||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 апреля 2002 г. N 19-кпо02-1

 

Предс.: Карташов А.Ю.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Кочина В.В.

судей Шишлянникова В.Ф. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 10 апреля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных А., М. и адвоката Подколзина А.П. на приговор Ставропольского краевого суда от 05 ноября 2001 года, которым

М., <...>, судимый 2 апреля 1987 г. по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "д" УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, наказание отбыл 29 декабря 1993 года,

осужден к лишению свободы:

по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР сроком на 12 лет, с конфискацией имущества;

по ст. 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР сроком на 14 лет;

по ст. ст. 15 - 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР сроком на 12 лет;

по ст. ст. 17 - 102 п. п. "а", "и" УК РСФСР сроком на 13 лет;

по ст. 218 ч. 2 УК РСФСР сроком на 1 год, от наказания освобожден в соответствии со ст. 78 УК РФ за истечением срока давности;

На основании ст. 40 УК РСФСР, по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима.

А., <...>, судимый 18 марта 1992 г. по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы, освобожден 6 октября 1994 г. условно-досрочно на 1 год 2 месяца 22 дня,

осужден к лишению свободы:

по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР сроком на 11 лет с конфискацией имущества;

по ст. 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР сроком на 14 лет;

по ст. 218 ч. 2 УК РСФСР сроком на 1 год, от наказания освобожден в соответствии со ст. 78 УК РФ за истечением срока давности.

На основании ст. 40 УК РСФСР, по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 41 УК РСФСР присоединено неотбытое наказание по приговору от 18 марта 1992 года и окончательно назначено 14 лет и 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения осужденных А., М., адвоката Насонова С.А., поддержавших доводы кассационных жалоб об отмене приговора, заключение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей изменить приговор в отношении М. и смягчить ему наказание по ст. 15 - 102 УК РСФСР, судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в разбойном нападении на водителя автомашины ВАЗ 2107 Р. и покушении на его убийство, совершенных в ночь с 16 на 17 октября 1994 года совместно с лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью, в разбойном нападении на водителя автомашины ВАЗ 2103 И. и его убийстве, совершенных ночью 9 октября 1994 года совместно с лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью, в разбойном нападении на водителя автомашины ЗАЗ 1102 Т. и его убийстве, совершенных 18 октября 1994 года совместно с лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью, в разбойном нападении на водителя автомашины "Москвич 2141" К. и соучастии в его убийстве, совершенных 29 октября 1994 года по предварительному сговору с А. и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью, в разбойном нападении на водителя автомашины "Таврия" С.В. и соучастии в его убийстве, совершенных 1 ноября 1994 года по предварительному сговору с А. и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью, в разбойном нападении на водителя автомашины ВАЗ 21099 А.В. и соучастии в его убийстве, совершенных 4 ноября 1994 года по предварительному сговору с А. и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью.

А. признан виновным в разбойных нападениях на водителей автомашин "Москвич 2141" К., "Таврия" С.В. и ВАЗ 21099 А.В., в умышленных убийствах этих водителей, совершенных 29 октября, 1 и 4 ноября 1994 года по предварительному сговору с лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью и при соучастии М.

Кроме того, М. и А. признаны виновными в незаконном ношении холодного оружия, однако освобождены от наказания за это преступление в связи с истечением срока давности.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании А. и М. вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный М., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным, при этом указывает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены неполно, односторонне, с обвинительным уклоном и нарушениями уголовно-процессуального закона, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в приговоре не указано, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты, считает противоречивыми выводы суда при оценке доказательств, при этом полагает, что суд не должен был класть в основу приговора показания обвиняемого С., а также свидетелей Д. и Г., просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В дополнительных жалобах осужденный М. приводит аналогичные доводы и, кроме того, указывает, что суд, основываясь на недопустимых доказательствах, пришел к неправильному выводу о том, что на Р. было совершено разбойное нападение и покушение на убийство, сам потерпевший давал об этом непоследовательные показания, а объективных доказательств его (М.) вины в этом преступлении нет, односторонне, по мнению осужденного, исследован эпизод нападения на И., считает, что судом не установлена причина смерти И., полагает, что выводы судебно-медицинской экспертизы по этому вопросу опровергаются показаниями представителя потерпевшего о том, что у нее сохранились окровавленные вещи мужа, которые следователь отказался приобщить к материалам дела и которые могли бы свидетельствовать о том, что смерть И. наступила не от механической асфиксии, а от комбинированной травмы, утверждает, что не причастен к нападению на И., С.В., Т. и А.В., просит переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ.

