассказал, что П.А. с ребятами увезли его в Челябинск, требовали 100 млн. руб., предупредив, что в случае неуплаты тот будет должен 150 млн. руб.

Сотрудник УБОП УВД Курганской области К.Ю. пояснил, что к ним обратился З.Ю. с заявлением о том, что несколько человек увезли его в Челябинск, удерживали в гостинице, требовали выплатить 100 млн. руб.

Свидетель П.А. факт указанной поездки осужденных и потерпевшего З.Ю. в гор. Челябинск не оспаривает. Вместе с тем, ссылки осужденных на показания П.А. о том, что потерпевший якобы имел задолженность перед ним, являются несостоятельными.

По эпизоду ограбления И., принуждения к даче ложных показаний и к уклонению от дачи показаний вина осужденного П.П. подтверждена неоднократными и последовательными показаниями на следствии потерпевшего об обстоятельствах указанных преступлений.

И. показал, что 3 февраля 1998 года в г. Миассе один из преступников - Виктор сел к нему в автомашину на переднее сидение, выдернул ключи зажигания, потребовал документы на автомашину. П.П. в это время сидел на заднем сидении, оба они потребовали, чтобы потерпевший пересел в их автомашину "Мерседес".

Опасаясь расправы, потерпевший был вынужден выполнить эти требования, отдал документы на автомашину Виктору. На "Мерседесе" П.П. привез их в какой-то офис, где преступники вновь стали ему угрожать "реанимацией", требуя передать им свою автомашину, П.П. пригрозил молотком переломать колени. Боясь за свою жизнь, потерпевший согласился. На "Мерседесе" его привезли домой в г. Чебаркуль, потребовали паспорт на автомашину. И. пообещал принести указанный документ, но из дома больше не вышел, сообщил о случившемся жене, которая вызвала милицию. Автомашина потерпевшего осталась на одной из стоянок г. Миасса. Кроме того, П.П. забрал у потерпевшего золотую печатку стоимостью 5000 руб., автомашину потерпевший оценил в 45000 руб.

Из показаний И. следует, что автомашину ему вернул незнакомый парень в конце февраля 1998 года, заявив, что в обмен потерпевший должен забрать свое заявление из милиции. Спустя две недели уже другой человек вернул потерпевшему и печатку.

В середине февраля, когда И. был у своего знакомого, пришел П.П. с незнакомым парнем, спросил про заявление в милицию, в нецензурной форме ругал его, кричал. Вытащив большой нож, пытался ткнуть потерпевшего в живот, И. отскочил в сторону и удар пришелся в ладонь руки, которую потерпевший подставил. Знакомый П.П. нанес потерпевшему удар кулаком в лицо. На следующий день И. обратился в травмпункт.

Суд правильно положил указанные показания И. в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются с фактическими обстоятельствами по делу и подтверждаются всей совокупностью доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре.

Убедительных аргументов в связи с изменением показаний в суде И. не приведено, суд обоснованно признал их несостоятельными.

Свидетель И.И. подтвердила показания потерпевшего на следствии, пояснив, что после звонка мужа она сразу позвонила в милицию, Видела, что от их дома ехала автомашина "Мерседес", в которой сидели два человека. Спустя несколько дней П.П. с парнями выяснял, подал ли муж заявление в милицию, в случае подачи заявления угрожал убийством.

Из показаний свидетеля Т.О. следует, что действительно автомобиль И. ВАЗ-21099 зимой 1998 года находился у П.П., а потом снова оказался у потерпевшего.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что действиями П.П. потерпевшему причинено ранение кисти, ссадины - повреждения, не повлекшие вреда здоровью.

По эпизоду хищения путем мошенничества сигарет в ЗАО "Незабудка" Х. свою вину не признал. Он показал, что действительно его знакомый Г. предлагал ему получить со склада ЗАО "Незабудка" сигареты, ссылаясь на свои неприязненные отношения с директором фирмы. Х. отказался, познакомил Г. со Ж.К., который получил сигареты и привез их в офис Г.

