||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 апреля 2002 г. N 67-о01-70

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Коннова В.С. и Глазуновой Л.И.

рассмотрела в судебном заседании от 11 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных К.В., Е.Н., Е.О. и адвоката Крыловой В.Н. на приговор Новосибирского областного суда от 10 августа 2001 г., которым

К.В., <...>, русский, со средним специальным образованием, не работавший, ранее не судимый;

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 1 ст. 210 УК РФ К.В. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Е.Н., <...>, русская, с неполным средним образованием, не работавшая, ранее не судимая;

осуждена по ч. 4 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к шести годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Е.О., <...>, русский, со средним образованием, не работавший, ранее не судимый,

осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 2 ст. 210 УК РФ Е.Н. и Е.О. оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

По данному делу также осуждены С. по ч. 4 ст. 228 УК РФ и Ш.В. по ч. 1 ст. 228, ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 33 и ч. 4 ст. 228 УК РФ, приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

К.В. и Е. признаны виновными и осуждены за незаконные хранение в целях сбыта, перевозку и сбыт наркотических средств в особо крупном размере, совершенные в период середины июня 2000 г. по 5 августа 2000 г. в отношении не менее 180 кг марихуаны и 1,5 кг гашиша организованной группой, а К.В. - и неоднократно.

Кроме того, К.В. признан виновным и осужден за незаконные приобретение, хранение в целях сбыта, перевозку и сбыт наркотических средств в особо крупном размере - 50 кг марихуаны, совершенные в марте 2000 г. организованной группой.

Преступления совершены ими при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимый Е.О. виновным признал себя частично, а подсудимые К.В. и Е.Н. - виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

- осужденный К.В. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу за недоказанностью его вины, ссылаясь на то, что он к незаконному обороту наркотиков отношения не имеет. По его мнению, предварительное и судебное следствие проведены с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, а доказательства оценены неверно:

- осужденная Е.Н. просит отменить приговор и "оправдать" ее за отсутствием состава преступления, ссылаясь на то, что к наркотикам она никакого отношения не имела, умысла на незаконный оборот наркотиков также не имела, и доказательства, по ее мнению, оценены неправильно. Считает, что предварительное и судебное следствие проведены с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, приговор - незаконный и необоснованный, а наказание, назначенное ей, является чрезмерно строгим;

- адвокат Крылова В.Н. в защиту интересов осужденной Е.Н. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу за отсутствием в деянии Е.Н. состава преступления, ссылаясь на те же доводы, что и сама Е.Н. в своей жалобе;

- осужденный Е.О. просит отменить приговор и "оправдать" его за отсутствием состава преступления, ссылаясь на несовершение им преступления, на отсутствие умысла на незаконный оборот наркотиков, на строгость назначенного ему наказания. Кроме того, Е.О. полагает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, а доказательства оценены неверно.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., заключение прокурора Костюченко В.В. об оставлении приговора в отношении К.В. и Е. без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении К.В., Е.Н. и Е.О. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Виновность К.В., Е.Н. и Е.О. установлена совокупностью доказательств собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Доводы о невиновности К.В., Е.Н. и Е.О. в незаконном обороте наркотических средств проверялись в судебном заседании, но подтверждения не нашли и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Виновность К.В. в незаконном обороте наркотических средств в марте - апреле 2000 г. подтверждается:

- показаниями подсудимой С., из которых следует, что в начале 2000 г. она в поезде Новосибирск - Алма-Ата, познакомилась с проводником К.В., который обратился к ней с просьбой о приобретении наркотиков. Приехав в г. Алма-Ата, она по просьбе К.В. рассказала М. и тот потребовал, чтобы она поехала в г. Новосибирск, установила связь с К.В. и передала ему наркотики для продажи. В феврале 2000 г. пробная партия марихуаны весом 50 кг была доставлена в г. Новосибирск. Связавшись с К.В., она в начале марта 2000 г. передала ему эту партию марихуаны для реализации из расчета 80 долларов за 1 кг марихуаны.

