||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2002 г. N 50-о01-87

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Коннова В.С. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в судебном заседании от 18 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам потерпевшего А.М. и адвоката Иванилова В.И. на приговор Омского областного суда от 14 сентября 2001 года, которым

М., <...>, русский, со средне-специальным образованием, ранее не судимый, -

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ - к девяти годам лишения свободы; по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к двум годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к десяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с М. в пользу А.М. в возмещение материального ущерба - 6900 руб. и в возмещение морального вреда - 70.000 рублей.

М. признан виновным и осужден за убийство А.Ж., 1955 года рождения, совершенное на почве личных взаимоотношений; и за кражу имущества А.Ж., причинившую значительный ущерб на сумму 21770 руб.

Преступления совершены им в г. Омске 23 июля 1998 года при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимый М. свою вину признал частично.

В кассационных жалобах:

- потерпевший А.М. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на необоснованность приговора, неверное установление мотива убийства А.Ж., считая, что оно совершалось из корыстных побуждений. Полагает, что М. имел цель изнасиловать А.Ж. В связи с наличием корыстного мотива нападения М. на А.М., считает неправильным переквалификацию действий М. с разбоя на кражу. Кроме того, по мнению А.М., суд неверно исключил из обвинения М. хищение 420 руб. и портмоне стоимостью 300 рублей. Как полагает А.М., доказательства оценены неверно;

- адвокат Иванилов В.И. в защиту интересов осужденного М. просит смягчить ему наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ и прекратить дело по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, ссылаясь на отсутствие у М. умысла на похищение золотых изделий А.Ж.; считает, что М. был намерен передать их дочери погибшей. Полагает, что первоначальные показания М. недопустимы в качестве доказательств, поскольку ему не разъяснялись его права.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коннова В.С., заключение прокурора Смирновой Е.Е. об изменении приговора в отношении М. проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор в отношении М. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность М. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Виновность М. в убийстве А.Ж. в жалобах не оспаривается.

Ссылка в жалобе потерпевшего А.М. на то, что на голове трупа А.Ж. имелись прижизненные кровоизлияния в мягкие ткани волосистой части головы справа, не причинившие вреда ее здоровью, что по его мнению, свидетельствует о наличии у М. цели изнасилования А.Ж., несостоятельна. В материалах дела отсутствуют доказательства наличия такой цели у М. Кроме того, покушение на изнасилование А.Ж. не вменялось в вину М. и в судебном заседании потерпевший А.М. не просил суд по данному основанию (для увеличения или существенного изменения обвинения М. и вменения ему покушения на изнасилование) направить дело для дополнительного расследования, в связи с чем, исходя из конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, суд не имел права исследовать и давать оценку такой ссылки А.М. в приговоре, поскольку дело рассматривается судом только в пределах предъявленного обвинения. Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что указанные кровоизлияния у А.Ж. могли образоваться как при ударе тупым твердым предметом, так и при ее ударе о такой предмет. В обвинительном заключении органами предварительного следствия не приведено каких-либо доказательств нанесения М. ударов А.Ж. в голову, сам М. отрицает нанесение ей ударов. Согласно ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. При таких данных суд правильно выполнил требования Конституции РФ и с учетом того, что при удушении А.Ж. не могла не сопротивляться, а кровоизлияния в области головы у нее могли образоваться при ее ударе о тупой твердый предмет, обоснованно не признал М. виновным в нанесении ударов А.Ж. в область головы.

М. последовательно утверждал о совершении убийства на почве возникшей ссоры. Указание им различных причин ссоры не влияет на правильность выводов суда о наличии ссоры.

Доводы жалобы потерпевшего А.М. о том, что М. не смог правильно описать квартиру А., что по его мнению, свидетельствует о том, что М. в ней не бывал; а также о том, что показания М. о наличии интимных отношений с А.Ж., не подтверждены, не влияют на правильность выводов суда. Как следует из материалов дела, самим А.М. М. был задержан у двери своей квартиры и удерживался в квартире до приезда сотрудников милиции, что не дает оснований для вывода о том, что неправильное описание М. квартиры А.М. в судебном заседании (спустя более трех лет после происшедшего) свидетельствует о ненахождении его в квартире А. В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством в обязанности подсудимого не входит доказывание своих доводов, напротив, в обязанности стороны обвинения входит опровержение доводов подсудимого. В материалах дела отсутствуют доказательства, опровергающие доводы М. о наличии у него с А.Ж. интимных отношений.