Вместе с чем, вина Х. подтверждается совокупностью следующих доказательств.

В ходе расследования Х. признавал, что после предложения Г. получить по накладным сигареты он понял, что операция носит криминальный характер. Получение сигарет они поручили Ж.К., объяснили, где получить товар и куда везти, остановили автомашину. На следующий день вдвоем вновь дождались Ж.К., осужденный предложил ему еще раз получить по накладным сигареты в той же фирме.

Убедительных доводов в связи с последующим изменением показаний Х. не приведено.

Из неоднократных и последовательных показаний на следствии Ж.К. следует, что после предложения Х. заработать он дважды по накладным, которые давал ему осужденный, получал со склада сигареты. При выгрузке сигарет вместе с осужденным были и знакомые последнего Сергей и Евгений.

Эти обстоятельства Ж.К первоначально подтверждал и в судебном заседании.

На очной ставке с Х. Ж.К. показывал, что накладные ему передавал осужденный, последний это обстоятельство не оспаривал.

Суд правильно положил указанные показания Х. и Ж.К. в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются между собой и с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Последующие ссылки Ж.К. в суде о необъективности его показаний в ходе расследования обоснованно признаны несостоятельными.

Потерпевший М.О. подтвердил, что с их склада по поддельным накладным была получена большая партия сигарет, ущерб составил 268.380 руб.

Из показаний работников предприятия О. и Р.Б. следует, что за сигаретами получатели приезжали на автомашине УАЗ, О. записал ее номер.

Ж.К. показывал, что первый раз он сигареты перевез на автомашине УАЗ, водителем был его знакомый Андрей.

Свидетель Ф. показал, что данная автомашина УАЗ принадлежит ему, он сдавал ее в аренду М.В.

Свидетель П.Н. показала, что ее сын Андрей рассказывал, что по просьбе малознакомого мужчины перевез со склада сигареты, которые оказались крадеными.

По заключению почерковедческой экспертизы - подписи в накладных после слова "получил" выполнены Ж.К.

Свидетель А. - работник милиции показал, что в его присутствии Х. просил Ж.К. молчать об обстоятельствах дела.

К. в судебном заседании не отрицал, что действительно П.С. передавал ему полиэтиленовый пакет с аммонитом, свойства которого осужденному были известны. Некоторое время это взрывчатое вещество К. хранил дома, а затем передал П.Ч. На следствии К. также признавал, что П.С. приносил к нему на хранение аммонит с детонатором.

П.С. не отрицал, что аммонит приобрел, чтобы глушить рыбу, передал аммонит К.

Аммонит со взрывателем был обнаружен при обыске у П.Ч., согласно заключению экспертизы данное вещество пригодно для производства взрыва, электродетонатор является средством взрывания.

В части приобретения, ношения, хранения гранаты и патронов С. свою вину в жалобе не оспаривал.

В суде С. не отрицал, что действительно пакет с указанными предметами к ним принес Р., который спустя некоторое время умер. Признал С., что в данном пакете хранились и их личные вещи.

Осужденная С.О. подтвердила, что данный пакет принес им Р. Действительно, при передаче пакета Дерябиной предупредила ее "в шутку", что пакет может взорваться.

Из показаний свидетелей Д.Н. и Д. следует, что при передаче пакета С. предупредила, что пакет может взорваться. Д.Н. пояснила, что муж обнаружил в пакете гранату и патроны.

Свидетель Х.П. подтвердила, что действительно С. передавала ей пакет, в котором при обыске позднее были обнаружены граната и патроны.

Из заключений баллистической и взрывотехнической экспертиз следует, что указанные патроны признаны боеприпасами, а граната пригодна для производства взрыва.

