||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2002 года

 

Дело N 56-о01-77

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Хлебникова Н.Л. и Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 18 апреля 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных С., О. и Р., по кассационному протесту прокурора Приморского края на приговор Приморского краевого суда от 10 мая 2001 года, которым

М., <...>, русский, с образованием 7 классов, неженат, не работал, судим:

1) 13.02.96 по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, освобожден 28 ноября 1997 г. по отбытии наказания;

2) 29.07.98 по ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, -

оправдан по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ за недоказанностью его вины.

О., <...>, русский, со средним образованием, не работал, судим 16.02.2001 по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии..." от наказания освобожден, -

осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 2 года лишения свободы; по ст. 33 ч. 5 и ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

Он же оправдан по ст. 150 ч. 4 УК РФ.

Р., <...>, со средним образованием, не женат, не работал, судим 04.07.92 по ст. ст. 89 ч. 3, 144 ч. 2, 210 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 29.02.96 по отбытии наказания, -

осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 317 УК РФ на 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ст. ст. 150 ч. 4 и 166 ч. 4 УК РФ.

С., <...>, русский, со средним образованием, женат, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, инвалид 3-й группы, работал в ООО "Долина", -

осужден по ст. 33 ч. 5 и ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ на 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

Он же оправдан по ст. ст. 150 ч. 4 и 158 ч. 3 п. "б" УК РФ.

Постановлено взыскать с О., Р. и С. солидарно в пользу С.Е. (М-ной) 405440 рублей.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л. по обстоятельствам дела и доводам жалоб и протеста, заключение прокурора Шаруевой М.В., поддержавшей протест, Судебная коллегия

 

установила:

 

О. осужден за кражу принадлежащего М.В. автомобиля "Тойота Сурф", стоимостью 41199 руб. 68 коп., совершенную в группе лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

Он же и С. осуждены за пособничество Р. в открытом хищении чужого имущества в крупном размере, в группе лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, совершенном О. неоднократно, а сам Р. - за разбойное нападение на С.Е. и М.А. с целью завладения имуществом в крупном размере, в группе лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия.

Кроме того, Р. осужден за незаконные приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов и за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа Ж. в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Обстоятельства указанных преступлений, а также основания, по которым М. и С. оправданы по обвинению в краже автомобиля, принадлежащего М.В., приведены в приговоре.

В судебном заседании О., С. и Р. признали себя виновными частично.

В кассационных жалобах:

осужденный С. признает, что он, как указано в жалобе, невольно стал пособником тяжкого преступления.

В то же время указывает, что он не знал о способе хищения, о размере денежной суммы и о наличии в квартире людей. Он лишь выполнял команды.

Все это, по его мнению, суд не учел, а при назначении ему наказания оставил без внимания смягчающие обстоятельства: положительные характеристики, наличие на иждивении ребенка, плохое состояние здоровья и т.д.

Просит на основании ст. 64 УК РФ ограничиться отбытым сроком наказания, применив в соответствии со ст. 73 УК РФ условное осуждение.

Осужденный О. указывает, что в краже автомобиля у М.В. он признал себя виновным и сделал по этому эпизоду явку с повинной.

В этой связи, как он полагает, у суда имелись основания для назначения ему по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ более мягкого наказания и применения к нему акта амнистии от 26.05.2000.

Он также признает, что участвовал вместе с Б., Р. и С. в сговоре, однако утверждает, что между ними речь шла о краже денег у С.Е., а не о нападении, тем более с применением оружия, о наличии которого он не знал.

Полагает, что его действия в этой части следовало квалифицировать по ст. 158 ч. 3 УК РФ.

Просит переквалифицировать содеянное на указанную статью УК и ограничиться в отношении него отбытым сроком наказания.

Осужденный Р. оспаривает обоснованность осуждения его по ст. ст. 162 ч. 3 и 317 УК РФ, ссылаясь на то, что между ними не было сговора, он один хотел тайно похитить деньги у М.А., которого подозревал в причастности к угону его автомобиля.

В момент выстрела он не видел, что Ж. является работником милиции и к тому же "стрелял мимо", однако потерпевший прыгнул в сторону и "сам попал под выстрел".

