||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 мая 1998 года

 

Дело N 11-в97-36

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                             Жилина Г.А.,

                                                      Нечаева В.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 5 мая 1998 года протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Кировского районного суда г. Казани от 24 апреля 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 27.05.97 и постановление президиума того же суда от 19.02.98 по делу по иску З. к администрации четвертой городской больницы о восстановлении на работе и оплате за время вынужденного прогула.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Корягиной Л.Л., полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

З. работала врачом-неонатологом родильного отделения 4-й городской больницы г. Казани с 01.08.94. Приказом N 62 1 от 06.03.97 она уволена с 06.03.97 по п. 4 ст. 33 КЗоТ Российской Федерации за прогул без уважительных причин с 25.09 по 28.09.96.

Истица обратилась в суд с иском о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за вынужденный прогул.

Решением Кировского районного суда г. Казани от 24.04.97, оставленным без изменения определением судебной коллегии Верховного Суда Республики Татарстан от 27.05.97, З. в иске отказано.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан 19.02.98 оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене решения от 24.04.97 и кассационного определения от 27.05.97.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В силу ст. 135 КЗоТ Российской Федерации за нарушение трудовой дисциплины администрация предприятия, учреждения, организации применяет дисциплинарные взыскания, в том числе в виде увольнения по п. 4 ст. 33 КЗоТ Российской Федерации. При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующая работа и поведение работника.

Разрешая дело, суд пришел к выводу о том, что в период с 25.09 по 28.09.96 истица совершила прогул без уважительных причин и у администрации имелись основания для ее увольнения по п. 4 ст. 33 КЗоТ Российской Федерации, требования ст. ст. 135, 136 КЗоТ Российской Федерации при этом были соблюдены.

Выводы суда сделаны с существенным нарушением требований ст. ст. 14, 50, 56 Гражданского процессуального кодекса РСФСР без учета и оценки обстоятельств, имеющих значение для дела.

Приказом по Управлению здравоохранения N 414 от 23.09.96 З., имеющая ребенка 1990 года рождения, направлена в командировку в г. Нижнекамск на республиканскую научно-практическую конференцию, которая состоялась с 25.09 по 28.09.96.

Оформив командировочные документы, истица на заседание научно-практической конференции не явилась, не вышла она на работу и в родильное отделение больницы, документов, подтверждающих уважительность причин невыхода на работу, не представила.

Направление в командировку женщины, имеющей ребенка в возрасте от 3 до 14 лет, в силу ст. 163 КЗоТ Российской Федерации возможно лишь при ее согласии.

На это обстоятельство обращал внимание судов Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 8 Постановления от 25.12.90 N 6, с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 22.12.92 N 19, в редакции Постановления Пленума от 21.12.93 N 11 и от 25.10.96 N 10 "О некоторых вопросах, возникающих при применении судами законодательства, регулирующего труд женщин". Пленум указал, что направление в командировку женщины, имеющей детей в возрасте от 3 до 14 лет (детей-инвалидов до 16 лет), допустимо только с ее согласия, отказ такой женщины от выезда в командировку является правомерным и не влечет за собой возможность наложения дисциплинарного взыскания.

Ответчиком суду не представлены доказательства, подтверждающие получение администрацией больницы согласия З. о направлении в командировку в другой населенный пункт. В приказе N 414 от 23.09.06 отметки о согласии истицы не имеется.

Сама она утверждает, что согласия о направлении в командировку у нее никто не спрашивал и она такого согласия не давала.

В силу ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию.

По иску о восстановлении на работе лица, уволенного по п. 4 ст. 33 КЗоТ РСФСР, обстоятельствами, имеющими значение для дела, является выяснение причин невыхода на работу и в зависимости от этого - наличия у администрации оснований для расторжения трудового договора: учет администрацией тяжести проступка и обстоятельств, при которых допущен невыход на работу, предшествующая работа и поведение работника, а также соблюдение администрацией требования ч. 2 ст. 136 КЗоТ Российской Федерации о сроках применения дисциплинарного взыскания.

В исковом заявлении, объяснениях в судебном заседании 24.04.97 истица утверждала, что невыход в больницу на работу 25 - 28.09.96 имел место в связи с болезнью сына Ивана, 1990 года рождения.

