||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 апреля 2002 г. N 47-о02-8

 

Председ.: Сорокина Г.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Свиридова Ю.А., судей Семенова Н.В. и Талдыкиной Т.Т. рассмотрела в судебном заседании 19 апреля 2002 года

дело по кассационной жалобе осужденного М. на приговор Оренбургского областного суда от 11 декабря 2001 года, по которому

М., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 30 ч. 1 и ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ на 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ст. 97 УК РФ М. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

По делу также осужден Л., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Талдыкиной Т.Т., объяснения осужденного М. по доводам жалобы, заключение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей оставить приговор без изменения,

судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за разбойное нападение на потерпевшего Е., похищение у него важных личных документов и за приготовление к убийству Е. с целью скрыть совершенное преступление.

Преступления совершены 23 июня 2001 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде М. вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный просит отменить приговор и направить дело на дополнительное расследование или на новое судебное рассмотрение, утверждает, что на предварительном следствии к нему применялись недозволенные методы, его вынудили отказаться от адвоката, с материалами дела он не был ознакомлен, подписал протокол об ознакомлении по требованию следователя, считает, что его действия должны быть квалифицированы по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, лечение от алкоголизма ему назначено необоснованно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина М. в содеянном материалами дела доказана.

Так, как показал потерпевший Е., Л., М. и Б. остановили его автомашину и попросили отвезти на дачу. Когда приехали, и он остановился в указанном М. месте, М., сидевший позади него, схватил его руками за шею и стал душить, а Л. удерживал его за руки, препятствуя попыткам вырваться, оба они угрожали застрелить его, требовали деньги и документы на автомашину. Затем они перетащили его на заднее сиденье, рядом с ним сел Л. и удерживал его, а М. сел за руль. Опасаясь за свою жизнь, он отдал Л. 160 руб., тот надавил ему на горло, и потребовал сказать, где находятся документы на машину, после чего М. вытащил из-под чехла сиденья водительское удостоверение, технический паспорт на автомашину, временное разрешение. Они забрали ключи от автомашины и привели его в домик, предупредив, что если он попытается бежать, они его пристрелят. Через некоторое время М. вызвал на улицу Б., а когда Б. вернулся, то сказал, что М. и Л. убьют его. Затем М. и Л. повели его в заброшенный домик, он, улучив момент, побежал от них, крича о помощи, те преследовали его, но ему удалось забежать в домик, где находились люди.

Из показаний на предварительном следствии осужденного Л., оглашенных судом в связи с его отказом давать показания, видно, что М., напав на Е., стал душить его, требуя деньги и документы на автомашину, при этом они угрожали Е. убийством. Е. отдал ему деньги, они забрали также водительское удостоверение и документы на машину. Е. привели на дачу М., где он, Л., М. договорились убить Е., но когда повели его убивать, Е. вырвался и убежал, а они на автомашине поехали в сторону с. Илек, где намеревались разобрать автомашину, но по дороге были задержаны работниками милиции.

Свидетель Б. подтвердил, что как только автомашина под управлением Е. остановилась, М., сидевший сзади, стал душить водителя, а Л. удерживал Е. за руки, т.к. тот сопротивлялся, оба они требовали у Е. деньги и документы, угрожая застрелить его, Л. забрал деньги, а М. - документы. Затем Л. и М. привели Е. в домик дачи М., М. сообщил ему, что они убьют Е., о чем он сказал Е., когда М. и Л. вышли из домика. Он предложил Е. бежать, они вышли из домика, и пошли к машине, но к ним подошли Л. и М. Е. побежал, крича о помощи, его преследовали Л. и М., но не догнали и тогда М. предложил сбить Е. автомашиной, но Е. не нашли и М. сказал, что машину отгонят к его знакомому.

Осужденный М. в судебном заседании признал, что целью нападения на Е. было завладение его автомобилем, что, напав на Е., он стал душить его, а Л. в это время удерживал потерпевшего за руки, они требовали деньги и документы на автомашину, угрожали Е. применением оружия, забрали деньги, водительское удостоверение, техпаспорт на автомашину, при задержании их работниками милиции у Л. были изъяты похищенные деньги, а у него - документы.

Из показаний М. на предварительном следствии видно, что он и Л. договорились напасть на водителя и угнать автомашину, т.к. им были нужны деньги, взяли с собой Б. и договорились с Е. о поездке на дачу. Когда машина остановилась около дачи, он стал душить Е., он и Л. потребовали деньги и документы на автомашину, предупредили Е., что застрелят его, если он будет сопротивляться и тот отдал им деньги и документы. Опасаясь, что Е. заявит на них, он и Л. договорились убить Е. путем удушения на соседней даче, но когда повели туда, Е. вырвался и убежал, а он и Л. поехали на автомашине, намереваясь спрятать ее у знакомого Л., но по дороге были задержаны работниками милиции.

Судом проверялись доводы осужденного М. о том, что показания на следствии он давал под физическим воздействием сотрудников милиции, но обоснованно были отвергнуты.

Вина осужденных, кроме того, подтверждена данными осмотра автомашины потерпевшего, заключением дактилоскопической экспертизы об обнаружении на стекле дверцы автомобиля Е. следов пальцев рук М., а на зеркале автомобиля - следов пальцев рук Л., заключением судебно-медицинской экспертизы, из которой следует, что у Е. имелись телесные повреждения в виде ссадин на шее, показаниями свидетелей: Л.П., пояснившего, что он в составе автопатруля задержал по ориентировке М. и Л., которые находились у застрявшего в кювете автомобиля ВАЗ-2101, при обыске у Л. были обнаружены деньги, а у М. - не принадлежащие ему документы, свидетеля Е.Х. о том, что муж сообщил ей, что подвозил на дачу троих парней, где двое парней напали на него, угрожали убийством, а когда повели убивать его, ему удалось убежать.

При таких обстоятельствах суд, оценив доказательства в их совокупности, пришел к правильному выводу о виновности М. в разбойном нападении на потерпевшего Е., похищении у него важных личных документов и в приготовлении к убийству Е. с целью скрыть совершенное преступление, по предварительному сговору группой лиц.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка, а мера наказания назначена в соответствии с законом.

Поскольку примененное осужденными при нападении насилие - удушение, создавало реальную угрозу жизни и здоровью потерпевшего, а, кроме того, сопровождалось угрозой применения огнестрельного оружия, суд правильно квалифицировал действия М. как разбой, доводы осужденного М. о том, что его действия должны быть квалифицированы как грабеж, являются несостоятельными.

Действиям осужденного М. дана правильная юридическая оценка, а мера наказания назначена в соответствии с законом.

По делу видно, что с момента предъявления обвинения М. был обеспечен помощью адвоката в соответствии с его ходатайством, с материалами дела знакомился с участием адвоката, оба они подписали протокол об ознакомлении, поэтому доводы осужденного М. о нарушении на следствии его права на защиту и том, что он не был ознакомлен с материалами дела, необоснованны.

Что же касается доводов осужденного М. о необоснованном назначении ему принудительного лечения от алкоголизма, то они не могут быть признаны состоятельными, поскольку выводу судебно-психиатрической экспертизы о его нуждаемости в таком лечении объективно подтверждаются материалами дела.

Оснований для отмены или изменения приговора судебная коллегия не находит.

В силу изложенного и, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 11 декабря 2001 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"