||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 апреля 2002 г. N 179п2002пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Сергеевой Н.Ю., Верина В.П., Жуйкова В.М., Смакова Р.М., Кузнецова В.В., Каримова М.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.

рассмотрел уголовное дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Оренбургского областного суда от 21 декабря 2000 года, по которому

К.М.Т., <...>, ранее не судимый,

оправдан по ч. 1 ст. 210, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 159, п. "а" ч. 3 ст. 163, ст. 116 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления;

К.М.А., <...>, ранее не судимый,

оправдан по ч. 2 ст. 210, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 3 ст. 159, п. "а" ч. 3 ст. 163, ст. 116 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления;

И.В., <...>, ранее судимый 23 декабря 1996 года по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 19 февраля 1999 года условно-досрочно на 1 год 7 месяцев и 2 дня,

оправдан по п. "а" ч. 3 ст. 159, п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ за отсутствием в его действиях составов этих преступлений;

Б.В., <...>, ранее не судимый,

оправдан по п. "а" ч. 3 ст. 159 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления;

К.Я.М., <...>, ранее не судимый, осужден по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ на 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ч. 2 ст. 210, п. "а" ч. 3 ст. 163, ст. 116 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;

Х.В., <...>, ранее не судимый,

осужден по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ на 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима. По ч. 2 ст. 210, п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;

Г.И.Г., <...>, ранее не судимая;

С.М., <...>, ранее не судимый;

С.Т., <...>, ранее не судимая;

И.Г., <...>, ранее не судимый;

Б.О., <...>, ранее не судимая;

Т.Ю., <...>, ранее не судимая, -

осуждены каждый по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года;

Д.Е., родившийся 12 мая 1974 года в г. Оренбурге, ранее не судимый, -

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ на 2 года лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года. По п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ оправдан за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений.

С.А., <...>, ранее не судимый;

Т.И., <...>, ранее не судимая;

Г.И.А., <...>, ранее не судимый, -

осуждены каждый по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

К.М.А., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года. По ч. 2 ст. 325, п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Я.Ю., <...>, ранее не судимая;

Х.Р., <...>, ранее не судимый;

Л., <...>, ранее не судимая;

Х.О., <...>, ранее не судимая;

В., <...>, ранее не судимая, -

осуждены каждый по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Я.Г., <...>, ранее не судимый, -

осужден по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ на 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

П.О., <...>, ранее не судимый;

П.С., <...>, ранее не судимый, -

осуждены каждый по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Х.М., <...>, ранее не судимый, - осужден:

- по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ на 2 года лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 327 УК РФ на 6 месяцев лишения свободы;

- по ст. 324 УК РФ осужден на 6 месяцев исправительных работ по месту работы с удержанием 15% заработка.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 2 года и 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

На основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года все осужденные от наказания освобождены.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 июня 2001 года приговор Оренбургского областного суда от 21 декабря 2000 года в отношении К.М.А. и И.В. в части оправдания их по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Этот же приговор в отношении Х.М. в части осуждения его по ч. 1 ст. 327 УК РФ, ст. 324 УК РФ отменен, а дело прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

Приговор в части осуждения Х.М. по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ на 2 года лишения свободы, условно, с испытательным сроком 2 года и освобождения от наказания на основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года, а также этот же приговор в отношении К.М.Т., К.М.А., К.Я.М., Х.В., С.А., Я.Ю., Г.И.Г., П.О., П.С., Х.Р., К.М.А., Г.И.А., Х.М., С.М., Л., Т.И., Х.О., С.Т., И.Г., Д.Е., Б.В.,

Б.О., В., Т.Ю. и Я.Г. оставлен без изменения, а кассационный протест - без удовлетворения.

