||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 апреля 2002 г. N 5-о02-49

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.

судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

рассмотрела 16 апреля 2002 года в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Ч., Е. и адвоката Бобылевой В.С. на приговор Московского городского суда от 13 декабря 2001 года, по которому

Ч. <...>, ранее не судимый, осужден к лишению свободы:

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "з", "к", "н" УК РФ к пожизненному лишению свободы;

- по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ на 8 лет, с конфискацией имущества;

- по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества;

- по ст. 33 ч. 5 и ст. 327 ч. 1 УК РФ на 2 года;

- по ст. 327 ч. 3 УК РФ к исправительным работам на 2 года с удержанием 20% заработка в доход государства;

- по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам на 1 год с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества;

Е. <...>, ранее не судимый, осужден к лишению свободы:

- по ст. 33 ч. 5 и ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "н", "к" УК РФ на 15 лет;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", "к", "н" УК РФ на 19 лет;

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ за отсутствием состава преступления; по ст. 325 ч. 2 УК РФ за недоказанностью.

Заслушав доклад судьи Лаврова Н.Г., объяснения осужденного Ч., поддержавшего доводы жалобы, заключение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. и Е. признаны виновными в умышленном причинении смерти В.А., В.М.;

Ч. - в совершении кражи чужого имущества и умышленном причинении смерти П.А., а Е. - в пособничестве в умышленном причинении смерти П.А.

Кроме того, Ч. также признан виновным в совершении мошенничества, пособничестве в совершении подделки официального документа, похищении паспорта, использовании заведомо подложного документа.

Преступления совершены в мае 1999 года и в январе 2000 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Ч. вину признал, Е. вину не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Ч., не оспаривая установленные судом фактические обстоятельства, вместе с тем указывает, что судебное следствие проведено односторонне, с обвинительным уклоном, не допрошены свидетели М., которые могли охарактеризовать его, не проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза. Указывает, что показания на предварительном следствии он давал под давлением работников правоохранительных органов, а требования ст. 51 Конституции РФ ему не разъяснялись. Считает, что суд не учел наличие у него на иждивении несовершеннолетнего ребенка и назначил ему чрезмерно суровое наказание. Просит приговор отменить, а дело направить на новое расследование;

- адвокат Бобылева В.С. в защиту интересов осужденного Ч., не оспаривая установленные судом фактические обстоятельства и правильность квалификации действий Ч., вместе с тем указывает, что суд не учел, что Ч. совершил преступления впервые, вину признал, активно способствовал раскрытию преступлений, а также наличие на его иждивении малолетнего ребенка, и назначил Ч. чрезмерно суровое наказание. Просит приговор изменить и снизить Ч. наказание;

- осужденный Е. указывает, что вывод суда о его виновности основан лишь на его "признательных" показаниях, которые являются недопустимым доказательством и не соответствуют заключению судебно-медицинской экспертизы. Считает, что по делу отсутствуют вещественные доказательства, подтверждающие его причастность к совершению преступлений. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вывод суда о виновности Е. в совершении инкриминируемых ему преступлений, а также Ч. в совершении убийства, краже, мошенничестве и использовании заведомо подложного документа основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний осужденного Ч., данных в ходе предварительного следствия с участием адвоката, следует, что, узнав от В.А. о продаже ею дачи приблизительно за 40 тысяч долларов, он решил завладеть этими деньгами и предложил Е. принять в этом участие, обещая последнему 10 тысяч долларов за помощь. Они договорились между собой совершить убийство В.А. в ее квартире, используя для этого нож или удавку. В Москве они купили веревку и матерчатые перчатки, пришли домой к В.А., задушили ее и похитили из квартиры паспорт В.А., ключ от банковской ячейки и квитанцию оп оплате ячейки. Когда они собирались уходить, то пришел сын В.А. Михаил, который также был задушен ими, так как мог рассказать о них работникам милиции. Трупы В.А. и ее сына Михаила они спрятали в бельевой ящик дивана и стали ждать П.А., который знал о его приезде и мог являться свидетелем. Он предложил П.А. сделать массаж, а когда тот лег на пол лицом вниз, Е. подал ему топор, которым он нанес несколько ударов в область шеи П.А. Увидев, что П.А. подает признаки жизни, Е. передал ему нож, которым он нанес два удара под лопатку П.А., после чего они спрятали труп П.А. под кровать, замыли следы крови, а топор вынесли на балкон.

Из его же показаний следует, что он предложил Оксане (П.О.) поехать в банк и, используя паспорт В.А., забрать деньги из банковской ячейки. Взятые из банковской ячейки деньги Оксана передала ему, а он из этих денег 10 000 долларов отдал Е. и 1 000 долларов Оксане.

В судебном заседании осужденный Ч. также подтвердил факт совершения убийства В.А., В.М. и П.А., а также хищение им совместно с П.О. из банковской ячейки денег, принадлежащих В.А.

Из показаний осужденного Е., данных в ходе предварительного следствия, следует, что по знаку Ч. он обхватил сзади и удерживал потерпевшую, а Ч. надел на нее наручники и стал выяснять номер банковской ячейки, а также местонахождение ключа и документов. По указанию Ч. он передал ему веревку, которой Ч. задушил потерпевшую. Они спрятали труп потерпевшей в бельевом ящике дивана, после чего Ч. нашел ключ и документы на ячейку. Со слов Ч. он понял, что они останутся ждать других лиц, которые должны прийти в квартиру и убить их, чтобы не оставлять свидетелей. Когда пришел мальчик (В.М.), он держал его за плечи, а Ч. набросил на шею мальчика веревку и задушил его. Они остались ждать хозяина квартиры (П.А.), которому Ч. предложил сделать массаж, а когда тот лег на пол, Ч. знаком показал ему, чтобы он принес что-нибудь тяжелое. Он принес топор и передал его Ч., который занес топор над мужчиной. Через некоторое время он зашел в комнату и увидел, что мужчина лежит на полу в крови с многочисленными ранами. Он вымыл топор, вынес его на балкон и помог Ч. спрятать труп.

