||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2002 года

 

Дело N 1-023/02

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего               генерал-лейтенанта юстиции

                                                     Яськина В.А.,

    судей                                   генерал-майора юстиции

                                                     Хомчика В.В.,

                                            генерал-майора юстиции

                                                     Захарова Л.М.

 

рассмотрела в заседании 18 апреля 2002 года гражданское дело по кассационной жалобе И. на решение Московского окружного военного суда от 16 ноября 2001 года, на основании которого И. отказано в удовлетворении его требований о признании незаконными действий командира войсковой части 3579, связанных с наложением на заявителя дисциплинарного взыскания.

Заслушав доклад генерал-майора юстиции Захарова Л.М. и заключение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Титова Н.П. об оставлении решения без изменения, а кассационной жалобы без удовлетворения, Военная коллегия

 

установила:

 

6 октября 1999 года на служебном совещании командиром войсковой части 3579 на майора И. было наложено дисциплинарное взыскание - строгий выговор за нарушение воинской дисциплины, выразившееся в невыполнении распоряжений и указаний вышестоящего руководства.

Считая, что данное взыскание на него наложено необоснованно, И. обжаловал действия командира войсковой части 3579 в суд, который признал их законными.

В кассационной жалобе И. ставит вопрос о вынесении по делу справедливого решения, не передавая дело на новое рассмотрение.

При этом в жалобе указывается, что вывод суда об отсутствии справки о результатах выезда в войсковую часть 6670, которую нужно было составить по указанию ответчика от 28 мая 1999 года, является неправильным. Суду были представлены справки за N 890 от 26 июня 1999 года и N 902 от 5 июля 1999 года, где отражались результаты единственного выезда в войсковую часть 6670, составленные заявителем. Содержание этих справок на время их представления полностью удовлетворяло командование.

Что же касается утверждения суда о том, что эти документы относятся к другим вопросам служебной деятельности, то оно ничем не мотивировано. Не принял суд во внимание и то, что срок составления отчета по итогам командировки был продлен самим ответчиком в связи с необходимостью подготовки к проверке работы войсковой части 3579 вышестоящим командованием.

Далее в жалобе И. указывается, что к исполнению служебных обязанностей по должности он приступил лишь 27 июля 1999 года, поэтому утверждения суда о том, что он вначале до 6 июля, а затем и до 23 июля 1999 г. не выполнял указаний ответчика о подборе кадров для оперативной работы в войсковой части 5577, являются необоснованными.

Неправильным, по мнению заявителя, является вывод суда о том, что он не вел необходимых записей в личных делах за N 7126, 1437, 3159, поскольку содержание этих дел в судебном заседании не исследовалось, а ходатайство об истребовании этих дел было отклонено.

Далее в кассационной жалобе И. указывается, что суд положил в основу своего решения выводы комиссии, работавшей в войсковой части 3579 в начале июня 1999 года, о том, что им допускались серьезные недостатки в организации оперативной работы, поскольку он не всегда вел личные, номенклатурные и иные дела. Однако при этом судом не учитывалось то, что должность он начал принимать в конце мая, а до 27 июля 1999 года прием должности был приостановлен до особого распоряжения руководства. Данное обстоятельство подтверждалось планом его ввода в должность, утвержденным самим же ответчиком, а также рапортом от 29 июля 1999 года о приеме должности. При этом судом оставлено без внимания то, что передававший должность офицер самостоятельно завершил командировку, полностью не передав объект в оперативное обслуживание. Не знал оперативной обстановки в части и сам командир войсковой части 3579, поставивший перед ним задачу на установление оперативного контакта с таким количеством агентов, которых в действительности в войсковой части 6670 не существовало.

По мнению И., судом не дано оценки и тому факту, что, выполняя указания комиссии Управления, он не только устранил недостатки по вновь принимаемой должности, но и к 1 октября 1999 года организовал работу на обслуживаемых объектах, как это было приказано начальником Управления. Голословными являются и содержащиеся в решении суда утверждения о том, что им не выполнялись указания вышестоящих должностных лиц, так как в планы работы соответствующие коррективы по их выполнению вносились, а ответчиком никаких замечаний по планам работы ему не делалось.

Не свидетельствует о его упущениях по службе и ссылка в решении суда на цифровые показатели работы с источниками, поскольку в войсковой части 5577 ему был передан лишь один источник, с остальными же работал другой офицер, о чем ответчик информировался не только устно, но и письменно. К тому же суд не захотел учесть и то, что выезд его в войсковую часть 6670 для улучшения количественных показателей в работе был приостановлен самим ответчиком.