В надзорном протесте поставлен вопрос об отмене приговора Оренбургского областного суда от 21 декабря 2000 года в части осуждения Х.М. по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ на 2 года лишения свободы, условно, с испытательным сроком 2 года и освобождения его от наказания на основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года, а также этого же приговора в отношении К.М.Т., К.М.А., К.Я.М., Х.В., С.А., Я.Ю., Г.И.Г., П.О., П.С., Х.Р., К.М.А.,

Г.И.А., Х.М., С.М., Л., Т.И., Х.О., С.Т., И.Г., Д.Е., Б.В., Б.О., В., Т.Ю. и Я.Г. и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 июня 2001 года, которым указанный приговор в этой части оставлен без изменения. В протесте предлагается дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

На кассационное определение в части, касающейся отмены оправдательного приговора в отношении К.М.А. и И.В. по п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ, о направлении дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей, а также отмены приговора в отношении Х.М. в части его осуждения по ч. 1 ст. 327 УК РФ, ст. 324 УК РФ и прекращении дела на основании п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР надзорный протест не принесен.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М., и выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест, и адвоката Гамидова М.Ш. в защиту интересов оправданного К.М.Т., возражавшего против доводов протеста,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

судом К.Я.М., Х.В., С.А., Я.Ю., К.М.А., Г.И.Г., П.О., П.С., Х.Р., Г.И.А., Х.М., С.М., Л., Т.И., Х.О., С.Т., И.Г., Д.Е., Б.В., В., Т.Ю. и Я.Г. признаны виновными в том, что в период с 4 августа 1998 года по 18 июля 1999 года похищали имущество граждан.

Действуя по предварительному сговору группой лиц, умышленно, с целью хищения чужого имущества, неоднократно, указанные лица на рынках г. Оренбурга организовывали розыгрыши "беспроигрышной лотереи". Играя на низменных чувствах доверчивых граждан, на их стремлении получения дорогостоящих призов или денежных выигрышей без существенных затрат и приложения физических сил, вводя их в заблуждение относительно честности проведения розыгрышей, осужденные обманным путем завладевали денежными средствами потерпевших.

Таким образом, были признаны виновными в похищении чужого имущества путем обмана по предварительному сговору и в группе:

К.Я.М. и Я.Г. - денежных средств Г.М.А.,

В. - денежных средств К.С.В.,

Х.О. - денежных средств Б.Т.,

Х.В., Б.В., В., Я.Г., С.М. - денежных средств Д.Н.,

Х.Р. и С.Т. - денежных средств Ш.Н.,

Х.В., Я.Ю., Х.Р., Т.И. - денежных средств Г.В.Д.,

Л., Г.И.А. - денежных средств И.Ф.,

Я.Ю., Т.Ю., И.Г. - денежных средств Ц.,

П.С. - денежных средств Т., Я.Г.,

Я.Ю., Д.Е., Я.Г., Г.И.Г. - денежных средств К.В.А.,

К.Я.М., П.О. - денежных средств Ш.В.,

П.О., С.А., Я.Г. - денежных средств А.В.,

Л., Х.О., Х.М. - денежных средств Ш.И.,

П.С., Я.Ю., К.М.А. - денежных средств И.И., - в том числе совместно с не установленными следствием лицами.

Х.М., помимо этого, признан виновным в незаконном приобретении в декабре 1998 года официального документа, предоставляющего права и в подделке в январе 1999 года удостоверения, предоставляющего права.

К.М.Т. оправдан по обвинению в создании преступной организации и в руководстве такой организацией, в похищении чужого имущества в составе организованной группы и в покушении на хищение путем мошенничества, в вымогательстве чужого имущества, в нанесении побоев потерпевшему А.Д.

К.М.А. оправдан по обвинению в участии в преступной организации, в похищении чужого имущества в составе организованной группы и в покушении на хищение путем мошенничества, в вымогательстве чужого имущества, в нанесении побоев потерпевшему А.Д.

Х.В. оправдан по обвинению в участии в преступной организации, в вымогательстве чужого имущества.

К.М.А. оправдан по обвинению в похищении паспорта.

Д.Е. оправдан по обвинению в краже чужого имущества и в покушении на похищение чужого имущества путем мошенничества.

Б.В. оправдан по обвинению в похищении чужого имущества путем мошенничества в составе организованной группы.

В надзорном протесте указывается на то, что несоответствие выводов судебных инстанций фактическим обстоятельствам дела привело к неправильной квалификации действий осужденных и как следствие назначение им чрезмерно мягкого, несоразмерного содеянному наказания, повлекло незаконное оправдание некоторых подсудимых и осужденных по ряду эпизодов.

