||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 апреля 2002 г. N 66-о01-85

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Русакова В.В. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 11 апреля 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Д.В.В., Д.В.М., Н. и адвокатов Калаганова Ю.В., Толмачева Ю.А., Обыденновой И.И. на приговор Иркутского областного суда от 13 февраля 2001 года, по которому

Д.В.В., <...>, ранее не судим

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ к одиннадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 318 УК РФ к двум годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 1 ст. 30 - п. п. "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено пятнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Д.В.М., <...>, ранее не судим

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 1 ст. 30 - п. п. "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено четырнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Н., <...>, ранее не судим

осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ к одному году лишения свободы, по ч. 1 ст. 223 УК РФ к одному году лишения свободы; по ч. 2 ст. 209 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к семи годам лишения свободы с конфискацией имущества.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено десять лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 1 ст. 30 - п. п. "д", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ оправдан за недоказанностью вины в данном преступлении.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

Д.В.М., Д.В.В. признаны виновными и осуждены за создание и руководство устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан, а Н. за участие в банде.

Кроме того, Д.В.М., Д.В.В. признаны виновными и осуждены за приготовление к убийству организованной группой лиц, из корыстных побуждений, сопряженном с разбоем и бандитизмом, с целью сокрытия другого преступления.

Н. признан виновным и осужден за незаконное изготовление огнестрельного оружия; за незаконное ношение и хранение огнестрельного оружия; а Д.В.В. - за покушение на применение насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей.

Кроме того, Н., Д.В.В., Д.В.М. признаны виновными и осуждены за приготовление к разбойному нападению на С. организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище в целях завладения чужим имуществом в крупном размере.

Преступления совершены осенью 1998 года и с период весны и осени 1999 года на территории Иркутской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Д.В.В. вину признал частично, Д.В.М. вину не признал, Н. вину признал частично.

В кассационных жалобах и в дополнениях к ним:

- адвокат Калаганов Ю.В. в интересах осужденного Д.В.М. просит оправдать своего подзащитного по ч. 1 ст. 209; ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162; ч. 1 ст. 30 - п. п. "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, квалифицировав действия осужденного по ч. 1 ст. 222 УК РФ, ссылаясь на то, что в действиях Д.В.М. присутствует добровольный отказ от совершения преступлений; по мнению адвоката, суд не принял во внимание то обстоятельство, что последний приезд на дачу С. был спровоцирован Т.;

- осужденный Д.В.М. просит тщательно и объективно разобраться в материалах дела, указывая, что выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела;

- адвокат Толмачев Ю.А. в интересах осужденного Д.В.В. просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, указывая, что в ходе судебного разбирательства не установлен умысел на создание устойчивой, организованной группы (банды); не опровергнуты в судебном заседании показания Д.В.В. об его отказе в совершении преступления; осуждение Д.В.В. по ч. 1 ст. 318 УК РФ, по мнению адвоката, незаконно, поскольку Д.В.В. не мог предположить, что в темное время суток в лесу могут находиться сотрудники милиции;

- осужденный Д.В.В. просит тщательно и объективно разобраться в материалах дела, ссылаясь на односторонность предварительного следствия; указывает на то, что показания Т. не соответствуют действительности, а поэтому не могут быть приняты во внимание;

- адвокат Обыденнова И.И. в интересах осужденного Н. просит приговор отменить в части осуждения за участие в банде, полагая, что доказательств участия Н. в устойчивой вооруженной группе в ходе судебного разбирательства не добыто; вместе с тем, не оспаривая квалификации действий Н. по ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ как приготовление к совершению разбойного нападения, по мнению адвоката, Н. добровольно отказался от своих преступных намерений;

- осужденный Н. просит объективно разобраться в материалах дела, ссылаясь на те же доводы, что и адвокат Обыденнова И.И., полагает, что суд не дал оценки его показаниям, относительно добровольного отказа от совершения преступлений; считает, что им добровольно были выданы хранившиеся в доме боеприпасы.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения адвоката Обыденновой И.И. и осужденного Н., поддержавших доводы кассационных жалоб, по основаниям в них изложенным, заслушав заключение прокурора Лушпа Н.В., просившей приговор суда изменить в части назначенного всем осужденным наказания, применить ст. 64 УК РФ и смягчить осужденным наказание по совокупности преступлений; исключить из приговора осуждение по ч. 1 ст. 30 - п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ и квалифицирующий признак - совершение убийства из корыстных побуждений, а в остальной части тот же приговор оставить без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Вина осужденных Д.В.В., Д.В.М. и Н. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, в период предварительного расследования Д.В.В. в категорической форме пояснял о том, что вместе с отцом намеревались совершить разбойное нападение на С. с последующим убийством, после чего закопать труп в яме, которую заранее подготовили и очистили. С этой целью он и отец наблюдали за С., приобрели на рынке газовый револьвер и переделали на боевой, подготовили подсобные предметы, разработали план и распределили роли.