И. обращает внимание в жалобе и на то, что ответчиком при наложении на него дисциплинарного взыскания нарушены требования ст. ст. 10, 85, 86 Дисциплинарного устава ВС РФ, касающиеся порядка и срока их наложения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Военная коллегия находит, что решение по делу подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 85 Дисциплинарного устава ВС РФ на военнослужащего, нарушившего воинскую дисциплину или общественный порядок, могут налагаться только те дисциплинарные взыскания, которые определены в настоящем Уставе и соответствуют воинскому званию военнослужащего и дисциплинарной власти командира (начальника), принимающего решение о привлечении виновного к дисциплинарной ответственности.

Согласно же ст. 88 Дисциплинарного устава ВС РФ наложение дисциплинарного взыскания на военнослужащего, совершившего проступок, производится, как правило, через сутки, но не позднее 10 суток с того дня, когда командиру стало известно о совершенном проступке.

С учетом этих требований нормативного правового акта, который подлежал применению при рассмотрении данного спора, суду надлежало установить, когда именно был совершен И. дисциплинарный проступок, за который на него наложено дисциплинарное взыскание "строгий выговор". Однако этих юридически значимых обстоятельств окружной военный суд не установил.

Как видно из материалов дела, основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности И. явилось не нарушение им воинской дисциплины или же общественного порядка, а якобы имевшие место упущения в исполнении своих служебных обязанностей, выявленные в ходе проверки войсковой части 3579 комиссией ФСБ РФ по ВВ МВД РФ, работа которой, как это указано в решении суда, была закончена 19 июня 1999 года.

Однако в приобщенной к материалам дела справке (л.д. 179 - 188) усматривается, что И. еще не приобрел практических навыков в исполнении отдельных служебных обязанностей. Как и у других офицеров, у него выявлены существенные упущения в исполнении своих служебных обязанностей. Однако в справке не указывается, когда конкретно И. должен их устранить.

Поэтому содержащееся в решении окружного военного суда утверждение о том, что упущения в служебной деятельности И. начальником Управления было приказано устранить к 1 октября 1999 года, не основано на материалах дела.

Согласно пояснениям И. в суде, правильность которых ответчиком не оспаривалась, он принял дела и должность 28 июня 1999 года (т. 2, л.д. 74), а до этого более 9 месяцев находился в распоряжении командира войсковой части 3600.

При таких обстоятельствах вообще вызывает сомнение обоснованность тех замечаний по поводу работы И., которые содержались в справке по итогам проверки войсковой части 3579.

Из имеющихся в деле рапорта командира войсковой части 3579 от 13 октября 1999 г., которым он докладывал по команде о причинах наложения на И. дисциплинарного взыскания, и рапорта заместителя командира этой части подполковника Обрывко от 30 сентября 1999 года, ксерокопий записей в рабочей тетради И., сравнительной таблицы работы сотрудников войсковой части 3579 от 14 января 1999 года также усматривается, что конкретного дисциплинарного проступка, предшествовавшего наложению на него дисциплинарного взыскания, И. не совершал.

Поэтому те упущения в исполнении И. своих служебных обязанностей, о которых упоминается в материалах дела, а также в решении суда (даже если они и имели место), не могли служить основанием для наложения на И. дисциплинарного взыскания 6 октября 1999 года, поскольку о них командиру войсковой части 3579 было известно еще в мае - июле 1999 года. Более того, командир войсковой части 3579 в судебном заседании заявил, что он мог наказать И. сразу, после выявленных упущений, однако этого не делал, решив провести с ним воспитательную работу (т. 2, л.д. 73).

Указанных юридически значимых обстоятельств, а также упомянутых выше положений Дисциплинарного устава ВС РФ суд первой инстанции во внимание не принял, в связи с чем решение по делу нельзя признать законным и обоснованным.

Руководствуясь ст. ст. 294, 304, 305, ч. 2, 306, ч. ч. 1, 2, 311 ГПК РСФСР, Военная коллегия Верховного Суда РФ

 

определила:

 

решение Московского окружного военного суда от 16 ноября 2001 года по делу И. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в тот же военный суд, но в ином составе судей.

 

Судья

Верховного Суда РФ

генерал-майор юстиции

Л.ЗАХАРОВ

 

Секретарь

М.КОЗЛОВСКАЯ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"