Все это, как полагает Р., не было исследовано; имеющихся доказательств недостаточно для вынесения обвинительного приговора.

В кассационном протесте поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое расследование.

При этом утверждается, что вывод суда о недоказанности вины М. и С. в краже автомобиля "Тойота Сурф", принадлежащего М.В., противоречит материалам дела и собранным доказательствам, которые, по мнению автора протеста, оставлены без должной проверки со стороны суда и потому не получили оценки в приговоре.

В обоснование приводятся ссылки, в частности, на показания О. на предварительном следствии при производстве с его участием следственного эксперимента (л.д. 151 - 153 т. 2) и на его же явку с повинной (л.д. 180 - 181 т. 1), на показания С. в предыдущем судебном заседании, на протоколы осмотра места происшествия и автомобиля потерпевшего (л.д. 14 - 16, 17, т. 1).

Наряду с этим высказывается мнение о неполном исследовании обстоятельств, связанных с алиби М.; о том, что "некритически" оценены показания свидетелей К.Л. и К.Н., которые, как указано в протесте, заинтересованы в освобождении последнего от уголовной ответственности; не приняты меры к обеспечению явки в судебное заседание свидетеля К.И., подтвердившего на следствии участие С. в распоряжении похищенным автомобилем.

В протесте обращается внимание и на необходимость соединения настоящего дела с выделенным ранее делом в отношении Б., тоже причастного к краже автомобиля у М.В., установления роли каждого участника преступления и предъявления соответствующего обвинения.

Осужденный С. представил возражения на кассационный протест, в которых выражает мнение о том, что по делу нет оснований для отмены оправдательного приговора.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах и в протесте доводы, а также выслушав объяснения по ним осужденного Р., участвовавшего в кассационном рассмотрении дела, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим частичной отмене.

Фактические обстоятельства, при которых О., С. и Р. завладели крупной денежной суммой (14 тыс. долларов США), а также связанные с посягательством Р. на жизнь работника милиции Ж., с его незаконными действиями в отношении огнестрельного оружия и боеприпасов, по настоящему делу установлены правильно.

Вина осужденных в совершении указанных преступлений материалами дела доказана и в кассационном протесте не приведено мотивов, обосновывающих необходимость отмены приговора в этой части.

Доводы в жалобах о том, что О., С., Р. заранее не договаривались о хищении у С.Е. денег в крупном размере и их действия по этому эпизоду следует расценивать как кражу, несостоятельны.

Из материалов дела видно, что О. предоставил информацию о наличии у С.Е. и ее сожителя М.А. крупной денежной суммы (14000 долларов США), вырученной от продажи квартиры, а также сообщил, что они временно остановились в квартире его сестры, назвал день и время их отъезда в аэропорт.

После этого с его участием С., Р. и лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, договорились похитить деньги до отъезда потерпевших в аэропорт.

При подготовке к преступлению они планировали завладеть деньгами путем кражи или грабежа.

При этом, как показал Р., наиболее приемлемый вариант их действий выдвинул О., предложив ворваться в квартиру, связать его сестру и открыто похитить деньги.

Такой способ хищения, согласно его же показаний, одобрил и С., который согласился доставить их на автомобиле к дому О., а после нападения - забрать и помочь скрыться.

Осужденный С. в своих показаниях на предварительном следствии это подтвердил, дополнив, что по приезде к дому Р. отправил его посмотреть, есть ли кто в квартире у О-вых.

Однако он из страха к квартире не подходил; поднявшись на 3 - 4 этаж, увидел, что следом идут Р. с Б., после чего возвратился к автомашине (л.д. 144 - 151, 155 - 158 т. 1).

Как следует из показаний Р., данных им на допросах в качестве обвиняемого, около квартиры О-вых он достал из сумки автомат и одел, как и Б., шапочку с прорезями для глаз.

Дверь им открыла женщина, которую он оттолкнул и прошел в комнату, а Б. остался в прихожей и достал газовый пистолет.

Увидев в комнате женщину и двоих мужчин, скомандовал им: "лечь", при этом выстрелил очередью под потолок и потребовал выдать деньги.

Однако мужчина ответил, что денег нет и тогда он ударил его автоматом в челюсть.