В протесте, в частности, указывается на то, что судом не дана оценка показаниям осужденных С.А., К.М.А., И.В., Г.И.Г., П.О., П.С., Х.Р., Г.И.А., Х.М., С.М., Л., Т.И., Х.О., С.Т., И.Г., Д.Е., Б.В., Б.О., В., Т.Ю., Я.Г. на предварительном следствии.

Из этих показаний видно, что процесс проведения розыгрышей лотереи был спланирован, в нем было задействовано несколько "бригад": на Центральном колхозном рынке (ЦКР) "бригады", которые подчинялись Х.В., а на авторынке - К.Я.М. Этими показаниями подтверждается то, что все эпизоды мошенничества совершены в одних и тех же местах, одним и тем же способом, осужденные всегда действовали в соответствии с заранее распределенными между собой ролями, для обмана использовались специально изготовленные игровые доски, лотерейные билеты, документы на несуществующие призы, крупные денежные суммы для "подставных" игроков, а сам по себе механизм обмана являлся сложным и требовал высокой степени слаженности в действиях лиц, сорганизовавшихся на основе дружеских связей и родственных взаимоотношений.

Без достаточных на то оснований суд 1 инстанции исключил из числа доказательств протоколы допросов К.М.Т. и К.М.А. в качестве подозреваемых, в которых они раскрывали структуру и подчиненность в преступной группе мошенников.

Не получили надлежащей оценки доказательства, свидетельствующие о руководящей роли К.Я.М. и Х.В. в организованных преступных группах (бригадах), что повлекло необоснованное исключение из их обвинения эпизодов мошенничества в отношении Б.Т., К.С.В., М., Б., Ш.Н., И.Ф., Ц., Т., К.В.А., А.В., Я.Г., Ш.И., И.И., а также назначение наказания, которое по своему размеру аналогично наказанию рядовых участников преступлений.

В результате того, что суд не оценил показания на предварительном следствии осужденных Б.О. и Б.В., необоснованно оправдан Б.В.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы протеста, Президиум считает его обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Как видно из материалов дела, осужденные К.Я.М., Х.В., С.А., Я.Ю., К.М.А., Г.И.Г., П.О., П.С., Х.Р., Г.И.А., Х.М., С.М., Л., Т.И., Х.О., С.Т., И.Г., Д.Е., Б.О., В., Т.Ю. и Я.Г. по предварительному сговору и в группах совместно с не установленными следствием лицами совершали похищения чужого имущества путем мошенничества.

Установив игровой стол с доской, на которой были выставлены мелкие призы, а также копии паспортов на несуществующие дорогие призы (телевизор, видеомагнитофон, холодильник), играя на стремлении граждан получить материальные блага без каких-либо затрат, группа вовлекала граждан в участие в розыгрыше лотереи. При этом один из участников группы предлагал принять участие в игре, разъясняя, что лотерея беспроигрышная. После приобретения потерпевшим билета, "ведущий" сообщал о выигрыше крупного приза и предъявлял копию паспорта на этот приз, в это время другой соучастник в соответствии с отведенной ему ролью, приобретал билет и заявлял о выигрыше им такого же приза, как и потерпевший. "Ведущий" сообщал потерпевшему о том, что, по правилам лотереи, между ними по их обоюдному согласию должен состояться аукцион в борьбе за приз, в котором телевизор и денежные средства участников аукциона, переданные ему, "ведущему", достанутся тому, кто передаст большую сумму. В процессе аукциона один из соучастников постоянно перебивал ставки потерпевшего, а когда у потерпевшего заканчивались денежные средства, еще один из соучастников, выступавший в роли "агитатора-кредитора", предлагал потерпевшему в долг денежные средства, убеждая, что таким образом потерпевший перебьет ставки другого игрока, выиграет приз и деньги и рассчитается с кредитором. Потерпевший, введенный в заблуждение, брал деньги в долг и проигрывал их. После этого у потерпевшего требовали возврата суммы, полученной в "долг" для продолжения игры, и тот, полагая, что ему действительно не повезло в игре, и он должен вернуть полученную сумму, возвращал деньги.

К.М.А., К.А.М. и Х.В. обвинялись в участии в преступной организации, а именно в руководстве преступными группами при проведении лотерей, а также в похищении чужого имущества путем мошенничества в составе организованной группы, а другие подсудимые - в совершении мошенничества в крупном размере, в составе организованной группы.