При предъявлении обвинения Д.В.М. не отрицал того обстоятельства, что в конце 1998 года его сын предложил забрать у С. деньги и ценные бумаги на даче С. К весне 1999 года они разработали план, согласно которого должны были выбрать момент, когда С. будет находиться на даче один, распределили роли между собой.

В период предварительного расследования Н. неоднократно показывал, что Д.В.В. предложил ему заработать 10 тысяч рублей, если он поможет забрать у одного мужчины документы на даче в с. Якимовка, за которым Д. (отец с сыном) наблюдают длительное время. Когда он стал ездить с Д., то брали с собой обрез ружья, револьвер, из которого он производил выстрелы.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Д.В.В., Д.В.М. и Н. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Судом первой инстанции проверялись доводы о применении недозволенных методах расследования дела, однако эти доводы оказались несостоятельными и обоснованно отвергнуты судом как противоречащие материалам дела. Ссылка осужденных на фальсификацию некоторых протоколов их допроса материалам дела не соответствует и является неосновательной.

Из показаний потерпевшего С. в судебном заседании явствует, что он работает генеральным директором ОАО "Содружество", которое занимается торгово-закупочной деятельностью. В с. Якимовка Ангарского района у него имеется дача, где он последнее время постоянно проживает. 3 ноября 1999 года к нему на работу позвонил Т. и предложил встретиться, объяснив, что его жизнь находится под угрозой. При встрече со слов Т. ему стало известно о том, что Д. (отец с сыном) готовятся его убить, на протяжении длительного время ведут наблюдение за дачей, отслеживают маршрут его движения, время приезда и отъезда, наличие и количество лиц, посещающих дачу. Для этой цели Д. подготовили необходимое оружие, подсобные предметы, предназначенные для пыток, а в лесном массиве выкопали яму для захоронения трупа. Поверив в достоверность сказанного Т., он обратился в правоохранительные органы и попросил у них защиты. Работники милиции устроили засаду у него дома и рядом расположенных дачных участков и 9 ноября 1999 года задержали Д. и Н.

Показания свидетеля Т. в ходе судебного разбирательства были оглашены и исследованы в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР, из которых явствуют, что весной 1999 года Д.В.В. предложил ему участвовать в нападении на С., у которого находились важные документы Д.В.В., предполагалось убить С., после чего отвезти на машине в лес и закопать в яме. За участие в преступлении Д.В.В. пообещал заплатить 60 тысяч рублей. Отец Д.В.В., согласно распределения ролей, должен был связать С., а затем пытать потерпевшего до тех пор, пока последний не укажет, где находятся деньги и другие ценности. Для этой цели Д. постоянно возили с собой в сумке веревку, скотч, плоскогубцы, газовый баллончик, металлический прут, револьвер и обрез ружья. В совершении преступления Д.В.В. предложил участвовать Н., которого попросил переделать револьвер для стрельбы боевыми патронами, обещая заплатить тому 30 тысяч рублей. Всей группой руководил Д.В.В., который вовлек в нее Н. и его - Т. Д.В.В. разрабатывал план нападения на С. и убийства последнего, распределял роли, решал у кого и какое оружие должно быть в момент совершения преступлений.

Судом первой инстанции тщательно исследовались показания потерпевшего С., а также свидетеля Т. в ходе предварительного следствия и обоснованно признаны с учетом их последовательности, логичности, соответствия другим доказательствам, достоверными.

Указанными показаниями С. и Т. опровергаются доводы жалоб о мотивах приготовления к противоправным действиям, а именно, якобы забрать важные документы, принадлежащие Д.В.В.

Свидетель Соловьева Е.В. в судебном заседании показала, что последнее время ее сожитель Т. часто встречался с Д.В.В. и в один из дней Т. ей сообщил, что Д. (отец с сыном) намереваются совершить убийство какого-то мужчины, после чего забрать у того важные бумаги. За участие в преступлении Д.В.В., пообещал Т. заплатить деньги. Узнав об этом, она уговаривала Т. отказаться от участия в преступлении, предложила найти потерпевшего и предупредить о готовящемся преступлении.