Осужденный А., оспаривая обоснованность осуждения, указывает, что уголовное дело в отношении него сфабриковано, предварительное следствие и судебное разбирательство проведены предвзято, с обвинительным уклоном, фактические обстоятельства установлены неправильно, в основу приговора положены первоначальные показания М. и С., в которых они его оговаривали, а также материалы дела, добытые на предварительном следствии с нарушениями уголовно-процессуального закона, показания потерпевших С.А., Р., свидетелей Б., М.К., Н., Ч., Р.Д., Г.Л., К.А., Н.И., Г.О. и другие доказательства, подтверждающие его невиновность, во внимание не принимались, утверждает, что инкриминируемых преступлений он не совершал, их совершили М. и С., с ними он впервые встретился 6 ноября 1994 года, имущества потерпевших у него не обнаружено, ножа у него не было, просит разобраться в деле и отменить приговор в отношении него, а дело производством прекратить.

В дополнительных жалобах осужденный А. приводит аналогичные доводы и, кроме того, указывает, что органами следствия не была приобщена к материалам уголовного дела и не исследована экспертами окровавленная подушка из машины потерпевшего И., что свидетельствует об односторонности предварительного следствия, судебное заседание также проведено односторонне и предвзято, судом оставлены без удовлетворения все его ходатайства, в том числе о вызове свидетелей, об отводе составу суда, об ознакомлении с материалами дела и протоколом судебного заседания, также просит отменить приговор и дело производством прекратить.

Адвокат Подколзин А.П., в защиту осужденного А., оспаривая обоснованность его осуждения, также считает приговор незаконным, постановленным по материалам дела, исследованным на предварительном следствии и в судебном заседании неполно, односторонне, с обвинительным уклоном и нарушениями уголовно-процессуального закона.

По мнению адвоката, выводы суда о виновности А. в содеянном не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на сомнительных, противоречивых и недопустимых доказательствах, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального закона, в основу приговора положены показания С. на предварительном следствии, которые являются противоречивыми, ходатайство защиты об исследовании в судебном заседании посмертных собственноручных записок С. (кассационной жалобы и замечаний на протокол судебного заседания) было необоснованно отклонено судом. По мнению адвоката, суд не должен был класть в основу приговора и показания М. на предварительном следствии, поскольку они даны в результате оказанного на него давления, при отсутствии защитника, недопустимым доказательством, по мнению адвоката, является и заключение биологической экспертизы N 689, так как вещественные доказательства (куртка А. и резиновые перчатки) были изъяты и приобщены к материалам дела с нарушением требований ст. ст. 169 и 171 УПК РСФСР, полагает, что объективных и достоверных доказательств вины А. в инкриминируемых преступлениях нет, просит приговор в отношении А. отменить и дело производством прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим частичной отмене и изменению.

Вопреки доводам жалоб, выводы суда о виновности осужденных в содеянном, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на показаниях лица (С.), в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью, изобличившего в ходе предварительного следствия М. и А. в совершении ими инкриминируемых преступлений, показаниях осужденного М. на предварительном следствии, в которых он полностью признал свою вину в содеянном и изобличил осужденного А. в совершении разбойных нападений на водителей К., С.В., А.В. и умышленном причинении им смерти, показаниях осужденного М., которые он давал в ходе предыдущих судебных заседаний, частично признавая свою вину в содеянном, показаниях потерпевшего Р. - водителя автомашины "ВАЗ-2107", подтвердившего факт разбойного нападения на него и покушения на убийство, совершенных в ночь с 16 на 17 октября 1994 года осужденным М. и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью, показаниях свидетеля М.С., о том, что он произвел задержание автомашины "ВАЗ-21099", принадлежавшей потерпевшему А.В., в которой находились осужденные А. и М. и последний управлял автомашиной, показаниях свидетеля Д. о том, что в процессе осмотра мест происшествия с участием подозреваемого М., последний добровольно рассказал о разбойных нападениях на водителей легковых автомашин и убийствах потерпевших, совершенных им, А. и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью, а также показал места, где с его помощью были обнаружены два трупа (т. 1 л.д. 47 - 51, т. 2 л.д. 15 - 21).

