||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2002 года

 

Дело N 56-о01-71

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Хлебникова Н.Л. и Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 18 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных М. и М.А., адвокатов Ващенко Е.А. и Виноградовой Е.В. на приговор Приморского краевого суда от 29 мая 2001 года, которым

М., <...>, русский, со средним техническим образованием, не женат, работал в ЗАО "Лутэк" электросварщиком, проживал в п. Лучегорске, -

осужден: по ст. 111 ч. 2 п. "б" УК РФ на 7 лет лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 15 лет лишения свободы, по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ на 11 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

М.А., <...>, русский, с образованием 9 классов, не женат, учащийся СПТУ-31, проживал в п. Лучегорске, судим 27 ноября 2000 года по ст. 231 ч. 2 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, -

осужден: по ст. 33 ч. 5 и ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 8 лет лишения свободы, по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ на 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ к этому наказанию частично присоединено наказание, назначенное по приговору от 27 ноября 2000 года, и окончательно по совокупности преступлений назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л. по обстоятельствам дела и доводам жалоб, заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью К., с особой жестокостью и мучениями для потерпевшей, и за умышленное убийство К. с целью скрыть другое преступление, а М.А. - за пособничество ему в убийстве последней.

Кроме того, М. и М.А. осуждены за покушение на убийство второго лица - Б., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 9 августа 2000 года в пос. Лучегорске Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании М. признал себя виновным, однако утверждал, что указанные преступления он совершил без участия М.А.

М.А. в судебном заседании вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный М. оспаривает обоснованность осуждения его по ст. 111 ч. 2 п. "б" УК РФ, ссылаясь на то, что умысел на убийство К. возник у него в процессе избиения, а не после причинения ей тяжкого вреда здоровью, как это указано в приговоре. Вывод же эксперта о причине смерти потерпевшей, по его мнению, ошибочен.

Он также утверждает о непричастности М.А. к убийству К. и к покушению на жизнь Б.

В обоснование указывает на отсутствие доказательств его виновности, на то, что он (М.) взял нож в квартире М.А. путем свободного доступа, без согласия последнего.

В отношении Б., как указано в жалобе, М.А. не применял насилия. Более того, он хотел забрать у него (М.) нож. Полагает, что в ходе следствия нарушено право М.А. на защиту, т.к. не было обеспечено участие его адвоката на допросах, а полученные при этом показания в качестве доказательства недопустимы. Просит разобраться, установить истину и принять правильное решение о квалификации его действий и по вопросу о наказании.

Адвокат Ващенко Е.А. в защиту осужденного М. указывает, что умысел на убийство К. возник у него уже в процессе избиения и смерть потерпевшей явилась результатом не только ножевого ранения, а всей совокупности причиненных ей телесных повреждений.

Квалификация действий М. по ст. 111 ч. 2 п. "б" УК РФ, по мнению адвоката, является излишней.

В этой связи адвокат просит исключить осуждение М. по ст. 111 ч. 2 п. "б" УК РФ и переквалифицировать его действия с п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, учесть смягчающие обстоятельства и снизить ему наказание.

Осужденный М.А. отрицает свою причастность к преступлениям, за которые осужден, указывая при этом, что он только присутствовал "при всем происходящем" и к тому же хотел предотвратить убийство Б., хотя и опасался за свою жизнь, ввиду угроз со стороны М.

Свои показания на предварительном следствии объясняет тем, что он "часть вины взял на себя" из чувства товарищества, как они договорились об этом после происшедшего. Полагает, что органами следствия нарушено его право на защиту, а также высказывает мнение о неполноте судебного следствия, об игнорировании судом при назначении наказания данных о его личности и семейном положении.

Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Виноградова Е.В. в защиту осужденного М.А. указывает, что последний необоснованно осужден за пособничество в убийстве К., т.к. М. сам взял нож в его доме, а М.А. лишь "не воспрепятствовал" ему в этом и потому он, как указано в жалобе, не может нести уголовную ответственность за бездействие.

Кроме того, адвокат ссылается на недоказанность сговора осужденных на убийство Б. и утверждает, что М.А., несмотря на команду со стороны М., отказался "резать" ее.

На предварительном следствии, как полагает адвокат, не обеспечено реальное участие защитника, в связи с чем ставит под сомнение допустимость показаний М.А. в качестве доказательства.

