||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2002 г. N 52-о01-8

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Разумова С.А.,

судей - Глазуновой Л.И. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 18 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных К., С. и Ю., адвоката Барсукова В.А. на приговор Верховного Суда Республики Алтай от 28 февраля 2001 года, которым

К., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый,

- 25 октября 1995 года по ст. ст. 15, 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

- 6 августа 1996 года по ст. ст. 144 ч. 2, 15, 145 ч. 2, 149 ч. 1 УК РСФСР с частичным присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору к 4 годам лишения свободы, освобожден 4 декабря 1999 года по отбытии срока наказания,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "а", "б", "г" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 158 ч. 3 п. "а", "б", "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "а", "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по ст. 167 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

По ст. 325 ч. 1 и 2 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления в его действиях.

По ст. 209 ч. 1 УК РФ оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

С., <...>, русский, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 325 ч. 1 и 2 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления в его действиях.

По ст. 209 ч. 1 УК РФ оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Ю., <...>, курд, с незаконченным высшим образованием, ранее не судимый,

Осужден по ст. 162 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по ст. 167 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы,

по ст. 175 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 209 ч. 1 УК РФ оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

По делу осужден Т.В. по ст. 175 ч. 1 УК РФ, приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения Ю., признавшего свою вину в совершении всех инкриминируемых ему деяний и просившего смягчить с учетом этого наказание, заключение прокурора Асанова В.Н., полагавшего освободить Ю. от наказания по ст. 175 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сроков давности, в остальной части приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

К. и С. осуждены за совершение разбойного нападения с целью завладения имуществом в крупных размерах. Ю. - за сбыт имущества заведомо добытого преступным путем.

Кроме того, К. и Ю. осуждены за совершение организованной группой ряда разбойных нападений с целью завладения имуществом в крупных размерах, кражу чужого имущества, совершенную организованной группой, покушение на кражу чужого имущества, совершенную организованной группой лиц, умышленное уничтожение имущества.

К. принимал участие в трех разбойных нападениях, двух кражах и покушении на кражу чужого имущества, С. - в одном разбойном нападении, Ю. - в двух разбойных нападениях, одной краже и покушении на кражу чужого имущества.

Преступления совершены в период с 21 января по 16 июня 2000 года в г. Горно-Алтайске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. свою вину признал полностью, С. - не признал, Ю. признал в покушении на кражу чужого имущества, по остальным эпизодам совершения инкриминируемых ему деяний не признал.

В кассационных жалобах:

Осужденный Ю. считает приговор явно несправедливым, незаконным, постановленным с нарушениями уголовно-процессуального закона.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что его осудили за преступления, которых он, за исключением покушения на кражу чужого имущества, не совершал. Считает, что судом не соблюдены требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, что привело к постановлению незаконного приговора. Утверждает, что К. оговаривает его в совершении преступлений по причинам, ему неизвестным. Вместе с тем, по его мнению, показания К. не подтверждаются другими доказательствами, в связи с чем не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Очевидцев совершения преступления не было, потерпевшие никого из осужденных не опознали, так как нападавшие находились в масках. След обуви, обнаруженный при осмотре места происшествия, оставлен не его ботинками. Обувь, направленная для трасологического исследования ему не принадлежит, данное обстоятельство подтвердила и его жена. По его мнению, необходимо было допросить в судебном заседании Ш., на которого ссылается К. как одного из участников преступления, и его показания, как он считает, могли устранить все сомнения по делу. Он не отрицает, что иногда выступал в качестве посредника при продаже компьютерной техники, однако, не предполагал, что она похищена. Просит учесть смягчающие обстоятельства, семейное положение и смягчить наказание.

Осужденный К., не оспаривая доказанности своей вины и правильности квалификации его действий, считает, что наказание ему назначено чрезмерно суровым. Он искренне раскаялся в содеянном, способствовал раскрытию преступления, изобличал других участников, принимал меры к возврату похищенного. Просит учесть все это, а также его семейное положение и смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ до минимальных размеров.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что не согласен с квалификацией своих действий в той части, что преступление они совершали в составе организованной группы. Их знакомство с остальными участниками преступления было недолгим, нападения они не планировали, все получалось спонтанно, роли не распределяли, никто из них не рассчитывал на длительную преступную деятельность. Он очень желает возместить гражданским истцам ущерб, а столь длительный срок лишения свободы не позволит это сделать в ближайшее время. С учетом этих доводов он просит внести в приговор изменения.

Осужденный С., находя приговор незаконным и необоснованным, просит об его отмене. Он указывает, что предварительное и судебное следствие проведено неполно и односторонне, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, по делу были допущены существенные нарушения закона. В основу приговора положены противоречивые показания К., которые не подтверждаются другими материалами дела. Утверждает, что К. оговаривает его по неизвестным причинам. Считает, что неправильно изложены и показания свидетеля Ш.С., который в суде заявил, что он давал неправдивые показания в отношении его по просьбе оперативных работников. Он заявляет, что не принимал участия в разбойном нападении и находился в эту ночь в квартире З.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что о необъективности расследования дела свидетельствует тот факт, что следователем был наложен арест на имущество его бывшей жены, к которому он не имеет отношения. А суд, отказавшись принять у жены документы, подтверждающие это обстоятельство, принял решение о конфискации имущества.

