||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 апреля 2002 года

 

Дело N 56-о01-59

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Хлебникова Н.Л. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 11 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных И. и М., адвоката Данильченко В.Е. на приговор Приморского краевого суда от 26 апреля 2001 года, которым

И., <...>, русский, со средним техническим образованием, не женат, не работал, проживал в г. Уссурийске Приморского края, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

М., <...>, русский, с образованием 9 классов, не женат, не работал, проживал в г. Уссурийске Приморского края, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с И. и М. в солидарном порядке в пользу Д. 6500 руб. в возмещение материального ущерба и 25 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

И. и М. осуждены за умышленное на почве мести убийство Д.С., совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено в сентябре 1999 года в г. Уссурийске Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании И. и М. не признали себя виновными.

В кассационных жалобах:

осужденный М. указывает на неполноту и необъективность предварительного и судебного следствия, ссылаясь на то, что не проверены его доводы о нахождении с 7 по 12 сентября 1999 года в другом месте - в пос. Ярославский, не исследованы данные о его личности, а также не установлены причина смерти Д.С. и точное время его убийства.

Изложенные в приговоре выводы, по его мнению, не соответствуют фактическим обстоятельствам и не подтверждены доказательствами; неправильно оценены, как достоверные, показания несовершеннолетнего Д.А., признанного умственно отсталым, и свидетеля Ш., который в суде отказался от своих "ложных" показаний на предварительном следствии.

Его действия, как полагает М., квалифицированы неправильно, а назначенное наказание не соответствует его личности.

Он просит отменить приговор и направить дело на новое расследование.

Осужденный И. утверждает о своей непричастности к убийству Д.С. и указывает, что не желает нести ответственность за действия Д.А. и М., которые оговорили его на предварительном следствии "под давлением" следственных органов.

Он также ссылается на неполноту предварительного следствия, на применение к нему незаконных мер воздействия и нарушение норм УПК; ставит под сомнение достоверность показаний свидетеля Ш.; высказывает мнение о недопустимости показаний несовершеннолетнего Д.А.

Полагает, что приговор не соответствует требованиям ст. 314 УПК РСФСР и основан на доказательствах, полученных с нарушением закона. Просит отменить его и направить дело на новое расследование.

Адвокат Данильченко В.С. в защиту И. указывает, что последний в ходе следствия и в суде отрицал свою причастность к преступлению и обратное, по его мнению, по настоящему делу не установлено. Вывод о виновности И., как утверждается в жалобе, основан лишь на противоречивых показаниях М. и Д.А., данных ими на предварительном следствии "под давлением", а также на показаниях Ш., которые не соответствуют установленным в суде обстоятельствам.

Кроме того, ставит под сомнение достоверность показаний Д.А., полагая, что в отношении него неправильно выделено дело и не получено заключение экспертов по вопросу о его психическом состоянии.

Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Потерпевшая Д. представила возражения на кассационные жалобы, в которых выражает мнение о мягкости приговора и просит назначить осужденным "максимальный" срок наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и представленные на них возражения, а также выслушав объяснения осужденного М., участвовавшего в кассационном рассмотрении дела, который поддержал поданные им жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Фактические обстоятельства указанного преступления судом установлены всесторонне и полно и в приговоре изложены правильно.

Вина И. и М. материалами дела доказана.

Доводы в жалобах в обоснование непричастности каждого из осужденных к убийству Д.С. являются несостоятельными, т.к. опровергаются рассмотренными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Как следует из показаний осужденного М. на предварительном следствии, в начале сентября 1999 года он, И. и Д.А. решили избить Д.С. из мести за его сотрудничество с работниками милиции, для чего И. приготовил эбонитовую палку, а Д.А. - металлическую ножку от табурета, вооружившись которыми стали "следить" за Д.С., чтобы выбрать для расправы над ним удобные время и место.

Примерно 10 сентября 1999 года, около 24-х часов, заметили, что Д.С. направился через овраг в сторону пос. Барановский, после чего последовали за ним.

И. первым догнал Д.С. в овраге и сзади ударил его по голове эбонитовой палкой, а когда тот упал, нанес еще несколько ударов, в том числе по голове.

Он, М., и Д.А. тоже стали избивать Д.С., нанося ему удары ногами по голове и другим частям тела, а Д.А., помимо этого, дважды ударил по голове металлической ножкой от табурета.

Тело Д.С. они оттащили с тропинки вниз по склону оврага в камыши, где и оставили, забросав его травой.

Потом пришли домой к Д.А. и там переоделись, а снятые с себя вещи отнесли на помойку, облили растворителем и сожгли.

Ссылаясь на эти показания М. как на одно из доказательств виновности осужденных, суд тщательно их проверил и надлежаще оценил, отметив в приговоре, что М. при изложении обстоятельств убийства умолчал о нанесении им самим ударов палкой потерпевшему.

