||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2002 г. N 74-о01-24

 

Председательствующий: Сотников А.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Разумова С.А.,

судей - Глазуновой Л.И. и Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 18 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных П., С., Н., З. и Б., адвокатов Кузнецова Э.В., Левина И.И., Чаус О.П. и Шостак П.В. на приговор Верховного Суда Республики Саха /Якутия/ от 22 декабря 2000 года, которым

П., <...>, грек, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы,

по ст. 126 ч. 2 п. "а", "в", "з" УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 163 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по ст. 126 ч. 2 п. "а", "в", "з" УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 163 ч. 3 п. "в" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...>, башкир, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. 126 ч. 2 п. "а", "в", "з" УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к 1 году лишения свободы,

по ст. 163 ч. 3 п. "в" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 8 лет 3 месяца лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

З., <...>, татарин, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы,

по ст. 163 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, молдаванин, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

по ст. 163 ч. 3 п. "в" УК РФ к 7 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 8 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с П., С., Н., З. и с отца несовершеннолетнего Б. - Б.Л. солидарно в пользу К. и Е. возмещение материального ущерба 15986 руб. и компенсацию морального вреда 150.000 руб.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденных Н. и С., адвоката Чаус О.П. и защитника Аминева А.С., поддержавших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Лушпа Н.В., предлагавшей внести в приговор изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П., Н. и С. осуждены за избиение К.А. 1969 года рождения из хулиганских побуждений по предварительному сговору группой лиц, его похищение.

Также они осуждены за вымогательство у него кода карточки "Миркарты" с целью получения суммы денег, находившейся на счете, совершенное по предварительному сговору с З. и Б., и убийство потерпевшего из корыстных побуждений, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

Преступление совершено в ночь на 5 апреля 2000 года в г. Мирном при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б., З., Н., С. свою вину признали частично, П. - не признал.

В кассационных жалобах:

Адвокат Кузнецов Э.В. в интересах осужденного П. просит приговор суда отменить и дело направить на новое расследование. Основанием к этому он указывает, что в период следствия нарушены требования ст. 17 УПК РСФСР, обвиняемым, не владеющим русским языком, не были предоставлены переводчики. Приговор постановлен на показаниях осужденных, допрошенных в период расследования дела в состоянии алкогольного опьянения, в связи с чем эти показания не могут служить доказательством по делу. Указывает на иные нарушения закона, допущенные органами следствия, которые судом остались без внимания, в результате чего было принято незаконное решение.

Адвокат Чаус О.П., принявший поручение на защиту интересов П. в кассационной инстанции, просит переквалифицировать действия его подзащитного со ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ и смягчить наказание. Он указывает, что судом не установлена роль каждого участника избиения, их действия не конкретизированы, доказательств, свидетельствующих о наличии у них умысла на убийстве потерпевшего, не добыто. При назначении наказания П. не учтены смягчающие обстоятельства, его явка с повинной, вывод суда о том, что он явился особо активным участником преступления не основан на материалах дела. Просит с учетом его доводов внести в приговор изменения.

Осужденный П. просит приговор отменить и дело направить на новое расследование. Он считает, что приговор постановлен на противоречивых показаниях осужденных и свидетелей, не подтвержденных другими доказательствами по делу. На предварительном следствии он давал показания, находясь в нетрезвом состоянии, при этом адвокат ему предоставлен не был. Впоследствии ему предоставили адвоката, однако, их позиции расходились, и "его объяснения не имели успеха". Кроме того, он плохо владеет русским языком, однако, в услугах переводчика ему отказали. Ссылается на недозволенные методы следствия, в связи с чем они вынуждены были оговорить себя, фальсификацию следственных документов, и другие нарушения закона, допущенные следователем. Также он указывает, что после случившегося он и Б. пришли в милицию и рассказали о своих действиях в отношении потерпевшего, однако, их заявление не было оформлено как явка с повинной.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что описательная часть приговора не соответствует резолютивной, кроме того, судом не выяснена причина изменения показаний осужденными и свидетелями, имевшиеся в их показаниях противоречия не оценены.

Адвокат Шостак П.М. в защиту интересов осужденного С. просит отменить приговор и дело направить на новое расследование. Адвокат указывает, что в период расследования дела были нарушены права осужденного на защиту, ему несвоевременно предоставлен адвокат, первоначальные следственные действия с участием осужденного проводились не уполномоченным на то лицом, допускалась фальсификация процессуальных документов, несвоевременно С. был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы, в заключении судебно-медицинской экспертизы имеется несоответствие материалам дела. Все эти нарушения суд оставил без внимания, имеющиеся по делу противоречия, не выяснены и не оценены.