Исследовав материалы дела, суд пришел к выводу о том, что убедительных доказательств вины К.М.Т., К.М.А., К.Я.М. и Х.В. в совершении указанных преступлений органы расследования не привели, и оправдал К.М.Т. и К.М.А., а из обвинения К.Я.М. и Х.В. исключил ряд эпизодов мошенничества.

Кроме того, суд первой инстанции, оценив представленные обвинением доказательства, пришел к выводу о том, что не добыто достаточных доказательств, подтверждающих деятельность осужденных в составе "организованной преступной группы" и "организованной группы" в том смысле, который содержит соответствующий квалифицирующий признак, предусмотренный п. "а" ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как обоснованно указано в надзорном протесте, судом первой инстанции не дана оценка показаниям осужденных С.А., К.М.А., И.В., Г.И.Г., П.О., П.С., Х.Р., Г.И.А., Х.М., С.М., Л., Т.И., Х.О., С.Т., И.Г., Д.Е., Б.В., Б.О., В., Т.Ю., Я.Г. на предварительном следствии.

Вместе с тем именно эти показания, не исключенные судом из числа доказательств по настоящему делу, по версии обвинения, подробно описывают обстоятельства создания лотерей, проведения их розыгрышей, их финансирования, подбора и обучения участников розыгрышей, распределения между ними ролей и обязанностей, в том числе роли организаторов мошеннических действий.

Обоснованными являются доводы протеста о том, что суд без достаточных на то оснований исключил из числа доказательств показания К.М.Т. и К.М.А. на предварительном следствии, в которых, по версии обвинения, наиболее полно выявлена их личная роль в инкриминируемых им деяниях, особая роль К.Я.М. и Х.В. в совершении преступлений, раскрывается внутренняя структура и подчиненность в организованной преступной группе.

Исключенные судом, а таким образом оставшиеся без оценки указанные выше доказательства, могли существенно отразиться на объективности выводов о доказанности обвинения о руководящей роли К.Я.М. и Х.В. в организованных преступных группах; обоснованности исключения из их обвинения эпизодов мошенничества в отношении Б.Т., К.С.В., М., Б., Ш.Н., И.Ф., Ц., Т., К.В.А., А.В., Я.Г., Ш.И., И.И., а также справедливости назначения организаторам преступления наказания.

При этом Президиум считает необходимым отметить, что Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в своем определении от 18 июня 2001 года согласилась с доводами кассационного протеста о необоснованности исключения судом 1-й инстанции из числа доказательств протоколов допросов К.М.Т. и К.М.А. в качестве подозреваемых.

Вывод суда об оправдании Б.В. не может быть признан обоснованным и объективным, поскольку сделан судом, как правильно указано в протесте, на недостаточно полно исследованных и оцененных доказательствах, поскольку без какой-либо оценки остались показания Б.О. и Б.В. на предварительном следствии.

Таким образом, Президиум отмечает, что необоснованное исключение из числа доказательств показаний ряда лиц, данных ими в период предварительного расследования; отказ от оценки показаний ряда лиц, данных ими в период предварительного расследования и необоснованно исключенных из числа доказательств по настоящему делу, могли отразиться на объективности выводов суда о доказанности предъявленного обвинения, правильности правовой квалификации действий осужденных, назначении чрезмерно мягкого, несоразмерного содеянному наказания, необоснованном оправдании организаторов преступления и исключении из обвинения ряда эпизодов.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 378 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Оренбургского областного суда от 21 декабря 2000 года в части осуждения Х.М. по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ на 2 года лишения свободы, условно, с испытательным сроком 2 года и освобождения от наказания на основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года, а также этот же приговор в отношении К.М.Т., К.М.А., К.Я.М., Х.В., С.А., Я.Ю., Г.И.Г., П.О., П.С., Х.Р., К.М.А., Г.И.А., Х.М., С.М., Л., Т.И., Х.О., С.Т., И.Г., Д.Е., Б.В., Б.О., В., Т.Ю. и Я.Г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 июня 2001 года, которым указанный приговор в этой части оставлен без изменения, - отменить.

Уголовное дело в этой части передать на новое судебное рассмотрение.

В остальной части состоявшиеся судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"