||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2002 г. N 33-о01-34

 

Лодыженская И.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Рудакова С.В. и Пелевина Н.П.

рассмотрела в судебном заседании от 18 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Л., П. на приговор Ленинградского областного суда от 28 декабря 2000 года, которым

Л., <...>, -

осужден:

по ст. 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы;

по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР (в редакции от 3 декабря 1982 года) к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР (в редакции от 1 июля 1994 года) к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ст. 40 УК РСФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

По ст. 77 УК РСФСР Л. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления;

П., <...>, -

осужден:

по ст. 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР к 13 годам лишения свободы;

по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "в", "д" УК РСФСР (в редакции от 3 декабря 1982 года) к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР (в редакции от 1 июля 1994 года) к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ст. 40 УК РСФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

По ст. 77 УК РСФСР П. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

По делу осужден также М. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы условно, приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Постановлено взыскать с Л. и П. в пользу М.В. в счет возмещения ущерба 200000 рублей и в счет компенсации морального вреда по 10000 рублей с каждого.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения осужденного Л., поддержавшего доводы жалоб, заключение прокурора Лушпа Н.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по делу признаны виновными и осуждены:

П. за совершение разбоя в отношении К. по предварительному сговору группой лиц (с М.А.), с применением насилия, а также оружия;

Л. за совершение разбоя в отношении С.А. по предварительному сговору группой лиц, с применением оружия, за разбой в отношении Б. и С.И., за убийство С.И. из корыстных побуждений;

П. и Л. за разбой в отношении С.П. и его убийство из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц, за разбой в отношении О., М.О., М.В.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

Л. и П. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Л. утверждает, что признает факт совершения им разбоев в отношении С.И. и С.П. Однако убийство потерпевших он не совершал. По его мнению, экспертиза подтвердила, что он не мог совершить убийство С.П. Доказательства сфальсифицированы. С.П. был обнаружен не там, где они его оставили. В ходе следствия к нему применялись незаконные методы ведения следствия и он был вынужден сознаться в том, чего не совершал. По его мнению, срок наказания ему должен исчисляться с 7 октября 1994 года. Он просит тщательно разобраться в деле, смягчить ему наказание. Разбойное нападение на С.Е. и О. он также не совершал, его никто не опознал, т.е. вина не доказана.

Осужденный П. утверждает, что о смерти С.П. он узнал уже после своего задержания. Убивать потерпевшего он не хотел и не допускал такой мысли. Его действия следует переквалифицировать на ст. 106 УК РСФСР. Разбои совершались необдуманно, оружие было недействующим. Также он просит отменить приговор в части взыскания в пользу М.В. 200000 рублей, т.к. ущерб причинен не был. Компенсация морального вреда им признается. Помимо этого П. высказывается просьба о сокращения срока заключения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и дополнений, судебная коллегия считает, что вина Л. и П. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

В ходе судебного разбирательства Л. признал факт совершения им разбойных нападений на потерпевших С.И., Б. и С.П. П. признал факт совершения им разбойного нападения в отношении потерпевшего С.П.

Доводы Л., отрицающего совершение им убийство С.И. и С.П., П., отрицающего свое участие в убийстве С.П., судебная коллегия находит несостоятельными.

Л. не отрицал, что именно он, после выстрела, первым выскочил с обрезом из автомашины С.И. Признал Л. и факт сговора с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, на завладение автомашиной С.И.

В судебном заседании 10 марта 1998 года Л. показал, что документы С.И. из кармана погибшего забирал он, а соучастник угрожал Б. гранатой.

Из показаний потерпевшего Б. видно, что по требованию покупателей машины С.И. - Л. и другого лица - они с С.И. поехали за деньгами за город. С.И. был за рулем, рядом ехал Л., сзади сидел соучастник. Когда машина остановилась у деревни Лопухинка, Б. видел, что С.И. сидел прямо, к заднему сиденью не разворачивался. В это время раздался выстрел, после чего сразу из машины выскочил с обрезом Л., а затем другое лицо с гранатой. Выбежавшие в адрес Б. высказывали угрозы и он убежал в лес. Видел, что Л. вытащил тело С.И. на обочину дороги и преступники скрылись на автомашине, управлял которой Л.