Осужденный С., соглашаясь с квалификацией его действий по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ, в остальной части просит приговор отменить и дело производством прекратить. Утверждает, что дело в отношении них было сфабриковано, описательная часть приговора не соответствует резолютивной, показания на предварительном следствии они давали под физическим воздействием со стороны оперативных работников, эти показания, не могут быть использованы в качестве доказательств их вины в совершении преступления. Считает, что судебное следствие велось с обвинительным уклоном, суд не только не обратил внимание на нарушение закона, допущенное органами следствия, но и сам не соблюдал требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, что в конечном итоге привело к постановлению незаконного приговора. Просит с учетом его доводов внести в приговор изменения.

Адвокат Левин И.И. в защиту интересов осужденного Н., не соглашаясь с приговором, не приводя каких-либо доводов, считает, что действия его подзащитного, за исключением ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ, квалифицированы неправильно.

В дополнениях к кассационной жалобе он утверждает, что вывод суда в той части, что осужденные в кармане потерпевшего обнаружили карточку "Миркарта" и решили воспользоваться ее, не соответствует действительности. Его подзащитный был против того, чтобы везти потерпевшего на дачу, и участия в его избиении на даче не принимал. Кровь потерпевшего на одежде осужденного могла попасть в тот момент, когда он помогал остальным посадить К.А. в машину. О непричастности его подзащитного к лишению жизни потерпевшего свидетельствуют показания свидетеля А., которая сообщила телеграммой, что на предварительном следствии она оговорила его в этом под воздействием сотрудников милиции. В судебном заседании все осужденные утверждали, что Н. не принимал участия в избиении потерпевшего в дачном домике, однако, суд эти показания не принял во внимание и не дал им оценки. Не оспаривая вины Н. в совершении хулиганских действий, просит приговор в части осуждения его за похищение К.А., вымогательство и убийства отменить и дело производством прекратить.

Осужденный Н., не соглашаясь с приговором в части осуждения за похищение К.А., вымогательство и его убийство, просит разобраться в деле и изменить приговор. Он не отрицает, что нанес потерпевшему несколько ударов по ноге не выше колена, вместе с тем, утверждает, что на даче участия в его избиении не принимал, за убийство осужден необоснованно. Его заявление об этом подтвердили в судебном заседании и остальные осужденные. Не согласен он с приговором и в той части, что совместно с другими вымогал у К.А. карточку. Никакой карточки у него он не видел и в руках не держал, к уголовной ответственности за вымогательство привлечен незаконно.

Осужденный З. просит отменить приговор и дело направить на новое расследование. Он указывает, что на предварительном следствии оговорил себя и остальных под психологическим воздействием со стороны оперативных работников, поэтому его показания не могут служить доказательством по делу. В судебном заседании они изменили свои показания, однако, суд не выяснил причину изменения показаний и не дал противоречиям оценки. Считает, что приговор постановлен с нарушением закона, описательная его часть не соответствует резолютивной, что является основанием к его отмене. Судебное следствие проведено с нарушением ст. 20 УПК РСФСР, что привело к неправильной квалификации их действий.

Осужденный Б. просит отменить приговор и дело направить на новое расследование. Основанием к этому он указывает, что он постановлен на показаниях осужденных и свидетелей, данных в период расследования дела, от которых они впоследствии отказались, объяснив причину отказа. Кроме того, ссылается на нарушение его права на защиту в период расследования дела, ему несвоевременно был предоставлен адвокат, а допрашивали его в отсутствии родственников, хотя он является несовершеннолетним. Ему известно, что свидетели были также "запуганы" и давали на следствии неправдивые показания. Все это стало известно в судебном заседании, однако, суд эти заявления проигнорировал и принял решение на основании доказательств, добытых с нарушением закона. Не, учтено судом и то обстоятельство, что они с П. сами пришли в милицию и рассказали о случившемся. Считает, что у суда не имелось оснований к осуждению его по столь тяжким преступлениям как вымогательство и убийство, доказательств его вины в этом в материалах дела не имеется. Он не видел у К.А. никакой карточку узнал о ней лишь в период следствия. Согласен нести ответственность лишь в той части, в какой он виновен. Кроме того он указывает, что плохо владеет русским языком, а пользоваться услугами переводчика ему отказали.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что не отрицает своей вины в совершении хулиганских действий, однако участия в остальных противоправных действиях в отношении К.А. он не принимал.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшие К. и Е. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вину осужденных в совершении инкриминируемых им деяний доказанной.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденных, данных в период расследования дела.

