||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 апреля 2002 г. N 112п02пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Смакова Р.М., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Жуйкова В.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор Московского городского суда от 24 августа 2001 года, по которому

С.В., <...>, судимый 2 октября 1997 года по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158; п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден по п. п. "б", "г" ст. 102 УК РСФСР с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2001 года приговор отменен и дело прекращено за недоказанностью участия С.В. в совершении преступления.

В протесте предлагается кассационное определение отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Лизунова В.М., объяснения адвокатов Кучерова А.В., Лукьяновой Г.П., защитника С.С., возражавших против доводов протеста, и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

С.В. признан виновным в умышленном убийстве из хулиганских побуждений Г. с особой жестокостью.

Преступление, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах.

8 декабря 1995 года, примерно в 20 часов, С.В. в подъезде дома N 7 по ул. Дорогобужской в г. Москве в присутствии других лиц беспричинно пристал к ранее не знакомому Г., угрожал ему расправой, демонстрируя при этом нож-кастет, требовал, чтобы тот встал перед ним на колени. Когда Г. отказался это сделать, С.В. предложил ему пройти к ближайшей лесопосадке. Следуя за Г., С.В. с целью убийства из хулиганских побуждений ударил его ножом в спину, а когда потерпевший упал, нанес ему не менее 35 ударов ножом в грудь, живот, голову и шею. От полученных ранений Г. скончался на месте преступления.

В протесте указывается, что "суд 1 инстанции пришел к обоснованному выводу о виновности С.В. в совершении умышленного убийства. Уголовное дело в отношении него Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации прекращено без достаточных оснований.

Органами предварительного следствия и судом приняты все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Суд 1 инстанции тщательно исследовал каждое доказательство вины С.В. в совершении умышленного убийства, оценивая представленные следствием доказательства, исключил те из них, которые были получены с нарушением уголовно-процессуального закона, и пришел к обоснованному выводу о доказанности его вины.

Признавая С.В. виновным в убийстве, суд сослался на показания свидетелей - очевидцев преступления, в том числе У. и К., отметив при этом их последовательность.

Принимая во внимание показания этих свидетелей, суд, прежде всего, учитывал то обстоятельство, что они объективно подтверждаются другими доказательствами по делу.

У. и К., являясь очевидцами преступления, уличали С.В. в совершении умышленного убийства. На предварительном следствии и в судебных заседаниях они утверждали, что именно С.В. совершил убийство Г., а после этого водой смыл кровь с рук, обуви и одежды.

Суд сослался также на показания свидетелей П. и Ф. Их показания были подробно исследованы в ходе слушания дела.

Ф., показания которого в связи с невозможностью установить местожительство, в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР были исследованы и оглашены в суде, при допросах 3, 28 января 2000 года пояснял, что со слов С.В. ему стало известно об убийстве им Г. (л.д. 124 - 126 т. 3, 69 - 70 т. 6).

Утверждение Судебной коллегии о том, что суд 1 инстанции не мог ссылаться на показания У. и Ф., не присутствовавших в судебном заседании, необоснованно.

Суд огласил показания У., Ф. и П., не нарушив требований ч. 2 ст. 286 УПК РСФСР, и исследовал их в совокупности с другими доказательствами по делу.

Подвергая сомнению доказанность вины С.В., Судебная коллегия указала также на отсутствие крови на его одежде и обуви.

Вывод судебной коллегии о большой вероятности попадания крови на одежду и обувь лица, причинившего Г. телесные повреждения, основывается исключительно на заключении экспертов без учета других обстоятельств, тогда как материалы дела с достоверностью свидетельствуют о том, что после совершения убийства С.В. смывал водой кровь со своих рук, одежды и обуви. Об этом последовательно пояснили все свидетели по делу.

Несостоятельным является и утверждение кассационной инстанции о неустановлении мотивов убийства Г.