Завладев с Б. деньгами, он направился к выходу и там, в проеме дверей, снова выстрелил.

У подъезда сел в автомобиль к С. и с его помощью с места преступления скрылся (л.д. 169 - 177 т. 1; л.д. 177 т. 2).

Потерпевшие С.Е. и М.А. показали, что за час до отъезда в аэропорт, когда находились в квартире О.Т., на них напали двое мужчин, один из которых был вооружен автоматом, а другой - пистолетом.

Первый мужчина приказал им лечь на пол и, требуя деньги, произвел выстрелы из автомата, а также угрожал застрелить, ударил М.А. стволом автомата в лицо.

Завладев деньгами, преступники убежали.

Они видели с балкона, как от подъезда отъехал автомобиль (л.д. 61 - 65, 78 - 81 т. 1).

Аналогичные сведения сообщила свидетель О.Т.

Свидетель Б.А. показал, что получив информацию об ограблении квартиры, пытался остановить автомобиль "Сузуки-Эскудо", на котором скрывались предполагаемые преступники.

Однако ему это не удалось. В салоне автомобиля, кроме водителя, был один пассажир.

При осмотре автомобиля "Сузуки-Эскудо" на заднем сиденье обнаружены дорожная сумка коричневого цвета, пара матерчатых перчаток, две шапки и др. (л.д. 47 - 51 т. 1).

По заключению судебно-медицинского эксперта М.А. были причинены повреждения в виде рваной раны верхней губы и закрытых переломов обоих скуловых костей со смещением, которые расцениваются как вред здоровью средней тяжести (л.д. 83 т. 2).

При таких данных, получивших оценку в приговоре, следует признать, что действия осужденных по эпизоду хищения 14 тыс. долларов США у С.Е. и М.А. квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными в судебном заседании.

Выводы суда по этому поводу в приговоре мотивированы и основаны на доказательствах, собранных в предусмотренном законом порядке.

Суд также привел в приговоре доказательства виновности Р. в незаконных приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия с боеприпасами к нему. Его осуждение по ст. 222 ч. 1 УК РФ является обоснованным и в кассационных жалобах не оспаривается.

Доводы Р. о том, что потерпевший Ж. "сам попал под выстрел" и к тому же он якобы не знал, что последний является работником милиции, опровергаются всесторонне исследованными и приведенными в приговоре доказательствами, а в частности, показаниями потерпевшего; данными, установленными при осмотре места происшествия; заключением судебно-медицинского эксперта.

Как правильно указал суд в приговоре, после нападения на С.Е. и М.А., при котором была похищена крупная денежная сумма, Р. скрылся с места преступления на автомобиле под управлением С., а когда их стали преследовать работники милиции, покинул автомобиль и стал убегать, имея при себе автомат.

При этом пытался скрыться в кустах.

Увидев преследовавшего его Ж., одетого в форменную одежду работника милиции, он с целью избежать задержания с расстояния 10 - 15 метров произвел из автомата прицельный выстрел в последнего, в результате которого причинил ему сквозное огнестрельное ранение мягких тканей левого предплечья.

Согласно показаний Ж., в последний момент он, увидев, как Р. направил на него автомат, прыгнул за металлическую емкость и уже в падении почувствовал, что ранен.

При указанных обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что Р. посягал на жизнь сотрудника милиции в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Эти действия виновного суд в приговоре правильно квалифицировал по ст. 311 УК РФ.

Наказание суд назначил Р., О., С. за совершение указанных преступлений справедливое, с учетом тяжести содеянного, данных о личности каждого и всех обстоятельств по делу, влияющих на его вид и размер.

Просьбы в жалобах о смягчении наказания не могут быть удовлетворены.

Органами расследования О., С., М. было также предъявлено обвинение в краже принадлежащего М.В. автомобиля "Тойота-Сурф", по которому О. осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, а С. и М. оправданы: С. - за отсутствием в его действиях состава преступления, а М. - за недоказанностью вины.

Однако с таким решением суда как в части осуждения О., так и в части оправдания С. и М. по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ, согласиться нельзя.

В нарушение ст. 20 УПК РСФСР суд не принял все предусмотренные законом меры для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела в этой части и не дал в приговоре оценку всем доказательствам.