Суд обоснованно признал несостоятельными утверждения осужденных С. и С.О. о их "неосведомленности" относительно содержания указанного пакета.

Из материалов дела следует, что после задержания при личном досмотре К. у него был обнаружен гашиш, а при обыске дома - марихуана. Работники милиции С.А., К.С., М.С. подтвердили указанные обстоятельства, оснований сомневаться в достоверности данных показаний у суда не имелось.

Согласно заключению химической экспертизы, катыш вещества темно-коричневого цвета, изъятый у осужденного является гашишем массой 0.73 гр., травянистая масса, обнаруженная дома - марихуаной, вес которой в сухом виде составил 0.41 гр.

Ссылки осужденного о том, что наркотические вещества ему подбросили, судом обоснованно признаны несостоятельными.

П.В. в судебном заседании показал, что водительское удостоверение на имя Р. с фотографией осужденного оставлено Н., который умер. Действительно, данное удостоверение при задержании было изъято у осужденного, но он его не предъявлял.

Свидетель С.Т. подтвердила, что данное удостоверение она видела у осужденного на панели в автомашине. Из показаний свидетеля В. следует, что при задержании П.В. представил удостоверение на имя Р.

Свидетель Е. показал, что познакомился с осужденным, полагал, что тот Р. При задержании оказалось, что П.В. назвался чужим именем.

Вина осужденного подтверждена протоколом изъятия удостоверения на имя Богачева. Установлено, что на данном удостоверении фотография заменена фотографией осужденного.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебная коллегия не усматривает.

Адвокатами осужденные на следствии и в суде были обеспечены в соответствии с требованиями ст. ст. 47 - 51 УПК РСФСР, положения ст. 51 Конституции РФ осужденным разъяснялись, данных о применении недозволенных методов из материалов дела не усматривается.

В соответствии со ст. 286 УПК РСФСР, в судебном заседании были оглашены и получили надлежащую оценку показания потерпевших и свидетелей, отсутствующих по причинам, исключающим возможность их явки в суд. При этом из материалов дела следует, что судом принимались все необходимые и исчерпывающие, предусмотренные законом меры по обеспечению такой явки.

Кроме того, выводы о виновности осужденных сделаны не только на показаниях потерпевших и свидетелей, но и на показаниях самих осужденных, на всей совокупности доказательств по делу.

Психическое состояние осужденных исследовалось, сомнений в их вменяемости у суда не имелось.

Действия П. по эпизоду в отношении потерпевшего Б. обоснованно квалифицированы по ст. 148 ч. 3 (в ред. Закона от 1 июля 1994 года).

Правильно квалифицированы действия К. и П.С. по ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР по эпизоду убийства С.В.

Обоснованной является квалификация содеянного П.П. по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д", 309 ч. 4 УК РФ.

Содеянное П.В. и Х. по эпизоду в отношении потерпевшего З.Ю. по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ, действия Х. по эпизоду мошенничества - по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ также квалифицированы обоснованно.

Правильно квалифицированы действия К., П.С., С. по ст. 222 ч. 2 УК РФ по эпизодам, связанным с оружием, боеприпасами, взрывными устройствами и взрывчатыми веществами, действия К. - по ст. 228 ч. 1 УК РФ по эпизоду, связанному с наркотиками, действия П.В. - по ст. 327 ч. 3 УК РФ в части использования заведомо подложного документа.

Квалификация содеянного осужденными по указанным эпизодам преступной деятельности в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Вместе с тем, по ряду эпизодов действия осужденных подлежат переквалификации.

В частности исходя из положений ч. 3 ст. 16 УК РФ, дополнительной квалификации действий К. и П.С. по ст. 222 ч. 1 УК РФ не требуется, поскольку указанные лица осуждены по соответствующей части статьи, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений.

Действия С. по эпизоду от 27.05.97 г. подлежат квалификации, как незаконная перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.