Адвокат просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, а также выслушав объяснения по ним осужденного М.А., который участвовал в кассационном рассмотрении дела, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Фактические обстоятельства указанных преступлений исследованы судом всесторонне и полно и в приговоре изложены правильно.

Вывод суда о виновности осужденных соответствует материалам дела и основан на рассмотренных в судебном заседании доказательствах, которым даны в приговоре подробный анализ и надлежащая оценка.

С доводами жалоб о необоснованном осуждении М. по ст. 111 ч. 2 п. "б" УК РФ и о непричастности М.А. к убийству К. согласиться нельзя.

Из материалов дела следует и в приговоре это отражено, что осужденные и Б.Р., в отношении которого уголовное дело прекращено на основании п. 2 ст. 5 УПК РСФСР, после совместного с К. распития спиртного пошли провожать последнюю домой.

В пути следования, в районе парка, между М. и К. возникла ссора, при этом К. оскорбила М., а тот в ответ стал избивать ее, нанося руками и ногами множественные удары по различным частям тела.

Затем М. оттащил К. с пешеходной дорожки к цветочной клумбе и там, действуя с особой жестокостью, сознавая, что причиняет ей особые мучения и страдания, стал бить потерпевшую головой о бетонное основание клумбы.

Судебно-медицинский эксперт установил, что в результате этих действий здоровью К. был причинен тяжкий вред в виде закрытой черепно-мозговой травмы, от которой она могла потерять сознание (л.д. 112 - 119 т. 1).

Как показал сам М., в том числе в судебном заседании, первоначально он не хотел причинять смерть К., но когда прекратил избиение, то испугался возможной ответственности за содеянное, после чего и решил убить, причем не только К., но и Б., чтобы скрыть преступление.

Из его же показаний, данных на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, следует, что о принятом решении он сообщил М.А. и Б.Р. Затем взяли ножи в квартире М.А., вернулись на место происшествия к К., которая в бессознательном состоянии лежала около клумбы, и тогда он ударил ее ножом в шею и перерезал ей горло (л.д. 138 - 139 т. 2).

Осужденный М.А. в своих показаниях, признанных судом достоверными, подтвердил указанные обстоятельства.

Он также признал, что согласился с предложением М. об убийстве, т.к. сам испугался ответственности. В квартире он взял на кухне в столе два ножа, один из которых с рукояткой коричневого цвета оставил себе, а другой - с черной пластмассовой ручкой взял М.

После убийства К. он (М.А.) помог М. снять с потерпевшей одежду и спрятать ее (л.д. 41, 56 - 57, 60 - 64 т. 2).

Свидетель Б.Р., показания которого суд исследовал в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР, тоже подтвердил, что в квартире М.А. последний и М. взяли на кухне каждый по ножу.

Когда вернулись на место происшествия, Б.Р. видел, как М. ножом ударил К. по горлу.

Свидетель У., как видно из протокола (л.д. 48 т. 1), опознал орудие убийства К. - нож с коричневой ручкой с тремя заклепками, пояснив, что указанный нож лежал в столе на кухне, а его исчезновение он обнаружил после ареста М.А.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть К. наступила от острой кровопотери, явившейся осложнением резаной раны шеи с повреждением трахеи, наружной яремной вены и общей сонной артерии.

Данное телесное повреждение расценивается как тяжкий вред для здоровья, оно могло быть образовано от действия острого предмета, каковым мог быть ножевой клинок (л.д. 112 - 119 т. 1).

При таких обстоятельствах, оценив перечисленные и другие доказательства, суд обоснованно признал виновным М. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью К., с особой жестокостью и мучениями для потерпевшей, и в умышленном убийстве последней, совершенном с целью скрыть другое преступление, а М.А. - в пособничестве ему в умышленном убийстве К., с целью скрыть другое преступление.

Эти действия осужденных М. и М.А. суд в приговоре правильно квалифицировал по ст. ст. 111 ч. 2 п. "б", 105 ч. 2 п. "к" УК РФ и по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ соответственно.

Ссылки в жалобах на то, что у М. умысел на убийство К. возник уже в процессе ее избиения и смерть потерпевшей наступила якобы от всей совокупности причиненных ей телесных повреждений, а не только от резаной раны шеи с повреждением трахеи, наружной яремной вены и общей сонной артерии, несостоятельны, т.к. опровергаются приведенными выше доказательствами.