Объяснения истицы о болезни ребенка с 24.09.96 по 30.09.96 подтверждаются справкой детской поликлиники N 11 (л.д. 8), показаниями в суде врачей детской поликлиники Р. и А. (л.д. 57 - 58).

В нарушение ч. 4 ст. 197 Гражданского процессуального кодекса РСФСР суд не привел мотивов, в силу которых отверг приведенные доказательства.

Конкретные обстоятельства совершения дисциплинарного проступка судом не учтены.

В дни невыхода на работу на имя истицы была оформлена командировка, командировочное удостоверение находилось у заведующей родильным отделением, и ею были сделаны отметки, подтверждающие нахождение истицы в командировке в г. Нижнекамске. Указанные обстоятельства объясняют неполучение больничного листка по уходу за ребенком, в то время как право на его получение имелось.

Прогулом является неявка на работу в течение рабочего дня без уважительных причин.

Обстоятельства, при которых истица не вышла на работу, судом признаны прогулом, однако при этом не приняты во внимание доказательства, имеющие существенное значение для дела, и не приведены мотивы, в силу которых суд с ними не согласился.

Кроме того, дисциплинарное взыскание в виде увольнения наложено с нарушением ст. 136 КЗоТ Российской Федерации по истечении месячного срока.

В решении суд указал, что администрации стало известно о нарушении 10.02.97.

Между тем о невыходе на работу истицы было сразу известно заведующей родильным отделением.

В соответствии с Разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.92 N 16 (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 11 от 25.10.96 N 10) "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров" днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по службе подчинен работник, стало известно о совершении проступка, независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий.

Отклоняя протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, президиум Верховного Суда Республики Татарстан сослался на то, что при направлении истицы в командировку нарушения требований ст. 163 КЗоТ Российской Федерации допущено не было, поскольку своего несогласия с направлением в другой город истица не высказывала.

Между тем в силу ст. 163 КЗоТ Российской Федерации женщины, имеющие детей в возрасте от трех до четырнадцати лет, не могут направляться в командировку без их согласия.

Закон требует не отсутствия возражений женщины, имеющей таких детей, а ее прямого согласия выехать в командировку.

Поэтому отказ от выезда в командировку не может быть расценен как нарушение трудовой дисциплины.

Ссылка в постановлении президиума на показания свидетелей о том, что в период с 25 по 28.09.96 в квартире истицы проводился ремонт, правового значения иметь не может, поскольку у истицы имелись уважительные причины для невыхода на работу.

Невыход на работу без разрешения администрации в связи с ремонтом квартиры мог быть расценен как прогул без уважительных причин при условии, если бы ребенок истицы был здоров и не нуждался в уходе матери.

Ссылка в постановлении на показания свидетеля Р., которая якобы отрицала заболевание ребенка истицы в период с 25 по 28.09.96, противоречит материалам дела.

Как свидетель Р., так и свидетель А., врачи детской поликлиники, подтвердили заболевание ребенка, оба врача поставили диагноз заболевания и сделали соответствующие записи в амбулаторной карте больного (л.д. 57, 58).

Не соответствуют материалам дела выводы, изложенные в постановлении президиума, о том, что заведующей родильным отделением не было известно о невыходе истицы на работу, поскольку она полагала, что истица находится в командировке.

Из показаний свидетеля К., заведующей родильным отделением больницы, видно, что она вместе с истицей должна была ехать в командировку, однако З. ее предупредила, что не поедет, поэтому свидетель находилась на научно-практической конференции одна (л.д. 61).

Истица работала врачом родильного отделения, заведующей которого была К., и то обстоятельство, что она не наделена правом наложения дисциплинарного взыскания, значения для дела не имеет.

Поскольку при вынесении решения по делу существенно нарушены нормы процессуального права, повлекшие вынесение незаконного решения, такое решение в силу ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР подлежит отмене.

Отмене подлежат кассационное определение Верховного Суда Республики Татарстан и постановление президиума того же суда, так как допущенные районным судом существенные нарушения норм процессуального права необоснованно оставлены без внимания при рассмотрении дела в кассационном и надзорном порядке.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Кировского районного суда г. Казани от 24.04.97, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 27.05.97 и постановление президиума того же суда от 19.02.98 отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"