По мере реализации К.В. в несколько приемов передал ей 4.000 долларов. Часть из этих денег К.В. перевел в Казахстан, а часть денег - она вывезла в г. Алма-Ата.

Объективно достоверность показаний С. подтверждается приходным валютным ордером и квитанцией денежного перевода, осуществленного К.В. 17 апреля 2000 г. в размере 500 долларов на имя К. в г. Алма-Ата Республики Казахстан.

Виновность К.В. и Е. в незаконном обороте наркотических средств с середины июля - по 5 августа 2000 г. подтверждается:

- показаниями подсудимой С. о том, что кроме К.В. часть выручки от продажи марихуаны в г. Алма-Ата перевела в апреле 2000 г. Е.Н.

В период с мая по июль 2000 г. ей в г. Алма-Ата по домашнему телефону неоднократно звонили К.В. и Е.Н. и просили привести на реализацию наркотики в большом количестве, утверждая о наличии у них оптовых покупателей, о чем она сообщила М.

4 июля 2000 г. она приехала в г. Новосибирск и остановилась у Е. По приезду у нее с Е. и К.В. состоялся разговор, при котором Е. и К.В. заверили ее в наличии у них реальных покупателей наркотиков. При этом Е.О. обещал предоставить гараж родителей для хранения наркотиков, найти водителя с автомашиной для их перевозки; Е.Н. и К.В. должны были заниматься сбытом наркотиков, а она получать деньги от реализации наркотиков и отправлять их в Казахстан. Позже она познакомилась с Ш.В., с которым по указанию А. ездила на служебном автомобиле вместе с Е.Н. для проверки трассы на наличие постов ГИБДД и стоянок для большегрузных автомашин. За эту поездку она заплатила Ш.В. 200 руб. Приехавший через неделю после нее А. удостоверился, что все готово для приема наркотиков, определил сроки их реализации и отпускную цену - 100 долларов за 1 кг марихуаны и было решено, что выручка от реализации сверх отпускной цены остается у К.В. и Е. Вместе с ней и Ш.В. А. лично проверил трассу и определил место встречи автомашины с наркотиками.

В середине июля 2000 г. она встретила грузовой транспорт с наркотиками и перегрузили в машину Ш.В. 6 мешков с марихуаной и пакет с гашишем, доставили их к дому Е. Она сообщила находившимся в квартире Е. и К.В., что привезла наркотики и вместе с Е.О. и К.В. на машине Ш.В. отвезли их в гараж. После этого Ш.В. попросил у нее для пробы марихуану. Она сообщила об этом Е.Н., и та передала Ш.В. пакет с марихуаной.

Через несколько дней К.В. передал ей от реализации наркотиков сумму, эквивалентную 2.200 долларов, часть из которых она перевела в Казахстан, а остальные забрал с собой А.

По просьбе К.В., которому было удобнее приехать к ней и забрать наркотики, она перевезла в квартиру, которую снимала, пакет с марихуаной.

В ночь с 4 на 5 августа 2000 г. она по просьбе Е.Н. вместе с Ш.В. приехали к гаражу, где при попытке вывоза оставшихся 5 мешков с марихуаной и пакета с гашишем она была задержана.

Суд обоснованно признал достоверными приведенные показания С., поскольку они подтверждаются другими доказательствами.

Из приходного валютного ордера и квитанции денежного перевода видно, что 22 апреля 2000 г. от Е.Н. было принято для перевода за границу 654 доллара (л.д. 72 т. 1).

