||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2002 г. N 22-о02-06

 

Судья: Цакоев А.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кузнецова В.В.,

судей - Ботина А.Г. и Ермилова В.М.

18 апреля 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Бадовой Л.Т. на приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 16 ноября 2001 года, которым

К., <...>, армянин, гражданин Российской Федерации, со средним образованием, не работающий, ранее не судимый, разведенный, житель гор. Владикавказа РСОА,

осужден по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

К. оправдан: по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 33 и п. "а" ч. 2 ст. 205, ч. 1 ст. 223 и ч. 2 ст. 223 УК РФ - за недоказанностью его вины в совершении преступлений, а по ч. 4 ст. 223 УК РФ - за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г. и заключение прокурора Третецкого В.А., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в незаконном неоднократном приобретении, хранении и перевозке огнестрельного оружия - пистолетов "ТТ" и "ПСМ", боеприпасов - патронов в количестве 31 штуки калибра 7,62 мм, 24 - 5,45 мм, 51 - 5,6 мм, 28 - 9 мм, 30 - 9 мм "Парабеллум", и взрывчатых веществ - минный детонатор, граната РГД-5 с взрывателем и аммонит - 200 гр.

Согласно приговору преступления совершены 28 июля 1999 года и 17 ноября 2000 года в г. Владикавказе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный виновным себя в совершении указанных преступлений не признал.

В кассационной жалобе адвокат Бадова в защиту К., не оспаривая фактические обстоятельства дела, изложенные в описательной части приговора, утверждает, что действия осужденного квалифицированы неправильно. Полагает, что К. не мог быть осужден по событиям от 28.07.99, поскольку постановлением органов следствия от 08.08.99 в возбуждении уголовного дела в этой части было отказано. При этом отмечает, что решение прокурора от 26.01.2000 об отмене указанного постановления и вменение осужденному действий по событиям от 28.07.99 и признака неоднократности является неправильным, поскольку на осужденного распространяется акт амнистии, а также и потому, что осужденный добровольно выдал работникам правоохранительных органов оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества. Просит учесть эти обстоятельства и изменить приговор, исключить осуждение К. по событиям от 28.07.99 и по признаку неоднократности, переквалифицировать его действия на ст. 222 ч. 1 УК РФ, по которой с учетом данных о личности и состояния здоровья осужденного назначить ему условное наказание.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, находит приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности К. в незаконном неоднократном приобретении, хранении и перевозке огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Факты незаконного оборота оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенные осужденным 28.07.99 и 17.11.2000, не оспариваются и его защитником в кассационной жалобе.

Что касается содержащихся в кассационной жалобе адвоката доводов о том, что решение прокурора от 26.01.2000 об отмене постановления от 08.08.99 об отказе в возбуждении уголовного дела по эпизоду от 28.07.99 является незаконным, поскольку К. оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества сдал добровольно, то они являются необоснованными, поскольку не основаны на законе.

Действительно, согласно Примечанию к ст. 222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Вместе с тем, в соответствии с уголовным законом под добровольной сдачей огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, предусмотренной приведенным примечанием, следует понимать лишь выдачу лицом указанных предметов по своей воле или сообщение органам власти о месте их нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения вышеуказанных предметов.

Однако, как видно из материалов дела, органы следствия располагали объективной информацией как о факте незаконного хранения осужденным огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, так и о месте их хранения, о чем свидетельствует содержание постановления судьи от 26.07.99 о разрешении работникам УФСБ России обследовать жилое и подвальное помещение, гараж и автомобиль осужденного, а также содержание акта такого обследования, согласно которому огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества хранились именно в указанных местах.

При таких данных и при отсутствии со стороны К. до производства указанного оперативно-розыскного мероприятия какого-либо сообщения органам власти о месте нахождения оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ сдача им работникам правоохранительных органов сразу после предъявления ему постановления судьи и предложения добровольно выдать незаконно хранящиеся у него указанные предметы является не добровольной в смысле приведенного выше Примечания, а вынужденной, вызванной информированностью правоохранительных органов, исключающей реальную возможность дальнейшего хранения этих предметов.

Поэтому решение прокурора от 26.01.2000 об отмене постановления от 08.08.99 об отказе в возбуждении уголовного дела равно как и осуждение К. по эпизоду от 28.07.99 является правильным.

Нельзя согласиться и с содержащимися в кассационной жалобе адвоката доводами о том, что К. не мог быть осужден за незаконный оборот оружия по эпизоду обвинения от 28.07.99, поскольку на осужденного распространялся п. п. "а" п. 8 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", то они также не основаны на законе.

Согласно п. п. "а" п. 8 указанного Постановления подлежали прекращению уголовные дела, находящиеся в производстве органов предварительного следствия, в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, за которые предусмотрено максимальное наказание, не превышающее трех лет лишения свободы.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, по эпизоду от 28.07.99 К. фактически обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком до 4 лет.

Таким образом, анализ имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировал действия осужденного по ст. 222 ч. 2 УК РФ.

Мера наказания осужденному назначена судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих его личность, в том числе и тех, на которые ссылается адвокат в своей кассационной жалобе.

Оснований для смягчения осужденному наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 16 ноября 2001 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"