Судом тщательно исследованы причины убийства и, исходя из имеющихся доказательств, обоснованно установлено, что убийство Г. С.В. было совершено из хулиганских побуждений. Другие мотивы судом также исследовались, но были отвергнуты как не нашедшие подтверждения".

По указанным основаниям в протесте предлагается кассационное определение отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.

Протест удовлетворению не подлежит.

Доводы протеста о том, что уголовное дело в отношении С.В. прекращено без достаточных оснований, нельзя признать убедительными, поскольку они опровергаются материалами дела.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР, подлежат доказыванию: событие преступления, мотив, виновность обвиняемого в совершении преступления и другие обстоятельства, предусмотренные ст. 68 УПК РСФСР.

Как обоснованно указала Судебная коллегия, эти требования закона органами следствия и судом не выполнены.

Вывод суда о совершении С.В. убийства Г. является необоснованным.

В подтверждение вины С.В. в совершении указанного преступления суд в приговоре сослался на показания потерпевшего Г.А., свидетелей Г.О., А., К., У., П., Ф., заключения судебно-медицинских экспертиз, протокол осмотра места происшествия.

Однако анализ этих доказательств и других материалов дела не дает оснований для бесспорного вывода о виновности С.В. в совершении убийства.

С.В. вину в убийстве Г. не признал и на предварительном следствии и в суде пояснял, что потерпевшего не бил, ударов ножом ему не наносил.

Эти показания С.В. по существу не опровергнуты.

В подтверждение вины С.В. суд сослался в приговоре на показания У., К. и Ф.

Однако из материалов дела видно, что К. и У. также как и С.В. были привлечены к ответственности по ст. 102 п. п. "б", "г", "н" УК РСФСР за убийство Г. К. был оправдан, а действия У. были переквалифицированы на ст. 213 ч. 1 УК РФ, и дело прекращено в связи с недостижением им возраста привлечения к уголовной ответственности. Ф. в судебном заседании не допрошен.

Судебная коллегия правильно указала, что вывод суда о виновности С.В. в совершении убийства, основанный на показаниях привлекавшихся к уголовной ответственности за это же преступление У. и К., заинтересованных в исходе дела, вызывает сомнение.

Более того, показания указанных лиц о совершении С.В. убийства Г. в материалах дела подтверждения не нашли.

Как на доказательство вины С.В. суд сослался на заключения экспертов о наличии телесных повреждений и о причине смерти Г. Вместе с тем из заключения эксперта N 322 следует, что вероятность попадания крови пострадавшего на кожу, одежду и обувь лица, причинившего Г. телесные повреждения чрезвычайно велика, практически неизбежна.

В то же время из заключения судебно-биологической экспертизы следует, что на джинсах и двух куртках, изъятых у С.В., крови не обнаружено. По мнению суда, экспертиза не смогла установить следов крови на одежде С.В., поскольку он, по показаниям свидетелей, замывал одежду после совершения преступления. Однако проверить достоверность этих показаний свидетелей суд не смог, поскольку одежда С.В. утеряна. Сам С.В. отрицает нанесение потерпевшему ударов ножом. Поэтому Судебная коллегия обоснованно указала в определении, что признать данный вывод суда основанным на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств невозможно.

Показания свидетеля А., на которые также имеется ссылка в приговоре, крайне противоречивы.

Так, на предварительном следствии А. показал, что нож-кастет ему передал У.

В первом судебном заседании он пояснил, что не помнит кто ему передал нож.

По заключению эксперта, на указанном ноже кровь не обнаружена. Свидетель П. очевидцем происшедшего не был.

Других доказательств, уличающих С.В. в убийстве Г., суд в приговоре не привел и в материалах дела их не имеется.

В связи с тем, что обвинение С.В. в совершении умышленного убийства Г. объективного подтверждения не нашло, для собирания доказательств возможности исчерпаны, поэтому Судебная коллегия обоснованно отменила приговор и прекратила дело за недоказанностью участия С.В. в совершении преступления.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации в отношении С.В. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"