Как следует из показаний свидетелей Ш.В., Е.О., Б., квитанций междугородных телефонных переговоров, отчета по телефону Б., летом 2000 г. в присутствии Ш.В. Е.Н. дважды звонила в г. Алма-Ата с домашнего телефона Ш. 5 июня 2000 г., и с телефона родителей Е.Н. - в конце июня - начале июля 2000 г. Звонила она С. К.В. звонил в г. Алма-Ата на домашний телефон С. с домашнего телефона Б. 21 мая 2002 г. дважды (оба раза состоялись разговоры продолжительностью 1 минута и 8 минут), что соответствует показаниям С.;

- показаниями К.В. в ходе предварительного следствия о том, что в июле 2000 г. за неделю до прибытия из Казахстана наркотиков в квартире Е. он встречался с мужчиной нерусской национальности, который сообщил ему, С. и Е.Н. о предстоящем поступлении в г. Новосибирск крупной партии марихуаны и просил о предоставлении места для ее хранения и о помощи в ее сбыте, обещая в качестве вознаграждения 10 процентов от суммы реализации, на что он дал свое согласие. Вместе с Е.Н. он приходил к Ш.В. с просьбой о перевозке "мешков с грузом", не посвящая его в то, что он будет перевозить наркотики. При поступлении в середине июля 2000 г. 6 мешков с марихуаной он вместе с Е. участвовал в перевозке их в ночное время от дома Е. к их гаражу и в разгрузке марихуаны в гараж. Из этой партии марихуаны он лично сбыл 5 - 6 кг по цене 110 долларов за 1 кг и полученные деньги, за исключением десяти процентов, передал С., которая обменивая их на доллары, частями переводила в Казахстан;

- показаниями Ш.В. в ходе предварительного следствия о том, что для поездок с С. его привлек Е.О. О перевозке мешков с ним договаривались К.В. и Е.Н. и Е.Н. за доставку мешков обещала ему 1000 рублей, при этом 500 рублей ему передала С. до начала поездки, а остальную сумму он получил от Е.Н. после перевозки груза.

О том, что в перевозимых мешках находятся наркотики, он узнал из разговора между Е.О. и К.В. при разгрузке мешков в гараж, а позже от Е.Н. он узнал название наркотика - марихуана.

После разгрузки отвез К.В. и Е.О. к дому Е., где к нему в машину сели С. и мужчина, с которым он ранее ездил по Бердскому шоссе, и он отвез их к С. На следующий день он отвез этого мужчину к ПАТП и высадил его у рефрижератора. По просьбе С. ему пакет с марихуаной передала Е.Н. и советовала ему ее попробовать.

В ночь с 4 на 5 августа 2000 года ему позвонил Е.О. и попросил его вместе с С. перевезти мешки с наркотиками из гаража в другое место, пообещав ему заплатить за такую поездку.

В судебном заседании, кроме того, подсудимый Ш.В. пояснял, что в июле 2000 года он по просьбе Е.О. в вечернее время вместе с С. и Е.Н. на служебной машине ездили в сторону Бердского шоссе, за что он получил от С. 200 руб.

На следующий день по просьбе С. он провез ее и ранее незнакомого ему А. по тому же маршруту, за что ему заплатили еще 200 руб. О цели этих поездок ему известно не было. После перевозки мешков в гараж, в один из дней он приезжал домой к Е., там же находилась и С. и он просил у С. для себя "травку". По просьбе С. Е.Н. передала ему пакетик с веществом растительного происхождения.

Свидетель Ш. также поясняла, что в июле 2000 года ее муж Ш.В. по просьбе Е.О. возил по Бердскому шоссе С. и Е.Н. Она ездила с ними, но о цели поездки ей известно не было. После этого они с мужем подвозили вышедшего от Е.О. мужчину нерусской национальности, которого высаживали на Бердском шоссе, не доезжая "Академгородка". Обе эти поездки мужу были оплачены.

Как видно из показаний Т., 4 августа 2000 года С. после разговора со своей знакомой по имени "Наташа" (имя осужденной Е.Н. - Наталья), сообщила, что ей нужно срочно ехать, так как в месте, где находятся наркотики, начались "облавы".

Из показаний Е.О. в ходе предварительного следствия следует, что от жены ему известно, что С. предлагала ей заняться сбытом наркотиков. Ему С. также предлагала сбывать наркотики и сообщала, что в мешках в гараже находится марихуана.