Признавая свою вину в совершении хулиганских действий в отношении К.А., П., С. и Н. рассказали об обстоятельствах совершения этих действий, своих действиях и действиях остальных участников избиения. Рассказали, что в процессе избиения случайно обнаружили в кармане потерпевшего карточку и решили воспользоваться ею. Для того, что бы узнать код карточки, Н. предложил переместить К.А. в подъезд ближайшего дома, а остальные ему возразили, и они договорились увезти на дачу, где употребляли спиртные напитки. На даче они продолжили избивать К.А., требуя назвать код карты. К их действиям подключились З. и Б. К.А. неоднократно называл код карточки, и они ездили в магазин с целью получить материальную выгоду, однако, код карточки был назван неверным, и они возвращались на дачу, избивали потерпевшего, требуя сообщить правильный код. Затем обнаружили, что К.А. не подает признаков жизни.

Такие же показания давали З. и Б., находившиеся на даче и принимавшие участие, в избиении потерпевшего.

Следует отметить, что все они рассказывали не только о своих действиях, совершенных в отношении потерпевшего, но и действиях остальных участников избиения, утверждая, что к избиению причастны все.

Хотя Н. отрицал свою причастность к избиению К.А. на даче, однако, остальные осужденные уличали его в этом, и поясняли, что он тоже принимал участие в его избиении. Подтверждали они и то обстоятельство, что Н. с другими ездил в магазин проверять код карточки.

Эти показания осужденных судом признаны достоверными, поскольку подтверждаются другими материалами дела.

Труп К.А. с признаками насильственной смерти был обнаружен в дачном домике, указанном П. и Б. На стенах, предметах мебели и полу обнаружены пятна бурого цвета, похожие на кровь.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила в результате тупой травмы головы, сопровождавшейся кровоизлияниями под оболочки головного мозга. Кроме того, на трупе обнаружены сочетанная травма головы и шеи, неполный перелом левого большого рожка подъязычной кости, колото-резаное ранение левого бедра, резаная рана руки, множественные ссадины и кровоподтеки конечностей и туловища.

Признавая свою вину в совершении противоправных действий в отношении К.А., каждый из осужденных пояснял, что они наносили удары К.А. и по туловищу, и по голове. Ножом в область бедра его ударил П.

В период расследования дела у осужденных была изъята одежда, в которой они находились в момент совершения инкриминируемых им деяний.

При судебно-биологическом исследовании на одежде и обуви П. и З., а также одежде Н. обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается.

Аналогичные следы крови обнаружены и в смывах, сделанных при осмотре места обнаружения трупа.

Свидетель К.Е. пояснила, что в ночь на 5 апреля 2000 года она находилась в магазине, разговаривала с К.А., стоявшим возле магазина. Около часа ночи подъехали С., П. и Н., которые избили К.А., обшарили карманы, забросили в машину и увезли. Часа через три к магазину подъехали П. и Б. и сказали, что нашли у К.А. "Миркарту", узнали код карты и попробовали снять деньги. Однако у них ничего не получилось, и они заявили, что если К.А. не скажет код карты, они будут его бить до тех пор, пока не умрет.

Свидетель А. на предварительном следствии поясняла, что она была на даче в группе с молодыми людьми и видела, что все они, в том числе и Н., избивали незнакомого мужчину. При этом Н. прыгал ему на грудь. Удары наносили по голове и туловищу.

В судебном заседании осужденные изменили свои показания и стали утверждать, что каждый из них причинил потерпевшему незначительные побои, от которых не могла наступить смерть.

Эти показания судом проверены, выяснены причины изменения показаний и оценены.

Находя вину осужденных в совершении противоправных действий в отношении потерпевшего доказанной, суд обоснованно сослался в приговоре на их показания на предварительном следствии, которые подтверждаются другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины П., С. и Н. в совершении хулиганских действий в отношении К.А., их вины, а также вины З. и Б. в вымогательстве чужого имущества и умышленном убийстве потерпевшего группой лиц, и правильности квалификации их действий в этой части, судебная коллегия находит, что действия П., Н. и С. по ст. 126 ч. 2 п. "а", "в", "з" УК РФ квалифицированы излишне.

Как установил суд, эти осужденные посадили К.А. в машину не с целью его захвата и последующего удержания, а с целью узнать код карточки, обнаруженной у него в кармане.

Привезя на дачу, они избивали его, требуя назвать код карточки. Неоднократно ездили в магазин, чтобы проверить достоверность названного потерпевшим кода и снять деньги, либо приобрести продукты. Впоследствии они обнаружили, что он мертв.

Данных, свидетельствующих о том, что они намеревались удерживать К.А. в неволе, в приговоре не приведено, не содержится их и в материалах дела, в связи с чем приговор в части осуждения П., Н. и С. за похищение человека подлежит отмене, а дело - прекращению производством за отсутствием состава преступления в их действиях.

