||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 апреля 2002 г. N 64-О02-8

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Фроловой Л.Г. и Дубровина Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 10 апреля 2002 года дело по частным жалобам обвиняемых К.В., П., К.И., А.В., А.И., адвокатов Янчука И.И., Дорофеева А.В., Бруева В.М., Климова В.Ф., Милованова С.В., на постановление судьи Сахалинского областного суда от 24 декабря 2001 года, которым удовлетворено ходатайство прокурора Сахалинской области и продлен срок содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела и направления дела в суд, но не более чем на шесть месяцев, то есть 25 июня 2002 года, в отношении

А.В., <...>, чеченца, несудимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з", 115 УК РФ,

А.И., <...>, чеченца, несудимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 1, 222 ч. ч. 2, 3, 4, 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з", 115 УК РФ,

К.И., <...>, русского, несудимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з", 115 УК РФ,

К.В., <...>, белоруса, несудимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з", 115, 222 ч. 2 УК РФ.

П., <...>, русского, несудимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "е", "ж", "з", 115 УК РФ.

Сроки содержания под стражей продлены судьей также в отношении

Я., <...>, русского, несудимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3, 105 ч. 2 "е", "ж", "з", 115 УК РФ, постановление судьи в отношении которого не обжалуется и не опротестовывается.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения адвоката Дорофеева А.В. в защиту П., заключение прокурора Ерохина И.И., полагавшего постановление судьи оставить без изменения, частные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

24 июня 2000 года возбуждено уголовное дело по факту убийства Т. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

31 января 2001 года заместителем прокурора Сахалинской области возбуждено уголовное дело по факту причинения К.Д. легкого вреда здоровью, по признакам преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ.

1 февраля 2001 года указанные дела соединены в одно производство.

25 июня 2000 года по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ, были задержаны А.В., А.И., К.И., П., Я. в порядке ст. 122 УПК РСФСР, 27 июня 2000 года к ним была применена мера пресечения в виде заключения под стражу на основании ст. 90 УПК РСФСР.

3 июля 2000 года А.В., П., 4 июля 2000 года К.И., А.И., Я. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

9 июля 2000 года по подозрению в совершении преступления предусмотренного ст. 105 ч. 2 УК РФ, в порядке ст. 122 УПК РСФСР, был задержан К.В., 12 июля 2000 года в отношении него, на основании ст. 90 УПК РСФСР, была избрана мера пресечения - заключение под стражу.

18 июля 2000 года К.В. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Срок предварительного следствия продлевался: прокурором Сахалинской области - до 5 месяцев и заместителем прокурора Сахалинской области - до 6 месяцев, то есть до 24 ноября и 24 декабря 2000 года соответственно, заместителем Генерального прокурора Российской Федерации - до 9, 12, 15 месяцев, то есть до 24 сентября 2001 года.

Сроки содержания под стражей обвиняемых А., К.И., П., Я. продлевались: прокурором Сахалинской области до 4 месяцев 30 дней, до 5 месяцев 30 дней; заместителем Генерального прокурора Российской Федерации - до 8 месяцев 30 дней, 12 месяцев, Генеральным прокурором Российской Федерации - до 14 месяцев 30 дней и до 17 месяцев 30 дней, то есть до 24 декабря 2001 года.

Срок содержания под стражей обвиняемого К.В. продлевался прокурором Сахалинской области до 4 месяцев 15 дней, до 5 месяцев 15 дней; заместителем Генерального прокурора Российской Федерации - до 8 месяцев 15 дней, 11 месяцев 15 дней; Генеральным прокурором Российской Федерации до 14 месяцев 15 дней и 17 месяцев 30 дней, то есть до 24 декабря 2001 года.

23 и 24 апреля 2001 года обвиняемым было объявлено об окончании предварительного следствия и с 25 апреля 2001 года с ними начато выполнение требований ст. 201 - 203 УПК РСФСР.