Кроме того, вина М. и А. в совершении инкриминируемых им разбойных нападениях и умышленных убийствах водителей, занимавшихся частным извозом, подтверждается перечисленными в приговоре протоколами следственных действий, заключениями экспертиз, в том числе и биологической N 689, согласно которого на окурках сигарет, изъятых из автомашины "ВАЗ-21099", принадлежавшей потерпевшему А.В., обнаружена слюна, происхождение которой не исключается от осужденного М. Происхождение пота на перчатках, обнаруженных в упомянутой автомашине, также не исключено от М. На медицинских перчатках, изъятых из куртки М., не исключается присутствие пота осужденного А. На куртке, изъятой у М., найдена кровь, которая могла принадлежать потерпевшим С.В. и И. На стойке воротника спортивной куртки осужденного А. найдены следы крови, происхождение которой не исключается от потерпевших С.В. и И. (т. 3 л.д. 137 - 148), другими доказательствами, анализ которых подробно изложен в приговоре.

Все доказательства, которые положены в основу приговора, были исследованы в ходе судебного разбирательства всесторонне, полно и объективно, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, им дана надлежащая оценка, позволившая суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины обоих осужденных в инкриминируемых им преступлениях.

Юридическая квалификация действий М. и А. дана судом правильно.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, по делу не установлено.

Все обстоятельства, на которые ссылаются осужденные и адвокат в кассационных жалобах, проверены в судебном заседании и опровергнуты в приговоре мотивированными выводами суда, основанными на всестороннем анализе доказательств.

Все заявленные ходатайства разрешены судом в соответствии с требованиями ст. 276 УПК РСФСР, о чем свидетельствует протокол судебного заседания.

При назначении осужденным наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о личности виновных, роль каждого в содеянном, а также все обстоятельства дела.

Однако приговор в части назначения М. наказания по ст. ст. 15 - 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР необходимо изменить и с учетом ч. 3 ст. 66 УК РФ, определяющей наказание за покушение на преступление, требования которой судом не выполнены, смягчить назначенное М. наказание до 8 лет лишения свободы.

Назначенное М. наказание по другим статьям УК РСФСР, а также по совокупности преступлений является обоснованным и смягчению не подлежит.

Не подлежит смягчению и наказание, назначенное осужденному А., поскольку оно соответствует требованиям закона.

В связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности за незаконное ношение холодного оружия, суд освободил осужденных от наказания за преступление, предусмотренное ст. 218 ч. 2 УК РСФСР. Между тем, согласно п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, уголовное дело подлежит прекращению за истечением сроков давности.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 5 ноября 2001 года в отношении М. и А. в части осуждения по ст. 218 ч. 2 УК РСФСР отменить и дело производством прекратить за истечением сроков давности.

Этот же приговор в отношении М. изменить, смягчить ему наказание по ст. ст. 15 - 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР до 8 (восьми) лет лишения свободы.

На основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 146 ч. 3, 15 - 102 п. п. "а", "и", "н", 17 - 102 п. п. "а", "и" УК РСФСР назначить М. 14 (четырнадцать) лет лишения свободы, с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

А. считать осужденным на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 146 ч. 3 и 102 п. п. "а", "и", "н" УК РСФСР к лишению свободы сроком на 14 лет с конфискацией имущества и на основании ст. 41 УК РСФСР по совокупности приговоров к 14 годам и 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении М. и А. оставить без изменения, а кассационные жалобы, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"