Нельзя признать обоснованным и утверждение о том, что М. взял нож в квартире М.А. путем свободного доступа. При оценке этих доводов суд правильно указал в приговоре, что М.А., согласившись с предложением М., действовал совместно с ним с умыслом на убийство, во исполнение которого и предоставил М. кухонный нож.

По эпизоду покушения на убийство Б. вина осужденных доказана их же показаниями на предварительном следствии, которые суд оценил как достоверные (л.д. 41, 57 - 59 т. 1; л.д. 65 - 66, 140, 149 - 150 т. 2); показаниями потерпевшей и свидетеля Б.Р., протоколом осмотра места происшествия (л.д. 5 - 7 т. 1); заключениями судебно-медицинской и биологической экспертиз (л.д. 108 - 109, 126 - 146 т. 1), а также другими доказательствами.

Доводы о том, что М.А. не только не покушался на жизнь Б., но и пытался предотвратить такие действия со стороны М., противоречат материалам дела и установленным в суде обстоятельствам.

Как правильно отражено в приговоре, осужденные договорились убить Б., поскольку та видела как К. уходила с ними. Направляясь к ней, они условились, что М. нападет на Б. и будет держать ее, а М.А. имеющимся у него ножом нанесет удар потерпевшей и убьет ее.

Во исполнение задуманного, когда Б. в подъезде дома поднималась по лестнице, М. напал на нее сзади, повалил на спину и стал удерживать, подавляя сопротивление потерпевшей и закрывая ей рот. При этом М.А., как и было обусловлено сговором, путем удара ножом пытался перерезать Б. горло, однако не смог довести преступление до конца.

Как показал по этому поводу М., М.А. "полоснул" Б. один раз по шее, но неудачно, т.к. нож был плохой. К тому же потерпевшая стала сопротивляться сильнее, оторвала от рта его руку и закричала. Он услышал, как в квартире стал открываться замок, бросил Б. и побежал (л.д. 140 т. 2).

Сам М.А. на допросе в качестве подозреваемого тоже подтвердил, что он, нанося Б. удар ножом по горлу, преследовал цель убить ее, но ударил не сильно. После этого потерпевшая стала сопротивляться еще активнее, на ее крик вышел кто-то из жильцов и тогда они убежали (л.д. 41).

На это же он указывал и при производстве с его участием следственного эксперимента (л.д. 65 - 66 т. 2).

Из показаний свидетеля Б.Р. видно, что сразу после убийства К. они направились к Б., чтобы убить и ее. В подъезде дома М. повалил Б., но та стала кричать и сопротивляться. Тогда М. закрыл ей рот и стал держать, а М.А. ударил ее по шее ножом. На крик Б. вышел мужчина, увидев которого, они убежали.

По заключению судебно-медицинского эксперта, Б. были причинены телесные повреждения в виде поверхностной раны мягких тканей передней поверхности правого плечевого сустава и поверхностной раны передней поверхности шеи на уровне нижней трети; четырех царапин на шее. Указанные повреждения могли быть образованы клинком ножа (л.д. 108 - 109).

Все эти и другие данные свидетельствуют о несостоятельности доводов, в которых утверждается, что М.А. якобы добровольно отказался участвовать в убийстве Б.

С учетом этого и надлежащей оценки в приговоре имеющихся доказательств следует признать, что осуждение его и М. за покушение на убийство последней по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к" УК РФ является обоснованным.

Что касается доводов о недопустимости в качестве доказательства приведенных выше показаний М.А., то они не основаны на материалах дела и противоречат смыслу закона. Ссылки же М.А. на то, что в упомянутых показаниях он "взял" часть вины на себя из чувства товарищества, как и договаривались об этом сразу после преступления, судом были проверены и оценены. Мотивы, по которым они отвергнуты, приведены в приговоре.

Наказание назначено осужденным справедливое, с учетом тяжести содеянного и всех обстоятельств по делу, влияющих на его вид и размер.

Оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 331, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

определение Приморского краевого суда от 29 мая 2001 года в отношении М. и М.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.К.ВЯЧЕСЛАВОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

В.С.КОННОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"