16 мая, 9 июля, 13 августа и 1 октября 2001 года производство предварительного следствия возобновлялось в связи с необходимостью возбуждения ходатайства о продлении срока предварительного расследования и содержания обвиняемых под стражей и приобщения к материалам дела ходатайств, после чего вновь выполнялись требования ст. ст. 200 - 203 УПК РСФСР.

К моменту обращения прокурора Сахалинской области с ходатайством о продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, требования ст. 201 УПК РСФСР выполнены в полном объеме с обвиняемыми А.И., К.В., П.

Обвиняемые Я., К.И. и А.В. не ознакомились в полном объеме с материалами дела.

18 декабря 2001 года прокурор Сахалинской области в порядке ч. 4 ст. 97 УПК РСФСР, обратился с ходатайством в суд о продлении обвиняемым срока содержания под стражей до окончания ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела и направления прокурором дела в суд, но не более чем на 6 месяцев.

Судьей данное ходатайство удовлетворено.

Основанием к этому в постановлении указано, что при избрании меры пресечения обвиняемым в виде заключения под стражу, продлении сроков содержания под стражей, а также сроков предварительного следствия, органами предварительного следствия соблюдены требования уголовно-процессуального закона. Кроме того, судьей, при разрешении ходатайства учтена тяжесть преступлений, в совершении которых обвиняются А.В., А.И., К.И., П., К.В., перечисленные в ходатайстве причины препятствующие ознакомиться всем обвиняемым с материалами дела до истечения предельного срока содержания их под стражей.

На данное решение судьи поданы частные жалобы, в которых:

обвиняемые П., К.В., К.И., А.И., А.В., адвокаты: Янчук И.И., в защиту интересов К.И., Дорофеев А.В., в защиту интересов П., Бруев В.М., в защиту интересов К.В., Климов В.Ф., в защиту интересов А.И., Милованов С.В., в защиту интересов А.В., просят отменить постановление судьи. Утверждают, что указанным обвиняемым изначально необоснованно была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, сроки их содержания под стражей продлевались также незаконно, считают, что в материалах дела не содержится данных, подтверждающих вину обвиняемых в совершении инкриминируемых им преступлений, ссылаются на применение в ходе предварительного следствия незаконных методов его ведения с использованием содержания обвиняемых в условиях заключения под стражу, полагают, что при рассмотрении судьей ходатайства прокурора было нарушено право К.В. на защиту, выразившееся в ущемлении его права воспользоваться услугами избранного им защитника, не соблюдены сроки рассмотрения ходатайства прокурора, полагают также, что срок содержания под стражей обвиняемых, которые ознакомились с материалами дела в полном объеме не мог быть продлен по ходатайству прокурора, обвиняемый К.И. ссылается на ухудшение здоровья в связи с содержанием под стражей, утверждает, что не скроется от следствия и суда в случае изменения ему меры пресечения на не связанную с заключением под стражу, обвиняемый П. утверждает также, что не будет влиять на ход следствия и не может этого сделать поскольку следствие по делу уже закончилось.

В возражениях на частные жалобы обвиняемых и защитников прокурор Кочерга Л.Н. просит постановление судьи оставить без изменения, частные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований к отмене постановления судьи.

Так содержащиеся в постановлении судьи выводы о том, что при избрании меры пресечения обвиняемым в виде заключения под стражу, продлении сроков содержания под стражей, органами предварительного следствия соблюдены требования уголовно-процессуального закона, основаны на материалах дела.

Как усматривается из материалов дела, мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась уполномоченными на то должностными лицами, в отношении каждого подозреваемого, конкретно, адресно, с соблюдением требований ст. ст. 11, 89 - 92, 96 - 97 УПК РСФСР, с указанием в соответствующих документах оснований избрания таковой, в том числе наличия достаточных оснований полагать, что каждый из них, находясь на свободе, может скрыться от предварительного следствия, оказать влияние на свидетелей, чем воспрепятствовать установлению истины по делу, а также тяжести преступления, в совершении которого они подозревались (л.д. 31 - 36).