Признавая вышеизложенные показания осужденных Ч. и Е. достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются между собой и соответствуют другим приведенным в приговоре доказательствам: показаниям свидетеля П.О. об обстоятельствах завладения деньгами из банковской ячейки, которые она передала Ч.; показаниям свидетелей П., М., подробно изложенным в приговоре; протоколу осмотра места происшествия, в ходе которого в квартире В.А. были обнаружены трупы В.А., В.М. и П.А. с признаками насильственной смерти; актам криминалистической и судебно-медицинской экспертиз о характере телесных повреждений, обнаруженных при исследовании трупов В.А., В.М. и П.А., механизме их образования и причине их смерти; заключению биологической экспертизы об обнаружении крови человека на изъятом с места происшествия топоре.

Доводы осужденного Е. об отсутствии доказательств о его причастности к преступлениям опровергаются изложенными в приговоре доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными.

Вывод суда о виновности Ч. в совершении кражи имущества П., а также использовании им подложных паспортов основан на показаниях самого осужденного; показаниях потерпевшего П. об обстоятельствах кражи у него портмоне с деньгами.

Изложенные в кассационной жалобе осужденного Ч. доводы о том, что ему не разъяснялось право не свидетельствовать против себя, а свои показания на предварительном следствии он давал под давлением работников правоохранительных органов, проверялись судом и обоснованно признаны несостоятельными с приведением в приговоре мотивов, с которыми у судебной коллегии нет оснований не согласиться.

Как правильно указано в приговоре, показания осужденного Ч. получены с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона, поскольку перед началом допроса ему разъяснялось право не свидетельствовать против себя и иметь адвоката, показания он давал неоднократно, с участием адвоката, в том числе при осмотре места происшествия в присутствии понятых. При этом замечаний от участников этого следственного действия на незаконные методы ведения следствия не поступило.

Оснований считать, что Ч., признавая свое участие в совершении указанных преступлений, а также указывая на причастность Е. к убийствам потерпевших, оговорил последнего, у суда не имелось, о чем правильно указано в приговоре.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Все доказательства, положенные в основу приговора, получены в соответствии с законом.

Квалификация действий Ч. по ст. 327 ч. 3; ст. 158 ч. 3 п. "б"; ст. 159 ч. 3 п. "б"; ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "з", "к", "н" УК РФ, а действия Е. по ст. 33 ч. 5 и ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "н", "к"; ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з", "к", "н" УК РФ является правильной.

Вместе с тем, учитывая, что на момент рассмотрения дела в кассационном порядке сроки давности за совершение Ч. кражи в январе 2000 года паспорта и соучастие в подделке документов истекли, то в соответствии со ст. 78 УК РФ приговор в части его осуждения по ст. 325 ч. 2, ст. 33 ч. 5, ст. 327 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению за истечением срока давности.

Поскольку срок давности исчисляется по каждому преступлению, Ч. находился в розыске в связи с совершением им убийства (особо тяжкого преступления), а данных о том, что он скрывался за совершение кражи паспорта и соучастие в подделке документов (преступления небольшой тяжести), в материалах дела не имеется, то указанное обстоятельство не приостанавливает течение сроков давности за совершение им кражи паспорта и соучастие в подделке документов.

В ходе предварительного расследования в отношении осужденных, в том числе и Ч. проводилась амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, согласно которой Ч. хроническим психическим расстройством, слабоумием, либо иным болезненным состоянием психики не страдает. В момент совершения преступления временного психического расстройства, либо иного болезненного состояния психики не обнаруживал, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Как правильно указано в приговоре, данное заключение основано на материалах дела и мотивированно.

Оснований для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы, на что указывается в жалобе осужденного Ч., не имеется.

Достаточно полно судом исследовался вопрос о личности осужденных, в том числе Ч.

Неисследованность судом показаний свидетелей М., о чем указывает Ч., не повлияли на полноту судебного следствия.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом тяжести содеянного, всех обстоятельств дела и данных о их личности.

Учитывая тяжесть совершенных Ч. преступлений, в том числе убийство трех лиц, суд пришел к правильному выводу об особой опасности Ч. для общества и обоснованно назначил ему наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Обстоятельства, на которые ссылаются в жалобах осужденный Ч. и его защитник, судом приняты во внимание, и считать назначенное Ч. наказание чрезмерно суровым оснований не имеется.

Наличие одного из обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, на которое ссылаются в жалобах осужденный Ч. и его защитник, не препятствует для назначения максимального наказания, предусмотренного санкцией ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "з", "к", "н" УК РФ.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденных и защитника не имеется.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 13 декабря 2001 года в отношении Е. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Тот же приговор в части осуждения Ч. в части его осуждения по ст. 325 ч. 2, ст. 33 ч. 5, ст. 327 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить в связи с истечением сроков давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 327 ч. 3; ст. 158 ч. 3 п. "б"; ст. 159 ч. 3 п. "б"; ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "д", "ж", "з", "к", "н" УК РФ назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и защитника - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"