Из показаний свидетеля К. в судебном заседании видно, что вместе с Н. он работал в кузнечно-термическом цехе. Летом 1999 года Н., показав ему газовый барабанный револьвер, попросил переделать его для стрельбы мелкокалиберными патронами, но он отказался. Тогда Н. сказал, что он сам его переделает, а позднее со слов Н. он узнал о том, что тот переделал и стрелял из пистолета.

Свидетель М. в судебном заседании показал, что со слов С. ему стало известно о готовящемся на него вооруженном нападении с последующим убийством и, что длительное время за ним осуществляется наблюдение. В один из дней он отвез сотрудников милиции на дачу С., где была устроена засада. Через несколько дней участников бандитского нападения удалось задержать в районе с. Якимовка.

По протоколу выемки у Д.В.М. по месту его жительства изъят обрез ружья 32 калибра N 37556, пять патронов того же калибра, пороха, 30 патронов калибра 5,6 мм.

Ссылка осужденного Д.В.М. в кассационной жалобе о добровольном сдаче огнестрельного оружия и боеприпасов, судебная коллегия не может признать состоятельной, поскольку в протоколе выдачи нет отметки о добровольном волеизъявлении Д.В.М. к выдаче оружия и боеприпасов, о чем в протоколе удостоверено подписью Д.В.М.

По протоколу осмотра местности, где 9 ноября 1999 года был задержан Д.В.М., следует, что на участке пашни, в трех метрах от дороги, ведущей в п. Тальяны, были обнаружены газовый барабанный револьвер, а рядом - спичечный коробок с десятью патронами и двумя гильзами.

При задержании Д.В.В. был изъят газовый пистолет и восемь патронов к нему. В тот же день у Д.В.М. при личном досмотре был обнаружен и изъят газовый баллончик и два охотничьих ножа.

По протоколу обыска в квартире Н. были обнаружены и изъяты 53 патрона калибра 5,6 мм.

Согласно заключению судебно-баллистических экспертиз револьвер является короткоствольным гладкоствольным огнестрельным оружием, приспособленным для стрельбы спортивно-охотничьими патронами калибра 5,6 мм, изготовлен он из газового револьвера, путем замены барабана на самодельный калибра 6 мм, оси курка, бойка, накладки рукоятки и удаления перегородки-рассекателя из ствола. Для стрельбы с осечками патронами калибра 5,6 мм пригоден.

Выводы указанной судебно-баллистической экспертизы опровергают доводы кассационных жалоб о неисправности огнестрельного оружия и подтверждают правильность показаний Т., а также Н. в ходе предварительного следствия о том, что из данного револьвера производились выстрелы с осечками.

Согласно выводов судебно-баллистической экспертизы обрез ружья является огнестрельным оружием, исправен, пригоден для производства выстрелов. Изготовлен из охотничьего гладкоствольного ружья модели ИЖ-18Е 32 калибра; три патрона являются боеприпасами для охотничьих ружей того же калибра, исправны и пригодны для производства выстрелов. Представленные на исследование 74 патрона калибра 5,6 мм являются боеприпасами, исправны, пригодны для производства выстрелов.

По заключению судебной взрывотехнической экспертизы представленное на исследование вещество, изъятое при обыске квартиры Д.В.М. является охотничьим бездымным порохом, относится к взрывчатым веществам метательного действия, пригодным для использования.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о согласованном и совместном характере действий осужденных Д.В.В., Д.В.М. и Н. по приготовлению к разбойному нападению на потерпевшего и подтверждает правильность выводов суда о совершении указанными лицами преступлений в составе организованной группы.

Виновность Д.В.В., Д.В.М. и Н. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами. Тщательный анализ всех доказательств позволил суду прийти к правильным выводам о том, что к дому С. Д.В.В., Д.В.М., а затем Н. неоднократно приезжали заранее с целью разбойного нападения и убийства потерпевшего, они были вооружены огнестрельным оружием, неоднократно вносили коррективы в план нападения.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Д.В.В. и Д.В.М. в создании и руководстве вооруженной группы (банды), а Н. - в участии в банде; в приготовлении к разбою и к убийству, совершенном организованной группой лиц, верно квалифицировав их действия по ч. 1 ст. 209 УК РФ (у Д.); ч. 2 ст. 209 УК РФ (у Н.); ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162; ч. 1 ст. 30 - п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Выводы суда о наличии у Д.В.В. предварительного сговора с Д.В.М. и Н. на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями осужденных в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, поскольку соответствуют согласованным и совместным действиям Д.В.В., Д.В.М. и Н. при совершении подготовительных действий к преступлениям.