Подсудимая Е.Н. не отрицала, что по просьбе С. в июле 2000 года она вместе с Ш.В. и С. на служебной машине Ш.В. ездили по Бердскому шоссе, но о цели поездки ей известно не было.

Свидетель Ш. в ходе предварительного следствия поясняла, что в июле 2000 года в квартире Е. она слышала разговор между Е.О., К.В. и С. о наркотиках.

В августе 2000 года К.В. сообщил ей, что С. взяли с огромной партией наркотиков. Вместе с ней арестовали Е. Как она поняла, К.В. имел к этому отношение, он заявлял, что и у него теперь возникнут проблемы, его тоже могут арестовать.

Изменению показаний допрошенных лиц суд дал в приговоре надлежащую оценку.

Протоколами и заключением экспертизы подтверждаются, что вещество, изъятое при осмотре автомобиля УАЗ-3151 (под управлением Ш.В.) массой 155 кг 751 г, по местам жительства С. (1350 г) и Ш.В. (24,2 г), которое согласно приведенных показаний С. и Ш.В. ему дала Е.Н., является наркотическим средством - марихуаной, одинаковым по месту произрастания, времени сбора, условиям хранения.

Как видно из материалов дела, в квартире Е. при обыске были обнаружены квитанция денежного перевода С. 17 июля 2000 года К. в г. Алма-Ата 100 долларов и два валютных приходных ордера для перевода за границу от С. 17 июля 2000 года - 118 долларов и 22 апреля 2000 года - 654 долларов, что также подтверждает приведенные показания С. о расчетах с ней за реализованный наркотик.

Ссылки в жалобах на то, что переводы валюты в Республику Казахстан К.В. и Е.Н. производили в связи с тем, что у С. не имелось прописки в г. Новосибирске и ее паспорт был просрочен, несостоятельны, поскольку, как следует из материалов дела, данные обстоятельства не препятствовали ей пересекать государственные границы Казахстана и России и в тот же период времени от своего имени осуществлять переводы валютных средств из г. Новосибирска в Казахстан.

Приведенные доказательства опровергают доводы К.В. и Е. о непричастности к незаконному обороту наркотических средств и об отсутствии у них умысла на такие действия с наркотическими средствами. Мотив их действий судом установлен верно.

Выводы суда о наличии организованной преступной группы по незаконному обороту наркотиков, с учетом, в том числе, подготовки к совершению преступных действий, распределению ролей по совершению преступления, подыскания места хранения, использования транспортных средств, поставок наркотиков из другого государства и об участии в такой группе К.В. и Е. соответствуют материалам дела и надлежащим образом обоснованы, мотивированы. Ссылка К.В. на то, что он не создавал организованной преступной группы, влияния на квалификацию его действий не имеет, поскольку он и не признан организатором организованной преступной группы. Так как К.В. и Е. преступление совершалось в составе организованной группы, каждый из них обоснованно признан соисполнителем всех преступных действий по незаконному обороту наркотических средств, совершенных данной организованной группой.

Виновность К.В. и Е. в содеянном ими подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельств дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К.В. и Е. в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по ч. 4 ст. 228 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание К.В., Е.Н. и Е.О. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

При этом К.В. и Е.О. назначено судом минимально возможное наказание, установленное санкцией ч. 4 ст. 228 УК РФ. Каких-либо исключительных обстоятельств в отношении них не имеется.

Е.Н. наказание назначено ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ч. 4 ст. 228 УК РФ, и оснований к дальнейшему смягчению ей наказания не усматривается.

Наказание К.В., Е.О. и Е.Н. назначено справедливое, поэтому доводы жалоб об излишней суровости наказания - необоснованны.

Выводы суда, изложенные в приговоре в отношении К.В., Е.Н. и Е.О., соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, надлежащим образом обоснованы и мотивированы. Нарушений требований ст. 20 УПК РСФСР не усматривается.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб, а поэтому руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 10 августа 2001 года в отношении К.В., Е.Н. и Е.О. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

КОННОВ В.С.

ГЛАЗУНОВА Л.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"