По эпизоду в отношении потерпевшего М.Т. действия осужденных П. со ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ подлежат переквалификации на ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, а Т. и Д. - на ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а у П. - и по признаку неоднократности.

В приговоре приведены бесспорные доводы о том, что осужденные завладели автомобилем потерпевшего, действовали они согласованно и целенаправленно. Ссылки осужденных на то, что автомобиль потерпевшего был оставлен в гор. Челябинске "в целях ремонта" являются несостоятельными, опровергаются последовательными показаниями потерпевшего и свидетелей.

Вместе с тем, суд не привел каких-либо доказательств того, что умысел осужденных был направлен на хищение автомашины, сами осужденные такой умысел отрицают, вывод о наличии такого умысла не вытекает из показании потерпевшего и свидетелей. Из материалов дела следует, что автомашина потерпевшему была возвращена в исправном состоянии, реальный ущерб в результате преступления не наступил.

В соответствии с ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенны группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

Как установлено судом и следует из материалов дела, непосредственным исполнителем убийства потерпевших Ж., Р. и З., как на стадии приготовления, так и в ходе самого убийства, был один К.

При таких обстоятельствах содеянное Л. подлежит переквалификации со ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з" УК РФ, как пособничество в приготовлении к убийству - причинении смерти двум и более лицам в связи с осуществлением ими служебной деятельности, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму.

Действия С. надлежит переквалифицировать со ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з" УК РФ и со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ, как пособничество в приготовлении к убийству и пособничество в убийстве - причинении смерти двум и более лицам в связи с осуществлении ими служебной деятельности, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму, неоднократно.

Содеянное П.С. по данным эпизодам подлежат переквалификации со ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ и со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ, как пособничество в приготовлении к убийству, неоднократно и пособничество в убийстве - причинении смерти двум и более лицам в связи с осуществлением ими служебной деятельности, общеопасным способом, из корыстных побуждений или по найму, неоднократно.

Из материалов дела следует безусловный вывод о том, что как 26, так и 27 мая 1997 года осужденные К., Л., С. и П.С. действовали согласованно и целенаправленно, с единым умыслом на убийство потерпевших, согласно определенной для каждого из них роли в преступлении. Мотивы указанных преступлений судом установлены.

Обоснованным является вывод в приговоре о том, что 26 мая 1997 года преступление осужденными не доведено до конца по не зависящим от них причинам.

Исходя из положений ст. 17 УК РФ содеянное осужденными по эпизоду от 26 мая 1997 года подлежит самостоятельной квалификации.

В связи с изложенным, подлежит исключению из приговора осуждение К. по ст. 30 ч. 1, п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Приговор в части осуждения П.В. по ст. 327 ч. 3 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению в связи с истечением сроков давности.

Действия П.В. и Х. по эпизоду в отношении З.Ю. со ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ подлежат переквалификации на ст. 330 ч. 2 УК РФ, как самоуправство с применением насилия или угрозой его применения.

Как следует из материалов дела, П.В. и Х. самовольно, вопреки установленному законом и нормативными правовыми актами порядку разрешения спора, который, по убеждению осужденных имел место в коммерческих, договорных взаимоотношениях между Сосновской птицефабрикой и З.Ю., применили к последнему насильственные меры, нарушившие его конституционные права, то есть причинившие существенный вред интересам потерпевшего.

Из материалов дела усматривается, что З.Ю. последовательно оспаривал наличие какой-либо задолженности птицефабрике и правомерность действий осужденных.

В приговоре приведены бесспорные доводы о том, что незаконное лишение потерпевшего З.Ю. свободы и самоуправные действия П.В. и Х. объединялись единым умыслом, действовали осужденные согласованно и целенаправленно, ссылки в жалобах о том, что к лишению потерпевшего свободы П.В. отношения не имел, судебная коллегия находит несостоятельными.

Наказание осужденным К., Л. и П.П. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности, оснований для смягчения наказания в этой части судебная коллегия не усматривает.