Доводы жалобы А.М. о корыстном мотиве убийства М. А.Ж., не могут быть признаны состоятельными. Его ссылка на то, что М. занимал деньги у А.Ж. и не хотел отдавать их, не могла учитываться судом при рассмотрении дела, поскольку М. не вменялось в обвинение убийство А.Ж. в целях уклонения от возвращения ей суммы долга и в судебном заседании не заявлялось ходатайства о направлении дела для производства дополнительного расследования для вменения ему в вину указанного мотива убийства, а суд в силу принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон не имел права выходить за пределы предъявленного обвинения.

Кроме того, постановлением следователя от 14 марта 2001 года прекращено уголовное преследование М. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - как убийство из корыстных побуждений, и оно не отменено и не признано незаконным в установленном законом порядке, что препятствует предъявлению М. аналогичного обвинения.

Завладение М. изделиями из золота, часами, калькулятором, туфлями, юбкой, блузкой, сумочкой А.Ж. в жалобах не оспаривается.

Доводы жалобы адвоката Иванилова об отсутствии у М. умысла на похищение золотых изделий А.Ж. и его намерении вернуть их ее дочери, исследовались в судебном заседании и правильно признаны несостоятельными.

Как следует из протокола допроса 25 сентября 1998 года М. в качестве подозреваемого, М. пояснял, что после убийства А.Ж. он снял с нее золотые вещи и впоследствии спрятал их в свой сейф, находившийся в гараже (т. 1 л.д. 95). (О намерении вернуть их дочери А.Ж. либо другим лицам, М. при указанном допросе показаний не давал). Как видно из протокола, перед допросом М. были разъяснены процессуальные права подозреваемого, предусмотренные ст. 52 УПК РСФСР, и ст. 51 Конституции РФ (то есть право не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников). Ссылка в жалобе адвоката Иванилова на то, что М. не разъяснялось право не давать показания против себя, противоречит указанию в протоколе о разъяснении М. ст. 51 Конституции РФ, и кроме того - указанию в протоколе о разъяснении М. права давать объяснения, что включает в себя как право давать показания, так и вообще отказаться от их дачи. Ссылка на то, что М. не разъяснялось право на защиту также несостоятельна, как видно из протокола, М. были разъяснены права подозреваемого, предусмотренные ст. 52 УПК РСФСР, которая включает в себя и право на защиту, при задержании в качестве подозреваемого, как видно из протокола, М. заявлял, что он не нуждается в услугах адвоката, что не связано с его материальным положением.

Кроме того, как следует из материалов дела, со времени убийства А.Ж. 23 июля 1998 года до 24 сентября 1998 года М. никаких мер по передаче имущества А.Ж. ее дочери, мужу, другим лицам не предпринимал. 24 сентября 1998 года, придя к двери квартиры А., он имел при себе ключ от замка входной двери квартиры А., взятый им у убитой А.Ж., но не имел ее ценностей. До задержания М. разговаривал с дочерью А.Ж., но не передавал ей ценности ее матери и не предлагал ей передать их. Как видно из показаний М., часть одежды А.Ж. до его задержания он сжег. Золотой браслет, часы, которые признаны похищенными М., у него не изъяты и их не нашли. Совокупность приведенных доказательств и обстоятельств подтверждает правильность выводов суда о наличии у М. цели хищения имущества А.Ж. (вещей, признанных похищенными им).

Исключение из обвинения М. хищения 420 рублей денег и портмоне не влияет на квалификацию его действий. Кроме того, как видно из обвинительного заключения, в нем в обоснование виновности М. в хищении 420 рублей денег и портмоне приводились лишь первоначальные показания М. о хищении им 420 рублей денег, которые он в дальнейшем изменил. О хищении портмоне М. показаний в ходе предварительного следствия не давал. В судебном заседании подсудимый М. отрицал завладение деньгами и портмоне А.Ж.

Согласно приведенных в обвинительном заключении показаний потерпевшего А.М., он не знает, находились ли в сумочке жены деньги (т. 1 л.д. 283). Из показаний А.М. и А.К. следует, что они, не называя деньги и портмоне, указали вещи, находившиеся в сумочке А.Ж., и каждый из них заявил, что это все, что им известно, что находилось в сумочке А.Ж. (т. 1 л.д. 40, 48).

В судебном заседании свидетель А.К. в этой части дала предположительные показания, указав, что она думает, что деньги у матери в тот день были (л.д. 28 т. 2), а потерпевший А.М., изменив свои показания, пояснил, что в то утро А.Ж. взяла с собой на работу 420 руб. денег (в отношении портмоне он показаний не давал - т. 2 л.д. 23).