В частности, в приговоре не получили соответствующую оценку показания О. при производстве следственного эксперимента, в которых он подробно изложил механизм кражи и указал, какие действия при этом совершил М. (л.д. 151 - 153 т. 2), а также его заявление, именуемое явкой с повинной (л.д. 180 - 181 т. 1), показания в предыдущем судебном заседании, когда он назвал среди других участников кражи С. и М. (л.д. 60 - 61 т. 3).

Без должной проверки оставлены и показания С. в первом судебном заседании о том, что именно он предоставил монтажку и домкрат, с использованием которых был взломан принадлежащий М.В. гараж (л.д. 66 т. 3).

Наряду с этим суд поверхностно исследовал фактические данные, установленные при осмотре места происшествия и автомобиля потерпевшего (л.д. 14 - 16, 17 т. 1), обнаруженного в гараже-контейнере по ул. Строительной в г. Находка; не дал оценки тому, что у С. в его автомобиле найден ключ от замка этого гаража (л.д. 17 - 19 т. 1).

Согласно показаний свидетеля К.И., С. обращался к нему с предложением купить автомобиль "Тойота-Сурф" без документов или подыскать место для его временной стоянки (л.д. 28 т. 1).

Однако его показания суд тоже оставил без внимания. К тому же, имея сведения о месте нахождения К.И., не принял мер к вызову его в судебное заседание и не допросил в качестве свидетеля.

Не исследованы судом с надлежащей полнотой, как правильно отмечается в протесте, и обстоятельства, связанные с алиби М. В этой связи требуют более всесторонней проверки показания свидетелей К.Л. и К.Н., правильная оценка которым может быть дана лишь после этого.

В обоснование виновности О. суд сослался в приговоре главным образом на показания в ходе следствия самого осужденного, а также на показания С. и М., придав им решающее значение (л.д. 132, 133 - 134, 182 - 183, 203 - 204, 205 т. 1).

Между тем суд не принял мер к выяснению обстоятельств, при которых были получены показания О. и С. и не обсудил вопрос о допустимости этих показаний для доказывания обвинения, хотя к тому имелись основания, т.к. О. и С. дали упомянутые показания на допросах в качестве свидетелей (л.д. 133 - 134, 182 - 183 т. 1), причем после их задержания по подозрению в преступлении (л.д. 138, 190 т. 1), а последний (С.) - также и в "объяснении" на имя оперуполномоченного отделения уголовного розыска (л.д. 132 т. 1), состоявшемся до начала его допроса.

Что же касается показаний М., которые приведены в приговоре (л.д. 203 - 204, 205 т. 1), то они, как видно из дела, судом признаны недопустимыми в качестве доказательства виновности, на что им же и указано в частном определении, вынесенном одновременно с приговором в адрес Генеральной прокуратуры РФ (л.д. 193 - 199 т. 4).

При таком положении приговор суда, которым С. и М. оправданы по обвинению в краже автомобиля "Тойота-Сурф" (по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ, а также обвинительный приговор в отношении О. в части осуждения его по этому эпизоду по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ не могут быть признаны законными и обоснованными и подлежат отмене.

Поскольку при предъявлении им обвинения в совершении указанной кражи не были выполнены требования ст. 144 УПК РСФСР в части установления роли каждого участника преступления, дело подлежит передаче на новое расследование, в ходе которого надлежит устранить нарушения закона и принять меры к всестороннему, полному и объективному исследованию всех обстоятельств.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

обвинительный приговор Приморского краевого суда от 10 мая 2001 года в отношении О. в части осуждения его по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, оправдательный приговор в отношении М. и этот же приговор в отношении С. в части оправдания его по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ отменить и дело в этой части направить на новое расследование.

Исключить из приговора указание о назначении О. наказания по совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 УК РФ и считать О. осужденным по ст. 33 ч. 5 и ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения М. оставить прежнюю - подписку о невыезде.

В остальном приговор в отношении О., С. и этот же приговор в отношении Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы и протест - без удовлетворения.

Кассационный протест прокурора Приморского края удовлетворить частично.

 

Председательствующий

В.К.ВЯЧЕСЛАВОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

В.С.КОННОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"