В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии...", Т. от условного наказания подлежит освобождению.

При назначении наказания П., П.С., С., Д., П.В., Х. судебная коллегия полагает, что с учетом внесенных изменений, наказание осужденным подлежит смягчению. При этом судебная коллегия учитывает общественную опасность содеянного, роль и степень участия осужденных в преступлениях.

В качестве смягчающих обстоятельств судебная коллегия учитывает их положительные характеристики, то, что П.С., Х., П.В. судимостей не имеют.

При назначении наказания С. судебная коллегия учитывает, что ранее он преступлений не совершал, характеризуется положительно, имеет на иждивении малолетнего ребенка, наличие заболевания у последнего, состояние здоровья самого осужденного, второстепенную роль С. в содеянном. Совокупность указанных обстоятельств судебная коллегия находит исключительными и считает возможным назначить ему наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией Закона на основании ст. 64 УК РФ. Срок отбытия наказания С. надлежит исчислять с 23.10.1997 года - с момента фактического задержания

Гражданские иски судом разрешены в соответствии с законом, решение в этой части в приговоре надлежащим образом мотивировано. Размеры компенсации морального вреда определены в реальных пределах, с учетом степени нравственных и моральных страданий потерпевших.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 21 июня 2001 года в отношении П., С., П.С., К., Л., Д., Т., Х., П.В. изменить.

Переквалифицировать действия П. со ст. 161 ч. 3 п. п. "б" УК РФ на ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, по которой назначить наказание 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 148 ч. 3 УК РСФСР, 166 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ окончательно к отбытию П. назначить 5 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

Переквалифицировать действия С.:

- со ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з" УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ 5 лет лишения свободы;

- со ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 ч. 2, 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ путем частичного сложения назначить к отбытию С. 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислять с 23.10.1997 г.

Переквалифицировать действия П.С.:

- со ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ, по которой назначить наказание 9 лет лишения свободы;

- со ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ, по которой назначить наказание 14 лет лишения свободы.

Исключить осуждение П.С. по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР, 222 ч. 2, 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н", 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н" УК РФ путем частичного сложения назначить к отбытию П.С. 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Переквалифицировать действия Д. со ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ на ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, по которой назначить наказание 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Переквалифицировать действия Х. со ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ на ст. 330 ч. 2 УК РФ, по которой назначить наказание 3 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 330 ч. 2, 127 ч. 2 п. "а", 159 ч. 3 п. "б" УК РФ окончательно путем частичного сложения к отбытию Х. назначить 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии общего режима.

Переквалифицировать действия П.В. со ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ на ст. 330 ч. 2 УК РФ, по которой назначить наказание 3 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 330 ч. 2, 127 ч. 2 п. "а" УК РФ путем частичного сложения окончательно к отбытию П.В. назначить 4 года 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Приговор в части осуждения П.В. по ст. 327 ч. 3 УК РФ отменить и дело производством прекратить в соответствии с ч. 3 ст. 5 УПК РСФСР за истечением сроков давности.

Переквалифицировать действия Л. со ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "ж", "з" УК РФ на ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з" УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 ч. 2, 33 ч. 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з" УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию Л. назначить 6 лет лишения свободы условно в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 4 года.

Возложить на него обязанность не менять место работы и жительства без уведомления соответствующего государственного органа.

Переквалифицировать действия Т. со ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ на ст. 166 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, по которой назначить наказание 4 года лишения свободы условно в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 3 года.

На основании п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от наказания Т. освободить.

Исключить осуждение К. по ст. 222 ч. 1, ст. 30 ч. 1, п. "ж" ч. 2 ст. 105; п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

На оснований ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н", 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "з", "н", 228 ч. 1, 222 ч. 2 УК РФ путем частичного сложения к отбытию К. назначить 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении П., С., П.С., К., Д., Х., П.В., Л., Т. и в отношении П.П. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"