По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть С.И. наступила в результате огнестрельного дробового слепого ранения грудной клетки с повреждением легких, аорты и острым внутренним кровотечением.

Выводы комиссионной судебно-медицинской экспертизы свидетельствуют о том, что выстрел в потерпевшего С.И. был произведен при нахождении стрелявшего в машине на переднем пассажирском сиденье, т.е. там, где сидел Л.

Эти данные согласуются с показаниями Б. относительно обстоятельств убийства С.И.

На основе приведенных доказательств суд обоснованно пришел к выводу о том, что Л. не только совершил разбойное нападение на потерпевших С.И. и Б., но и совершил убийство С.И. из корыстных побуждений.

Правовая оценка действий Л. по ст. ст. 102 п. "а", 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР (в редакции от 3 декабря 1982 года) является правильной.

Версия Л. о том, что в потерпевшего стрелял соучастник, судом исследовалась и мотивированно отвергнута, как не нашедшая своего подтверждения.

Как указывалось выше, Л. и П. не отрицают, что заранее договорились завладеть автомашиной С.П. Они угрожали ему газовым пистолетом, вывезли в лес и связали. Поскольку потерпевший развязался, они вернулись и привязали его веревкой к стволу дерева. Руки потерпевшего были связаны за спиной и за деревом, затем веревку обмотали вокруг тела и двумя оборотами на шее закрепили брезент, одетый на голову потерпевшего. После этого они уехали в Петербург, где у жены потерпевшего забрали паспорт для продажи машины.

В ходе предварительного следствия Л. и П. показывали, что плотно зафиксировали потерпевшего за шею к стволу дерева.

Как показывал П. при допросе в качестве обвиняемого с участием защитника, он говорил Л., что С.П. нечем будет доехать, на что Л. ответил, что тот сам виноват, поскольку развязался.

Из данных протокола осмотра места происшествия следует, что труп С.П. был обнаружен в 3 км от деревни Скворицы в 300-х метрах от опушки леса, привязанным к ели. Затылок касается ствола дерева, запястья связаны капроновой веревкой, которая охватывает грудную клетку, шею и ствол дерева.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть С.П. наступила от удавления при сдавлении шеи петлей.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что смерть С.П. наступила в результате умышленных действий Л. и П., направленных на убийство потерпевшего.

По заключению ряда комиссионных экспертиз, наступление смерти потерпевшего 19 мая 1996 года не исключается.

С учетом изложенного суд обоснованно пришел к выводу о совершении Л. и П. разбоя и умышленного убийства С.П.

Правовая оценка действий Л. по ст. ст. 102 п. п. "а", "и", "н", 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РСФСР (в редакции от 3 декабря 1982 года), П. по ст. ст. 102 п. "а", "н", 146 ч. 2 п. п. "а", "в", "д" УК РСФСР (в редакции от 3 декабря 1982 года) является правильной.

С учетом умышленного характера действий Л. и П. их действия не могут расцениваться как неосторожное убийство.

Утверждение Л. о том, что он не участвовал в совершении разбойного нападения на потерпевших С.А. и О., судебная коллегия находит несостоятельным.

Из показаний потерпевшего С.А. видно, что в нападении на него в электропоезде участвовали двое, действия которых носили согласованный характер. У Л. был нож. Применив насилие, угрожая ножами, Л. и соучастник отобрали у него деньги и документы.

Из показаний Л. в ходе следствия усматривается, что инициатива нападения на С.А. принадлежала лицу, дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Угрожая ножом, они вместе забрали у С.А. документы.