Об этом свидетельствуют собранные по делу доказательства, в частности, показания осужденного И. на предварительном следствии, которые судом признаны достоверными в части. В них И. подтвердил, что каждый из них, т.е. он сам, М., Д.А., нанес потерпевшему Д.С. по несколько ударов палкой.

Указанные обстоятельства подтверждены показаниями свидетеля Ш. на предварительном следствии, согласно которым на следующий после убийства день М. рассказал ему, что ночью в овраге они (М., И., Д.А.) напали на Д.С. с палками и нанесли ему по голове множество ударов, а затем оттащили труп потерпевшего в сторону от тропинки, в кусты.

Из показаний Ш. также следует, что он был свидетелем того, как И., М. и Д.А., договорившись убить Д.С., готовились к преступлению.

Свидетель видел, что И., который и был инициатором убийства, подобрал для его совершения дубинку черного цвета, Д.А. открутил от табурета металлическую ножку, а М. взял у него, Ш., металлическую дубинку длиной 80 см диаметром 2,5 - 3 см.

В присутствии Ш., как он показал, осужденные вспоминали детали совершенного ими убийства, смеялись над тем, как потерпевший кричал перед смертью; рассказали, что трубу, которую у него взял М., утопили в озере.

Эти показания свидетеля соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не доверять им у суда оснований не было.

Ссылки же по поводу недостоверности упомянутых показаний Ш. и приведенные в обоснование этого мотивы были судом проверены и оценены в приговоре.

Согласно показаний свидетеля К., в сентябре 1999 года, в те дни, когда пропал Д.С., он и М. отправились на рыбалку.

Следуя по тропинке через овраг, заметили лужу крови и кровавый след, который уходил в глубину оврага. В том месте трава была примята, как будто по ней что-то волокли.

Свидетель М. сообщил аналогичные сведения.

Потерпевшая Д. показала, что последний раз она видела своего сына 9 сентября 1999 года, когда он приезжал к ней домой.

11 сентября 1999 года ей не удалось попасть в квартиру потерпевшего, т.к. на входной двери были следы взлома, а сам он отсутствовал.

Свидетель Б. показала, что ее брат Д.С. навещал ее каждый день, но вечером 9 сентября 1999 года почему-то не зашел.

На следующий день она сама отправилась к нему, однако его квартира была закрыта.

28 сентября 1999 года опознала труп брата, который был обнаружен в овраге.

При производстве судебно-медицинской экспертизы трупа Д.С. обнаружены множественные многооскольчато-фрагментарные и дырчатые переломы костей свода, основания черепа и лицевого скелета.

Данные телесные повреждения расцениваются как тяжкий вред для здоровья. В случае, если они прижизненные, то явились причиной смерти, которая наступила за 2 - 4 недели до экспертизы трупа.

По заключению медико-криминалистической экспертизы переломы костей черепа от трупа Д.С. могли быть образованы при неоднократном воздействии твердого тупого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью продолговатой формы и небольшого поперечного сечения, а также при ударах промежуточной и торцевой частью ножки табуретов, изъятых в квартире Д.А.

При оценке этих данных суд правильно отметил в приговоре, что заключения экспертиз в совокупности с другими доказательствами подтверждают наличие прямой причинной связи между смертью потерпевшего и умышленными действиями осужденных, а избранные ими орудия преступления, способ его совершения, локализация причиненных последнему телесных повреждений и т.д. свидетельствуют о направленности их умысла на убийство.

Указанные выводы суда мотивированы и основаны в приговоре на доказательствах, собранных по делу с соблюдением требований ст. ст. 69, 70 УПК РСФСР.

Доводы в жалобах относительно того, что показания осужденных, на которые суд сослался как на доказательства их виновности, получены якобы с нарушением закона, не соответствуют материалам дела и потому не могут быть признаны обоснованными.

Не установлено по делу и других нарушений норм УПК, на которые содержатся ссылки в жалобах. Выделение дела в отношении Д.А. также не повлияло на принятие судом правильного решения о виновности И. и М., поскольку это обстоятельство не повлекло последствий, указанных в ст. 345 УПК РСФСР.

Оценка же его (Д.А.) показаний в приговоре с точки зрения их допустимости в качестве доказательства основана на полном и объективном рассмотрении имеющихся в деле данных, в том числе характеризующих его психическое состояние.

При таких обстоятельствах осуждение И. и М. по ст. 10 ч. 2 п. "ж" УК РФ является обоснованным.

Наказание им назначено справедливое, с учетом тяжести содеянного и сведений о личности каждого, а также смягчающего в отношении М. обстоятельства, признанного доказанным.

Оснований для смягчения наказания осужденным Судебная коллегия не усматривает.

В связи с изложенным, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 26 апреля 2001 года в отношении И. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.К.ВЯЧЕСЛАВОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

В.В.РУСАКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"