||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 апреля 2002 г. N 76-о02-4

 

Председательствующий: Мелюхин А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Колышкина В.И., Журавлева В.А.

рассмотрела в судебном заседании от 15 апреля 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных И., К., адвоката Кудымова Д.И. на приговор суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 4 февраля 2002 года, по которому

И., <...>, судимости не имеющий,

К., <...>, судимости не имеющий,

осуждены по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, каждый.

На основании ст. ст. 97, 99 УК РФ назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения И. - от алкоголизма, К. - от наркомании.

Постановлено взыскать с И. и К. в пользу Р. в возмещение морального вреда по 30000 руб. с каждого.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Журавлева В.А., заключение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

И. и К. признаны виновными в убийстве Р.В., совершенном группой лиц, с особой жестокостью 4 января 2001 года в г. Кудымкар при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Вину в совершении преступлений И. и К. не признали.

В кассационной жалобе осужденный И. указывает, что умысла на убийство потерпевшего не имел, не согласен с назначенным ему лечением от алкоголизма, просит учесть наличие у него троих детей и смягчить наказание.

Адвокат Кудымов Д.И. в кассационной жалобе в защиту И. указывает, что его подзащитный потерпевшего не бил, а лишь спустил его в подпол, просит учесть, что у И. трое детей, пересмотреть дело и вынести справедливое решение.

Осужденный К. в кассационной жалобе указывает, что он только пнул потерпевшего три раза и его действия не могли повлечь смерть Р.В., просит переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ на ст. 112 ч. 2 п. "г" УК РФ, по которой назначить наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда правильным.

Виновность осужденных в совершенном преступлении доказана показаниями потерпевшей Р., свидетелей И.Р., К.М., И.В., Б., М., протоколом осмотра места происшествия, фактом изъятия часов потерпевшего у И.В., заключениями трасологической, судебно-биологической и судебно-медицинских экспертиз исследованными в судебном заседании.

Доводы, изложенные в жалобах о том, что осужденные умысла на убийство потерпевшего не имели, каждый из них действий направленных на лишение жизни Р.В. не совершал и от действий каждого из них смерть наступить не могла, нельзя признать обоснованными.

Согласно заключению судебно-медицинских экспертиз смерть Р.В. наступила от сочетанной травмы головы в виде закрытой черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга с кровоизлияниями под твердую мозговую оболочку, тела в виде тупой травмы груди с переломами ребер. Кроме того, причинены множественные кровоподтеки, осаднения. Эти повреждения возникли от многократных ударов тупыми предметами, например кулаками, ногами, от соударения с твердыми предметами.

Каждый из осужденных в своих показаниях преуменьшая свою роль в совершении преступления поясняет, что большинство ударов потерпевшему наносил другой, при этом К. не отрицает, что трижды пнул Р.В. В то же время из их показаний видно, что никто другой потерпевшего не бил. Когда они обнаружили, что потерпевший мертв, они вынесли труп на улицу и бросили его в траншею, где он и был обнаружен.

При таких обстоятельствах, суд сделал правильный вывод о том, что И. и К., действуя совместно, с умыслом на убийство, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя насилие, и неважно от чьих конкретных действий наступила смерть, то есть они действовали группой лиц.

Об умысле на убийство, причем с особой жестокостью, свидетельствует множественность телесных повреждений, их локализация, длительность избиения, то что при этом осужденные сознавали причинение потерпевшему особых страданий.

Действия И. и К. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ, как убийство, совершенное группой лиц, с особой жестокостью. Оснований для переквалификации их действий, в том числе К., нет.

Согласно медицинскому заключению И. страдает хроническим алкоголизмом, подлежит принудительному лечению от него, противопоказаний нет.

Исходя из этого, всех обстоятельств дела, личности И., суд обоснованно назначил ему принудительные меры медицинского характера в виде лечения от алкоголизма.

Наказание И. и К. назначено в соответствии с законом, с учетом степени общественной опасности преступления, данных о личности виновных, всех обстоятельств дела. Оснований для его смягчения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 4 февраля 2002 года в отношении И. и К. оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"