При продлении сроков содержания обвиняемых под стражей помимо указанных обстоятельств, как это указано в соответствующих документах, учитывались такие данные о личности каждого из обвиняемых, как возраст, состояние здоровья, семейное положение (л.д. 70 - 82). А при продлении сроков содержания под стражей обвиняемых до 24 декабря 2001 года (предельных), и.о. Генерального прокурора РФ принята во внимание также и цель обеспечения исполнения приговора (л.д. 82).

С учетом изложенного судебной коллегией признаются правильными выводы судьи об избрании меры пресечения К.В., П., К.И., А.В., А.И. и продления сроков их содержания под стражей, вплоть до 24 декабря 2001 года, при наличии к тому законных оснований и предусмотренных законом условий.

При таких обстоятельствах следует признать правильным и решение судьи об удовлетворении ходатайства прокурора о продлении сроков содержания под стражей указанным обвиняемым, как содержащего аналогичное обоснование невозможности отмены меры пресечения в виде заключения под стражу каждому из обвиняемых до момента окончания ознакомления всех обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела и направления дела в суд, но не более чем на шесть месяцев.

Судьей, при разрешении ходатайства, также обоснованно, в соответствии с просьбой, содержащейся в ходатайстве прокурора, учтена тяжесть преступлений, в совершении которых обвиняются А.В., А.И., К.И., П., К.В., перечисленные в ходатайстве причины, препятствующие ознакомиться всем обвиняемым с материалами дела до истечения предельного срока содержания их под стражей, в том числе объемность следственного материала.

С учетом изложенных обстоятельств, следует признать, что судьей, обоснованно, с учетом положений п. 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 декабря 1998 года, решен вопрос об удовлетворении ходатайства прокурора о продлении сроков содержания под стражей перечисленных обвиняемых, в том числе тех из них, которые уже закончили ознакомление с материалами дела.

Таким образом, судья, принимая решение об удовлетворении ходатайства прокурора, обоснованно приняла во внимание все фактические обстоятельства дела, подтверждающие невозможность отмены меры пресечения в отношении обвиняемых в виде заключения их под стражу.

При таких данных судебная коллегия признает несостоятельными доводы частных жалоб о том, что А.В., А.И., К.И., П., К.В. изначально необоснованно была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, о незаконном продлении сроков их содержания под стражей, незаконности ходатайства прокурора о продлении сроков содержания под стражей обвиняемых до 25 июня 2002 года, а также решения судьи об удовлетворении этого ходатайства, нарушении уголовно-процессуального закона и Конституции РФ при разрешении этого ходатайства.

В том числе не усматривается судебной коллегией нарушений права на защиту обвиняемого К.В. при рассмотрении дела судьей.

Как видно из материалов дела, судом принимались исчерпывающие меры к уведомлению адвоката Бруева, защищающего интересы обвиняемого К.В. о дне рассмотрения ходатайства прокурора о продлении сроков содержания под стражей: направлялась телеграмма, отправлялись факс и телефонограмма - по месту жительства адвоката, направлялось сообщение в Президиум коллегии адвокатов, опрашивались родственница адвоката (дочь) и следователь, однако место нахождения адвоката установлено не было. При таких данных, а также с учетом отведенного законом времени для рассмотрения ходатайства прокурора, судом обоснованно, для защиты интересов обвиняемого был приглашен защитник по назначению юридической консультации.

Ссылки в жалобах на неподтверждение материалами дела вины обвиняемых в инкриминируемых им преступлениях, применение к ним недозволенных методов ведения следствия, не могут служить основанием к отмене постановления судьи, поскольку при принятии решения по ходатайству прокурора указанные вопросы не обсуждались и судебного решения по ним не принималось.

На основании изложенного судебная коллегия полагает, что постановление судьи об удовлетворении ходатайства прокурора о продлении сроков содержания под стражей А.В., А.И., К.И., П., К.В., является законным и обоснованным.

Руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

постановление судьи Сахалинского областного суда от 24 декабря 2001 года в отношении А.В., А.И., К.И., К.В., П., оставить без изменения, частные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"