Доводы кассационных жалоб о необоснованном осуждении по ст. 209 УК РФ судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку Д.В.В., Д.В.М., а затем и Н. как участник вооруженной группы (поскольку был осведомлен о наличии огнестрельного оружия, сам непосредственно принимал участие в переделке оружия) тщательно планировали каждое нападение вооруженной группы, выбирая при этом место и время для нападений, принимали решения, связанные с отслеживанием потерпевшего, были обеспечены автотранспортом для вывоза похищенного и скорейшего оставления места происшествия.

Таким образом, преследуя цель вооруженного налета, сопряженного с приготовлением к разбойному нападению на потерпевшего С. и его последующим убийством, объединившись в организованную устойчивую вооруженную группу, как правильно установил суд первой инстанции, Д.В.В., Д.В.М. и Н. стали осуществлять поставленную перед собой цель в составе банды.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных об оговоре их со стороны свидетеля Т. и потерпевшего С., однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об отсутствии организованной группы, и наличия в действиях осужденных добровольного отказа от совершения преступлений, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Доводы кассационных жалоб о необоснованности приговора, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам, неправильной оценке доказательств - не соответствует материалам дела и являются необоснованными. Приговор суда мотивирован и обоснован, выводы суда (за исключением виновности осужденных в приготовлении к разбою в крупном размере) соответствуют имеющимся в деле доказательствам, которые оценены в совокупности и согласно требований ст. 71 УПК РСФСР.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание об осуждении по ч. 1 ст. 30 - п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - приготовление к разбойному нападению с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, поскольку доказательств того, что осужденные намеревались завладеть иностранной валютой в сумме пятидесяти тысяч долларов США, в материалах дела не содержится.

Ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании ни один из осужденных не давал показаний в этой части, относительно конкретной суммы предполагаемого хищения, поэтому с учетом признания показаний Д. и Н. в ходе предварительного расследования достоверными, вывод суда первой инстанции о намерении осужденных завладеть в ходе разбойного нападения чужим имуществом в крупном размере вызывает сомнение.

Кроме того, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора осуждение Д.В.В. и Д.В.М. по ч. 1 ст. 30 - п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и из п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак совершение убийства "из корыстных побуждений", поскольку приготовление к преступлению - это создание условий для совершения какого-либо преступления, а поэтому оно (приготовление) не может рассматриваться как совершение преступления, что предполагает диспозиция указанной нормы закона (сокрытие другого преступления), а квалифицирующий признак - приготовление к совершению убийства из корыстных побуждений, содержащийся в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - "сопряженное с разбоем", предполагает корыстный мотив совершения данного преступления и признак убийства "из корыстных побуждений", предусмотренный тем же пунктом названной статьи УК, в этом случае является излишним.

Судебная коллегия, учитывая приведенные в приговоре смягчающие наказание обстоятельства, а также то обстоятельство, что по данному делу каких-либо последствий от действий Д.В.В., Д.В.М. и Н., связанных с приготовлением к разбойному нападению и убийству потерпевшего не наступило, признает данное обстоятельство исключительным и в соответствии со ст. 64 УК РФ полагает необходимым назначить Д.В.В., Д.В.М. и Н. более мягкое наказание, чем предусмотрено санкциями ч. 1 ст. 209; ч. 2 ст. 209; ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162; ч. 1 ст. 30 - п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 13 февраля 2001 года в отношении Д.В.В., Д.В.М., Н. изменить: исключить из приговора осуждение каждого по ч. 1 ст. 30 - п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Исключить из приговора осуждение Д.В.В. и Д.В.М. по ч. 1 ст. 30 - п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и из ч. 1 ст. 30 - п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак - приготовление к совершению убийства из корыстных побуждений.

Смягчить Д.В.В. наказание:

- по ч. 1 ст. 209 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до восьми лет лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до шести лет лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ч. 1 ст. 30 - п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до семи лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 318; ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162; ч. 1 ст. 30 - п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ Д.В.В. назначить наказание в виде лишения свободы сроком на девять лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Смягчить Д.В.М. наказание:

- по ч. 1 ст. 209 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до восьми лет шести месяцев лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до шести лет шести месяцев лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ч. 1 ст. 30 - п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до семи лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30 - п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105; ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний Д.В.М. назначить наказание в виде лишения свободы сроком десять лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Смягчить Н. наказание:

- по ч. 2 ст. 209 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до шести лет лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до пяти лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 223; ч. 1 ст. 222; ч. 2 ст. 209; ч. 1 ст. 30 - п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний Н. назначить наказание в виде лишения свободы сроком семь лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении Д.В.В., Д.В.М. и Н. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"