Кроме того, подлежит исключению из осуждения П., С., Н., З. и Б. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак: "убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц", оставив осуждение каждого по данному пункту по квалифицирующему признаку "убийство, совершенное группой лиц".

К такому выводу судебная коллегия приходит в связи с тем, что ни в период расследования дела, ни в судебном заседании доказательств, подтверждающих вывод следствия и суда в той части, что они заранее договорились лишить потерпевшего жизни, не имеется.

По этим основаниям приговор в этой части подлежит изменению.

Подлежит исключению из резолютивной части приговора осуждение каждого по ст. 163 ч. 2 п. "а" УК РФ, поскольку, признав их виновными в совершении данного преступления, суд не назначил по ней наказание.

Кроме того, подлежит отмене приговор в части удовлетворения гражданского иска в пользу потерпевших, поскольку данный вопрос разрешен судом с нарушением закона и судебная коллегия не имеет возможности исправить допущенную ошибку.

Как видно из резолютивной части приговора, суд принял решение о взыскании с осужденных, достигших совершеннолетия, и законного представителя несовершеннолетнего осужденного компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба в солидарном порядке. Кроме того, приняв решение о взыскании с осужденных указанных в приговоре сумм в пользу двух потерпевших, суд не указал, в каком размере и в пользу какого потерпевшего подлежат взысканию эти суммы.

Иных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебной коллегией не установлено.

Заявление осужденных в той части, что органами следствия и судом нарушено право на защиту, выразившееся в том, что их ходатайство о предоставлении переводчиков были отклонены, судебная коллегия находит несостоятельным.

Из материалов дела видно, что при задержании, каждому из них разъяснено право пользоваться услугами переводчика, однако, все они от услуг таковых отказались. Это волеизъявление нашло отражение в следственных документах.

Кроме того, установлено, что все они длительное время /практически с раннего детства/ проживали на территории Российской Федерации в окружении людей, общающихся на русском языке, обучались в школах, преподавание в которых велось также на русском языке. Некоторые из них закончили средние специальные учебные заведения на русском языке.

При таких обстоятельствах полагать, что осужденные не владеют русским языком, оснований судебная коллегия не находит.

Проверено судом и заявление осужденных о недозволенных методах следствия.

Находя его необоснованным, суд свое решение в приговоре мотивировал.

Ставить под сомнение принятое судом решение оснований судебная коллегия не усматривает.

Не может согласиться судебная коллегия с утверждением адвоката Шостак П.М. в той части, что заключение судебно-медицинской экспертизы не соответствует материалам дела, поскольку указанное адвокатом "несоответствие" является очевидной технической опечаткой, которая в целом не ставит вывод эксперта о времени наступления смерти под сомнение.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым, данных о личности каждого осужденного и смягчающих обстоятельств, оснований к его смягчению не имеется.

Вместе с тем, в связи с изменением действующего законодательства, подлежит исключению из приговора указание суда о назначении вида воспитательной колонии, в которой осужденному Б. назначено отбывать лишение свободы.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Саха /Якутия/ от 22 декабря 2000 года в отношении П., С., Н., Б. и З. изменить:

- отменить приговор в отношении П., С., и Н. в части осуждения по ст. 126 ч. 2 п. "а", "в", "з" УК РФ и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления в их действиях;

- исключить из приговора осуждение П., С., Н., З. и Б. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ по квалифицирующему признаку "убийство, совершенное по предварительному сговору", оставив их осуждение по данной статье, части и данному пункту по квалифицирующему признаку "убийство, совершенное группой лиц";

- исключить осуждение каждого по ст. 163 ч. 2 п. "а" УК РФ;

- отменить приговор в части решения суда о взыскании с П., С., Н., З. и отца несовершеннолетнего Б.Л. солидарно в пользу К. и Е. материального ущерба в сумме 15986 руб. и компенсации морального вреда 150.000 руб.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з", 163 ч. 3 п. "в", 213 ч. 2 п. "а" УК РФ, путем частичного сложения окончательно П. назначить 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з", 213 ч. 2 п. "а", 163 ч. 3 п. "в" УК РФ путем частичного сложения окончательно С. назначить 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з", 213 ч. 2 п. "а", 163 ч. 3 п. "в" УК РФ путем частичного сложения окончательно Н. назначить 8 лет 1 месяц лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Отбывание лишения свободы по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з", 163 ч. 3 п. "в" УК РФ сроком на 8 лет 3 месяца Б. назначить в воспитательной колонии.

В остальной части приговор в отношении П., С., Н., Б. и З. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"