Таким образом, достоверных доказательств хищения М. у А.Ж. портмоне и 420 рублей денег не имелось, а противоречивые доказательства суд правильно оценил в соответствии с требованиями ст. 49 Конституции РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель отказался от поддержания первоначального обвинения М. и просил суд переквалифицировать его действия с п. "з" ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 и с п. "в" ч. 3 ст. 162 на п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (как и поступил суд), а потерпевший А.М. заявлял, что он согласен с прокурором, но считает, что М. имел корыстную цель при убийстве А.Ж.

Наличие неотмененного постановления следователя (л.д. 247 т. 1) о прекращении уголовного преследования М. по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ и необходимости квалификации его тех же действий по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ не препятствовало суду в переквалификации действий М. с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на менее тяжкое преступление, предусмотренное п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку данная переквалификация улучшала положение виновного и, кроме того, прекращение уголовного преследования М. по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ следователем проводилось не в связи с отсутствием факта хищения или невиновности в этом М., а в связи с направленностью его умысла на разбой. В судебном заседании данное основание прекращения уголовного преследования и переквалификации с кражи на разбой не подтвердилось и суд имел право вернуться к первоначальной квалификации действий М., переквалифицировав его действия с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Довод жалобы о том, что при допросе 5 октября 1998 года М. был невменяем, в связи с чем протокол не имеет доказательственного значения, несостоятелен, поскольку, как видно из акта стационарной судебно-психиатрической экспертизы (т. 1 л.д. 123 - 126), временное болезненное расстройство психической деятельности развилось у М. с середины октября 1998 года.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязанности следователя перед каждым следственным действием с участием подозреваемого заново разъяснять ему процессуальные права, в том числе - право на защиту, и содержание ст. 51 Конституции РФ. При таких данных проведение осмотра места происшествия с участием подозреваемого 26 сентября 1988 года (как видно из протокола, он отказался от адвоката, что не было связано с его материальным положением) после разъяснения ему 25 сентября 1998 года процессуальных прав подозреваемого и ст. 51 Конституции РФ (л.д. 94 т. 1) и проведение допроса его 28 сентября 1998 года с предварительным разъяснением процессуальных прав и ст. 51 Конституции РФ (данная страница протокола М. подписана - л.д. 99 т. 1, а подписание каждой фразы в протоколе подозреваемым законом не предусмотрено) не свидетельствует о проведении указанных действий с нарушением закона.

Ссылка на несвоевременное составление протокола задержания по подозрению в совершении преступления не влияет на оценку доказательств (фактических данных, содержащихся в протоколах следственных действий) и не может расцениваться как обстоятельство, делающее доказательства недопустимыми.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 105 и п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ по указанным в приговоре признакам. Свои выводы в этой части суд надлежащим образом мотивировал, обосновал в приговоре.

Наказание М. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела. По ч. 1 ст. 105 УК РФ ему назначено наказание, близкое к минимально возможному, а по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - минимально возможное в виде лишения свободы, установленное санкциями этих статей УК РФ. Каких-либо исключительных обстоятельств по делу не усматривается. Возраст детей при назначении виновному наказания учитывается на время постановления приговора. Другие обстоятельства, относящиеся к личности виновного и конкретным обстоятельствам происшедшего, судом учитывались при назначении М. наказания.

М. назначено справедливое наказание, соразмерное содеянному самим им, и оснований к его смягчению не имеется.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Вместе с тем, Судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в части даты исчисления срока наказания. М. утверждает, что он был задержан по данному делу 24 сентября 1998 года (л.д. 96 т. 1). Из показаний А.М., А.К., К. (л.д. 38, 41, 49, 53 т. 1) также следует, что сотрудниками милиции М. был задержан 24 сентября 1998 года. Из протоколов видно, что личные обыски (досмотры) М. проводились 24 и 25 сентября 1998 года (л.д. 17, 18 т. 1), его опознание проводилось 25 сентября 1998 года (л.д. 9 - 11 т. 1), допрос в качестве подозреваемого - 25 сентября 1998 года (л.д. 94 - 96 т. 1). Как следует из отдельного поручения следователя (л.д. 19 т. 1), сотрудниками милиции М. был задержан 24 сентября 1998 года. Протокол его задержания датирован 1 часом 12 мин. 26 сентября 1998 года (л.д. 97 т. 1). При таких данных срок наказания следует исчислять с 24 сентября 1998 года.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 14 сентября 2001 г. в отношении М. изменить и начало срока отбывания наказания исчислять ему с 24 сентября 1998 года.

В остальной части тот же приговор в отношении М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

КОННОВ В.С.

ХЛЕБНИКОВА Н.Л.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"