Приведенные данные суд обоснованно положил в основу обвинения Л., поскольку они подтверждаются совокупностью других доказательств по делу.

В ходе обыска по месту жительства Л. были обнаружены и изъяты: временное удостоверение офицера запаса N 144 на имя С.А., бланк командировочного предписания в/ч 66600.

Свидетель Е. показала, что Л. оставил на хранение паспорт на имя С.А. и две фотографии, которые она выдала в ходе следствия.

С учетом приведенных доказательств суд обоснованно пришел к выводу о совершении Л. разбойного нападения на С.Е. по предварительному сговору группой лиц, с применением оружия.

Потерпевший О. последовательно давал показания о том, что 6 июля 1994 года около 3 часов 30 минут на ларек, где он работал продавцом, было совершено нападение. Двое молодых людей, угрожая пистолетом, забрали деньги, две упаковки шоколада, три бутылки лимонада, калькулятор, несколько пачек сигарет, после чего скрылись.

Из показаний П. в ходе следствия видно, что предварительно договорившись, угрожая пистолетом, он и Л. забрали выручку у продавца, а также шоколад, сигареты. С похищенным убежали. Впоследствии они вынуждены были выкинуть продукты в подвал дома, т.к. Л. задержала милиция, обнаружив у него пистолет.

Л. в ходе следствия также подтверждал факт совершения с П. указанного разбойного нападения.

Эти показания Л. и П. суд обоснованно положил в основу их обвинения, поскольку они согласуются с показаниями потерпевшего и подтверждаются другими доказательствами по делу.

Так, из последовательных показаний свидетеля Г. следует, что во время поездки в Новгород в г. Луга они остановились. П. и Л. вышли из машины и отсутствовали минут 15, а когда прибежали, то требовали быстрее уезжать. По дороге их задержали работники милиции и обнаружили у Л. револьвер. П. выскочил из машины и прыгнул в подвал дома, а затем вернулся. Л. потом хвалил П., что тот успел выбросить сумку с товаром, сказал, что зря послушал П. и принял участие в нападении на ларек.

Приведенные данные свидетельствуют о правильности выводов суда и о виновности П. и Л. в совершении разбоя в отношении продавца ларька О.

Правовая оценка действий Л. в отношении С.Е., Л. и П. в отношении О. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ также является правильной.

Факт разбойного нападения на К. П. не отрицает.

Его вина в совершении этого преступления доказана.

Из показаний потерпевшего М.О. видно, что 22 июля 1994 года П. и Л., угрожая обрезом ему и членам его семьи, завладели его автомашиной ВАЗ-2109.

П. и Л. также не отрицали факт совершения разбойного нападения на М.О., а также факт предварительного сговора на совершение этого преступления.

В частности Л. в ходе судебного заседания 17 марта 1998 года утверждал, что вырученные от продажи машины деньги они поделили.

Факт совершения Л. и П. разбойного нападения на М.В. подтверждается показаниями потерпевшего, а также собственными показаниями П. и Л., приведенными в приговоре.

Правовая оценка действий П. и Л. по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР (в редакции от 1 июля 1994 года) является правильной.

Дело расследовано и рассмотрено в суде с надлежащим соблюдением норм УПК РСФСР.

Данных, свидетельствующих о незаконных методах ведения следствия, по делу не имеется.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, чрезмерно суровым и явно несправедливым не является. Оснований для смягчения наказания Л. и П. не имеется.

Срок отбытия наказания Л. и П. правильно исчислен с 26 декабря 1994 года, т.е. со дня избрания им меры пресечения по настоящему уголовному делу.

Что касается гражданского иска по возмещению ущерба, то он разрешен судом правильно.

В правоустанавливающих документах указано, что владельцем автомашины является М.В. Следовательно суд обоснованно удовлетворил соответствующие исковые требования потерпевшего.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ленинградского областного суда от 28 декабря 2000 года в отношении Л. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

ПЕЛЕВИН Н.П.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"