Адвокат Барсуков В.А., не приводя каких-либо доводов, просит приговор в отношении С. отменить и дело производством прекратить.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что судом при постановлении приговора не соблюдены требования ст. ст. 301 - 303 УПК РСФСР. Считает, что доводы его подзащитного в той части, что он не принимал участия в нападении, не опровергнуты. Показания К., положенные в основу приговора, не могут служить доказательством вины С. в совершении преступления, поскольку они противоречивы и не подтверждаются другими материалами дела. В судебном заседании К. изменил свои показания, и стал утверждать что преступление совершил с Т., С. в помещение не заходил. Даже если поверить этим показаниям К., действия С. содержат признаки преступления, предусматривающего ответственность за тайное похищение имущества. Потерпевший П. не опознал С. как лицо, напавшее на него, свидетель Ш.С. оговорил С. по просьбе сотрудников милиции. Других доказательств вины его подзащитного в материалах дела не имеется. Просит отменить приговор и дело прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вину осужденных в совершении преступлений при указанных в приговоре обстоятельствах доказанной.

Осужденный К., как на предварительном следствии, так и судебном заседании свою вину признал полностью и подробно рассказал об обстоятельствах совершения каждого преступления и его участниках.

Его показания нашли свое подтверждение при проверке других материалов дела.

Допрошенные в судебном заседании потерпевшие дали показания, соответствующие показаниям К. об обстоятельствах нападения, количестве нападавших и роли каждого из них при совершении преступления. Подтвердили они и то обстоятельство, что все нападавшие находились в масках.

Соответствовали показания К. и данным, зафиксированным в протоколах осмотра места происшествия о месте нахождения учреждений, из помещений которых было похищено имущество, о способе проникновения, о месте расположения похищенных предметов, и др.

В местах, указанных К., была обнаружена и изъята часть имущества, похищенного из того или иного учреждения.

Изъятое имущество было предъявлено для опознания лицам, работающим в учреждениях, из которых оно было похищено, опознано ими и возвращено по принадлежности.

Свидетель Ш.С. пояснил, что именно К.а и С. он подвозил на автомашине в ночь на 21 января 2000 года к зданию РЦНТТУ, а затем - к гаражу дома С., куда они сгрузили вещи. Из вещей он заметил видеокассеты, предмет, напоминающий телевизор, видеомагнитофон.

Показания Ш.С. соответствуют показаниям К. в той части, что в совершении преступления в ночь на 21 января 2000 года принимал участие С.

При осмотре места происшествия были обнаружены и изъяты следы и улики, /окурки, следы обуви/ подтверждающие нахождение К. и Ю. в местах совершения преступления.

При кассационном рассмотрении дела Ю. пояснил, что действительно принимал участие во всех преступлениях, указанных в приговоре, и очень сожалеет о том, что не говорил об этом ранее. Кроме того, он пояснил, что ему известно о похищении компьютеров, совершенном К. и С.

Осужденный Т.В. прояснил, что помогал К. реализовывать компьютерную технику; при этом знал, что она похищена.

Свидетель П.Е. также подтвердил, что неоднократно по просьбе Ю. и К. помогал реализовывать компьютерную технику, при этом выдал квитанции магазина, куда сдавал эту технику для продажи.

При совершении преступления в административном здании ОАО "Совхоз-завод Подгорный" Ю. был задержан, на месте происшествия обнаружена и изъята монтажка.

Согласно выводам трасологической экспертизы следы взлома на дверных косяках технологического техникума могли быть образованы данной монтажкой.

К., рассказывая об обстоятельствах совершения преступления, пояснял, что при совершении преступлений они взламывали дверные запоры этой монтажкой.

Наличие, степень тяжести и механизм образования телесных повреждений у потерпевших подтверждается заключениями судебно-медицинских экспертиз.

В судебном заседании К. частично изменил свои показания по первому эпизоду хищения, и пояснил, что в преступлении с целью завладения компьютерной техникой из РЦНТТУ участвовал Т., а С. в помещение не заходил, находился в это время возле машины, на которой увезли похищенное.

Эти показания К., равно как и показания С. в той части, что в это время он находился в квартире З., судом тщательно проверены и, с приведением мотивов принятого решения, отвергнуты.

Оценив добытые доказательства в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные совершили инкриминируемые им деяния, и их действиям дал правильную юридическую оценку.

Соглашаясь с выводом суда в той части, что преступления К. и Ю. совершались в составе организованной группы, судебная коллегия исходит из того, что их преступная деятельность продолжалась несколько месяцев, преступления совершали по заранее разработанному плану, распределяя роли. При нападениях свои лица они прикрывали заранее приготовленными масками, использовали шнуры, веревки, наладили рынок сбыта похищенного.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит вывод суда о совершении осужденными преступлений организованной группой лиц правильным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденных на защиту, по материалам дела не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного.

При обсуждении вопроса о наказании в отношении каждого осужденного, включая К., судом учтены все смягчающие обстоятельства, в том числе и те, на которые они ссылаются в кассационных жалобах, и с соблюдением закона, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, учитывая, что в кассационной инстанции Ю. признал свою вину в совершении всех инкриминируемых ему деяний и раскаялся в содеянном, судебная коллегия считает необходимым смягчить ему наказание, назначенное по ст. 162 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ и по совокупности преступлений.

Кроме того, на момент рассмотрения дела в кассационной инстанции истекли сроки давности по ст. 175 ч. 1 УК РФ, в связи с чем он подлежит освобождению от наказания, назначенного по данной статье.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Алтай от 28 февраля 2001 года в отношении Ю. изменить:

- в соответствии со ст. 5 ч. 1 п. 3 УПК РСФСР освободить его от наказания, назначенного по ст. 175 ч. 1 УК РФ в связи с истечением сроков давности,

- смягчить ему наказание, назначенное по ст. 162 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ до 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Ю., а также К. и С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"